Партнери




    Вхід на сайт   >>
Розгорнути меню

підписати
відписати
  



Головна » Наші статті » Історія в деталях
Пятый прокуратор Иудеи (О «литературном» и «историческом» Пилате)
20 March 2013 23:41
Протоиерей Олег Скнарь

Уже две тысячи лет богословы, историки, писатели, художники пристально всматриваются в образ этого человека. Его имя не было известно большинству современников, проживавших в Римской империи. Но сегодня около двух миллиардов христиан в разных уголках нашей планеты, читая Символ веры, произносят имя Понтия Пилата, осознавая реальность событий, которые изменили ход человеческой истории – «…распятого же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавша, и погребена. И воскресшего в третий день по Писанием…».

 

Николай Ге «Христос и Пилат», 1890 г.
 

«В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца Ирода Великого вышел прокуратор Иудеи Понтий Пилат» (М. Булгаков «Мастер и Маргарита»).

На протяжении очень длительного периода большинство наших соотечественников с помощью данного булгаковского фрагмента рисовало образ пятого римского прокуратора провинции Иудея – Понтия Пилата.

Действительно, из-за определенных обстоятельств для многих читателей известного романа М.Булгакова «Мастер и Маргарита», Понтий Пилат был больше легендарным, художественным образом. Мифологическая школа[1] также приложила немало усилий, чтобы большинство персонажей Евангельского повествования потеряли реальный образ в истории.

Сегодня одним из важнейших исторических источников наших знаний о Понтии Пилате, на которые мы будем опираться, являются труды еврейско-римского историка Иосифа Флавия. Равно для нас важны и письменные свидетельства таких историков, как: Филон Александрийский, Тацит, Светоний, Евсевий Кесарийский и др.

Кесарийский артефакт

К сожалению, вплоть до ХХ в., помимо литературных свидетельств, не было никаких археологических материальных доказательств пребывания такого римского наместника как Понтий Пилат в провинции Иудея.

И поистине сенсационным было сообщение, что в 1961 г. участниками итальянской археологической экспедиции во время раскопок театра в Кейсарии (Израиль) был обнаружен артефакт, который в корне изменил отношение к прокуратору как к историческому лицу даже упрямых скептиков и рационалистов.

Вот текст памятника:

«………STIBERIEUM

………TIUSPILATUS

………ECTUSIUDA…E»

Фрагмент стелы – с надписью на латыни в левой части – был искусственно стесан рабочими в IV в. по Р.Х. для его вторичного употребления в качестве ступени лестницы у северной части орхестры театра. Но специалисты по призрачной эпиграфике, все же, попытались восстановить надпись:

«[CAESARIEN]S TIBERIEUM

[PON]TIUS PILATUS

[PRAEF]ECTUS IUDA[EA]E»

 «Жителям Кейсарии Тиберий

……… …Понтий Пилат

 …………префект Иудеи»

Обнаруженный артефакт не только материально подтвердил письменные свидетельства римских и еврейских историков о реальном существовании Пилата, но и положил конец спорам, которые велись по поводу официального титула римского наместника. Дело в том, что в Вульгате (Vulgata Versio «общепринятая версия» - перевод блаженного Иеронима Стридонского на латинский язык Священного Писания (V в.)) Понтий Пилат именуется прокуратором, а в Иудее, по мнению многих историков, со времени установления прямого правления Рима (6 г. по Р.Х.) были префекты («смотритель, блюститель»). Поразительно, но именно это также спровоцировало появление сомнений вокруг историчности римского наместника. Помимо Вульгаты «прокуратором» Пилат титулуется только у Тацита. Евангелисты называют Пилата просто ἡγεµών – «правитель» (Мф. 27:2; Лк. 3:1).

Сегодня уже очевидно, что в большинстве греческих текстов I – II вв. титулатура не имеет единообразия, и сановник, официально именовавшийся префектом, во многих источниках часто назывался ἐπίτροπος – «наместник». Так, например, Понтия Пилата называли Филон Александрийский и Евсевий Кесарийский.

В свое время крупнейший знаток римской истории Т.Моммзен отметил, что префектами у римлян первоначально назывались командиры вспомогательных конных и пеших отрядов, а со времен Августа должность перфекта стала военно-административной: помимо префекта претория – командира преторианской гвардии – появился городской префект Рима, заменивший городского претора; несколько префектов отправлялись в важнейшие императорские (не сенаторские) провинции. Одной из них и была Иудея, куда был направлен как императорский префект Понтий Пилат.

Информация к размышлению

По некоторым сведениям, Понтий Пилат родился в 10 г. до Р.Х. в Лугдунуме в Галлии (ныне г. Лион). Pontius – это, по всей видимости, родовое имя Пилата, указывающее на его принадлежность к римскому роду Понтиев. Что касается наименования Пилат (Pilatus), можно предположить, что это прозвище, которое было получено будущим наместником Иудеи в начале военной карьеры. Pilum – метательное копье римских пехотинцев с тяжелым древком, использовавшееся в ближнем бою.

Основной целью метания этого копья – вонзить в щит противника. Вонзаясь в щит, орудие пробивало металлическую обшивку, глубоко погружаясь в деревянную основу щита. Противник не имел возможности дальше вести бой, не сбросив с себя щит, т.к. тяжелое древко этого копья лишало его маневренности, что и преследовалось метателями. Скорее всего, ещё в молодости, во время военных компаний, будущий римский префект и получил это прозвище Pilatus, прекрасно владея этим метательным оружием.

В государственную ближневосточную командировку Пилат отправился в сопровождении своей супруги Клавдии, незаконной дочери здравствующего императора Тиберия (это необходимо запомнить, так как в дальнейшем эта родственная деталь нам пригодится), и внучки императора Августа Октавиана.

Особенности римского прокураторства

«Хороший пастух стрижет своих овец, но не сдирает с них шкуры» – такую директиву получали от императора Тиберия все сановники, представлявшие власть Римского престола в провинциях империи.

Но титулатура Procurator – «заведующий доходами императора, или попечитель» – понималась самими прокураторами не всегда верно. Очень часто казна императора путалась с собственными карманами. И командировка в римские провинции рассматривалась чиновниками как возможность умножения личного благосостояния. Само же налогообложение было произвольным и часто принимало пропорции конфискации. Не менее возмутительны были и способы поборов. Налогоплательщиков, не способных больше делать взносы в «имперскую» казну, бросали в тюрьмы.

Иудея в этом отношении не была исключением, а так как она была беднее других провинций, то быстрее оскудевала и разгул поборов именно здесь чувствовался намного болезненней.

Начало – первые столкновения

Новый римский префект Иудеи Понтий Пилат вступил в свои права в 25 г. по Р.Х., расположившись в городе-резиденции, как и все его предшественники-прокураторы (Копоний, Марк Амбивий, Руф Тиней, Валерий Грат) в Кейсарии Приморской (Ceasarea Maritima).

По всей видимости, предшественники Понтия Пилата уже смогли сформировать у местного населения «особое настроение» по отношению к римскому присутствию на Святой Земле. Наверняка и сам Пилат слышал о строптивости евреев, неоднократные восстания которых приходилось подавлять его предшественникам. Поэтому объясним жест, которым Пилат начал свое правление на Святой Земле – им он попытался продемонстрировать свое презрение к местному населению – евреям и их религиозным законам. А именно – Пилат приказал внести в Иерусалим штандарты с изображением императора. Но чтобы не подвергать напрасно своих солдат риску, эта операция была проведена ночью. И когда утром жители Иерусалима увидели римские знамена, солдаты были уже в своих казармах.

Эта история очень подробно описана Иосифом Флавием, еврейско-римским историком, причем на этом она не закончилась. Побоявшись самовольно убрать штандарты (по всей видимости, этого только и ждали легионеры в своих казармах) жители Иерусалима отправились в Кейсарию для встречи с прибывшим новым наместником Рима. Здесь, по свидетельству Иосифа Флавия, Пилат был непреклонен, ведь убрать штандарты – равносильно оскорблению императора.

Но на шестой день демонстрации – то ли в силу того, что Пилат не хотел начинать вступление в должность массовым избиением мирного населения, то ли он получил особые инструкции из Рима сдерживать себя – Понтий Пилат приказал вернуть штандарты в Кейсарию (?!). Скорее всего, причиной такого поворота событий в этой истории, как и в некоторых других эпизодах «Иудейской войны» Иосифа Флавия, было желание автора представить самого прокуратора и своих соотечественников перед римским читателем в выгодном свете.

Можно сказать, что первое столкновение между Пилатом и туземным населением окончилось победой последних, и, по всей видимости, именно этот прецедент, обостривший ненависть прокуратора, и объясняет последующее отношение к подобным ситуациям.

Иерусалимский акведук

Но настоящий конфликт между местным населением и римским наместником произошел после принятого Пилатом решения расширить сеть водоснабжения Иерусалима. Именно для осуществления этого проекта прокуратор обратился за субсидированием к казне Иерусалимского Храма. Но все бы обошлось, если бы Понтий Пилат добился финансирования путем переговоров и добровольного согласия казначеев Храма для участия в этом проекте.

Понтий Пилат совершил беспрецедентный поступок – нужную сумму он просто изъял из казны! Понятно, что со стороны еврейского населения этот недопустимый метод спровоцировал соответствующую реакцию – восстание. «Много десятков тысяч иудеев собралось около рабочих, занятых сооружением водопровода, и стали громко требовать, чтобы наместник оставил свой план». В типичной для обозревателя «Иудейских древностей» манере Иосиф Флавий попытался смягчить ситуацию: «Как то обыкновенно бывает в таких случаях, некоторые из них позволили себе при этом оскорбить Пилата ругательствами».

Но, по всей видимости, это было не только последней каплей в терпении римского прокуратора, но и поводом к решительным действиям. Пилат «распорядился переодеть (в штатскую одежду) значительное число солдат, дал им дубины, которые они должны были спрятать под платьем».

Легионеры окружили толпу и после того, когда приказ разойтись ими был проигнорирован, Пилат «подал воинам условный знак, и солдаты принялись за дело гораздо более рьяно, чем то было желательно самому Пилату. Работая дубинами, они одинаково поражали как шумевших мятежников, так и совершенно невинных людей. Иудеи, однако, продолжали держаться стойко; но так как они были безоружны, а противники их вооружены, то многие из них тут пали мертвыми, а многие ушли, покрытые ранами. Таким образом, было подавлено возмущение».

Галилейские паломники или зелоты?

Следующее сообщение о жестокости Пилата находится в евангельском повествовании от евангелиста Луки. «В это время пришли некоторые и рассказали Ему о Галилеянах, которых кровь Пилат смешал с жертвами их» (Лк. 13:1).

Несмотря на то, что вокруг этого стиха можно строить разные догадки, очевидным является следующее: речь шла об известном в то время событии, так как перед словом Γαλιλαίων стоит артикль τῶν. Мы можем только предполагать, на самом деле не зная подлинных мотивов Пилата, что, по всей видимости, им была отождествлена группа галилейских паломников с мятежными зелотами-галилеянами. А это и стало причиной неожиданной резни прямо в Иерусалимском Храме во время уставного жертвоприношения.

Еще одно столкновение, описанное еврейским историком Филоном Александрийским (25 г. до Р.Х. – 50 г. по Р.Х.), происходит спустя небольшой временной отрезок опять же в Иерусалиме. По приказу Пилата на стенах его иерусалимской резиденции – дворце Ирода Великого, были повешены золотые щиты, на этот раз без изображения императора, но с текстами от посвятившего эти щиты: «посвятил такой-то такому-то». И вновь группа парламентариев от местного населения, возглавляемая четырьмя князьями из семьи Ирода Великого, обращается к Пилату с просьбой убрать щиты. Свою просьбу делегаты подкрепляют угрозой жалобы самому императору, которого они многозначительно называют своим господином.

Первое, на что следует обратить внимание: совершенно невероятно, чтобы император стал вмешиваться в решения своего зятя-префекта по такому незначительному поводу (об отношении императора к Иерусалиму и вообще к евреям мы поговорим ниже), даже если бы это закончилось конфискацией дворца в пользу римского престола, как это было в подобных ситуациях в Галлии, Испании, Сирии, Греции и т.д.

Второе: дворец Ирода был зданием, не имевшим никакого религиозного значения. После смерти Ирода Великого дворец служил иерусалимской резиденцией римских наместников, и новые хозяева дворца, ни сколько не оскорбляя чувств религиозного населения, могли обозначить его своими видимыми символами. Вероятно, основной причиной протеста было возмущение представителей семьи Ирода (ведь номинально дворец продолжал принадлежать им), под водительством которых и было организовано возмущение, вызванное желанием вернуть прежний вид фасада родового дворца.

Примечательно то, что в приведенном выше случае, как и в подобных ситуациях, евреи пытались изменить политику Пилата путем апеллирования к суду императора. Наступило время представить подлинное отношение самого Тиберия в частности и политики Рима по отношению к евреям и Иудее, что способно пролить свет на вопросы: почему именно здесь оказался Понтий Пилат и почему именно он? А также понять саму ситуацию, которая сложилась к этому времени на Ближнем Востоке.

Из римских источников нам известно, что именно при императоре Тиберии был издан ряд указов, по которым был запрещен «еврейский культ» и подвергались сожжению все предметы религиозного орната «суеверной религии» в самом Риме и его окрестностях.

По свидетельству Светония, именно «евреи, способные носить оружие, были призваны на военную службу в подразделения, находившиеся в районах, где свирепствовали эпидемии. Люди же, по возрасту не подлежащие военной повинности, высылались в дальние провинции без права вернуться в Рим. Нарушившие этот запрет – отдавались в рабство». А Иосиф Флавий уточняет, что те евреи, которые уклонялись от воинской службы, ссылаясь на религиозные законы, подвергались смертной казни.

По всей видимости, идеологом подобной политики римского престола, своего рода Гиммлером Древнего Рима, был всемогущий советник императора Тиберия Сежан. Именно он, по свидетельству Евсевия Кесарийского, предпринимал «энергичные шаги по истреблению всей еврейской расы».

Существует предположение некоторых историков, что именно по рекомендации Сежана Тиберий направил в Иудею Понтия Пилата. Уникальной по своему является характеристика, которая, по сути, чуть ли не единственная, данная Пилату его современником: «природно жесткий, упрямый и безжалостныйразвратен, груб и агрессивен, он насиловал, надругался, неоднократно убивал и постоянно зверствовал» (Филон Александрийский «О посольстве к Гаю»).

Именно императору Тиберию принадлежат слова: «Пусть меня ненавидят, лишь бы боялись». По всей видимости, Понтий Пилат, являясь покорнейшим слугой своего императора-тестя, пытался в чем-то сыновне подражать, а по приведенным выше эпизодам из истории его наместничества в Иудее можно смело говорить о том, что Пилат решительно проводил политику своего родственного патрона по отношению к местному населению. Поэтому вряд ли угроза возмущенного населения Иудеи о жалобе на Пилата императору Тиберию могла бы испугать римского наместника и остановить в его методах усмирения евреев.

Интересным является и тот факт, что сохранившиеся «пруты» – бронзовые монеты, отчеканенные в период прокураторства Понтия Пилата в Иудее, также отражают неуважение и открытое презрение к культуре местного населения. Пилат был единственным прокуратором, который позволял себе чеканку на монетах языческих символов (simpulum– церемониальный ковш для жертвенных возлияний, lituus – жезла языческих жрецов), что оскорбляло религиозные чувства евреев.

Опираясь на свидетельства древних источников, мы можем представить психологический портрет римского префекта следующим: несомненно, Понтий Пилат, был жестким, грубым, лишенным всякой сентиментальности человеком. Вне зависимости от ситуации он без колебания прибегал к насилию для достижения своих целей.

Апокрифическая метаморфоза

Для христианского же сообщества на протяжении 2000 лет образ римского наместника, в чье прокураторство был распят Господь Иисус Христос, часто представлялся иначе. В евангельском повествовании Понтий Пилат изображен как нерешительный, сострадательный человек, допускающий даже невиновность Галилейского Учителя.

Невольно вспоминается описание Иосифом Флавием побоища, в котором еврейско-римский историк боится прямо уличить Пилата, а вину жестокости расправы перебрасывает на якобы «переборщивших» легионеров: «солдаты принялись за дело гораздо более рьяно, чем то было желательно самому Пилату». Действительно, прямо обвинить римского наместника, представлявшего в Иудее самого императора, Иосиф Флавий, находившийся на службе у римлян, никак не мог. Отсюда смягчение повествования и «отбеливание» личности Пилата.

В среде раннехристианской общины получили очень широкую известность документы, которые по своему характеру напоминали стенографические отчеты. Хорошо отлаженная работа добросовестных архивариусов в римских провинциях давала надежду на существование канцелярских документов, зафиксировавших такой громкий процесс, как суд над Христом. Сочинение, изобилующее всевозможными деталями суда над Спасителем, известное под названием «Acta Pilati» (Акты Пилата), упоминалось уже во IIв. св. Иустином Мучеником, а позднее Тертуллианом и Григорием Турским.

Скорее всего, составляя многие апокрифические памятники-свидетельства («Acta Pilati» - «Акты Пилата»; «Gesta Pilati » - «Донесение Пилата» и т.д.), созданные задним числом и повествующие о судебном процессе над Христом и участии в Его деле Пилата, руководствовались все тем же принципом: заменяли враждебность первохристианской общины к виновнику, вынесшему смертный приговор, на допустимость того, что Пилат в будущем раскаялся и, мало того, стал христианином (?!).

В этой связи очень интересен апокрифический памятник, возводящий свое авторство к Никодиму – тайному ученику Христа, вероятнее всего, по той же причине, по которой имена апостолов (Петра, Фомы, Филиппа) появлялись в заглавиях других апокрифов. К слову, «Евангелие от Никодима» было хорошо известно у нас на Руси. Один из древнейших списков этого памятника датируется XIII в. (библиотека храма св. Софии г. Новгорода).

К числу псевдодокументов мы можем также отнести «Письмо Пилата Клавдию Кесарю», «Возношение Пилата», «Письмо Пилата Ироду Тетрарху», «Приговор Пилата», причем диапазон создания этих подделок растянулся от II в. до позднего Средневековья.

Антонио Чизери. «Ecce Homo» (Се, Человек!)

В свете вышесказанного интересным является также тот факт, что в Эфиопской Церкви Понтий Пилат и его жена Клавдия Прокула причислены к лику святых (день памяти 25 июня).

В одной из средневековых эфиопских рукописей, называемой «Исповедью Пилата», в уста Пилата вкладывается такое исповедание, произнесенное у гроба Спасителя: «Я верую, что Ты воскрес и мне явился, и верую также, что Ты, Господи, не будешь судить меня, ибо я действовал, осуждая Тебя, из боязни евреев. Верую в Твои слова и в дела, которые Ты Совершил, когда находился среди людей».

Несомненно, эта легенда, как и другие предания, представленные в апокрифической литературе, имеют очень условное отношение к историческому Пилату.

Что подтолкнуло к такой метаморфозе христианских писателей?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос необходимо представить историческую атмосферу, в которой находилась немногочисленная община первых христиан.

Дело в том, что в течение второй половины I века и начала II века христиане отчаянно боролись даже за малую толику терпимости со стороны римских властей. Римляне отказывались рассматривать легальное существование новой религии (христианства), считая её невежественной и суеверной, особо не отличая её от иудаизма.

Первохристианская община со своей стороны якобы подавала повод неприятия римлянами их религиозных убеждений по одной, но очень веской причине – упорный отказ христиан поклоняться римскому императору как божеству. А это рассматривалось, как оскорбление императорского величества, что автоматически признавалось преступлением римского закона «Сrimen laesae maiestatis».

Согласно этому закону, отрицание божественности императора, равно как и критика любого поступка, совершенного императором, или слов, сказанных монаршей особой, влекло за собой смертную казнь. Та же участь ожидала и храбреца, носившего одежду, похожую на одежду императора, и человека, не снявшего кольцо с изображением императора в публичном доме.

Разгневанные «непреклонным упрямством» и ревностной верностью христиан «извращенному суеверию», а также за поклонение как Богу «преступнику, судимому и казненному по римскому закону за его притязание на власть, превышающую власть самого императора» римляне жестоко преследовали христиан.

Для христианской апостольской общины не было задачи более насущной, чем убедить римское правительство и общественное мнение изменить свое отношение к новой религии и к её Основателю. Признание христианами справедливости римского обвинения Христа или упрек римскому правительству за Его осуждение и распятие могли лишь усугубить положение христиан и навлечь очередную волну погромов. А из этого вытекает, что в жизненных интересах первых христиан было необходимым представить римские власти положительно настроенными ко Христу, к Его учению и самое главное – избежать обвинения римских властей в причастности к осуждению и к казни Спасителя.

Зафиксированный в евангельском повествовании ход судебного разбирательства Пилата над Христом должен был убедить римскую сторону, что гонение на христиан несправедливо и лишено всякой основы, так как сам Пилат – римский наместник – признал невиновность Иисуса из Назарета в предъявленных обвинениях.

По всей видимости, это было основной причиной, которая побудила евангелистов освободить Понтия Пилата от всякой ответственности за распятие Спасителя, обвинив главным образом евреев-иудеев, ненавистных, в первую очередь, римлянам, а также и христианам, которые ко времени фиксации евангельского повествования уже полностью растождествили себя с еврейской традицией.

Нам определенно известно, что Господь был приговорен к смерти именно Пилатом, представлявшем в то время высшую римскую власть в Иудее. Смертный приговор был также приведен в исполнение когортой римских солдат, Спаситель был распят на кресте, что само по себе должно обратить на себя внимание, ведь распятие на кресте – это римская традиция смертной казни.

Спустя примерно 80 лет после смертной казни Господа на Голгофе римский историк Тацит также утверждал, что вся ответственность за распятие Христа лежит исключительно на Понтии Пилате: «Прозвание это (христиане) идет от Христа, который в правление Тиберия был предан смертной казни прокуратором Понтием Пилатом. Подавленное на некоторое время, это зловредное суеверие распространилось опять и не только в Иудее, где возникло это зло, но и в самом Городе (Риме)…» («Аналлы» XV, 44:3).

После Распятия

В 36 г. по Р.Х., спустя несколько лет после распятия Христа Спасителя – Иисуса из Назарета, Пилат устроил очередной зверский погром – на этот раз поплатилась жизнью народность, проживающая к северу от Иудеи – самаритяне. В карательной экспедиции со стороны римлян принимали участие кавалерия и отряды пехоты.

Окружив деревушку Тирафан, войска римлян фактически застали самаритян врасплох. После внезапной атаки, расправившись с пытавшимися дать отпор, Пилат отдал распоряжение казнить «влиятельнейших и наиболее выдающихся» взятых в плен местных жителей. Иосиф Флавий подробно остановился на этом событии, так как именно после этого инцидента римского наместника отозвали в Рим. Фактически на этом закончилась ближневосточная миссия Пилата.

Что касается дальнейшей судьбы Понтия Пилата, никаких достоверных сведений о его жизни после отъезда из Иудеи в конце 36 г. не имеется.

Сохранилось множество гипотез, которые, не смотря на различность каких-то деталей, сводятся к одному – Пилат закончил жизнь самоубийством.

Первым об этом упомянул Флегон (историк начала II в., составивший хроники по Олимпиадам).

Евсевий Кесарийский, ссылаясь на римских историков, также констатирует суицид Пилата: «Понтий Пилат, впав во многие нечестия, умертвил себя собственною рукою, как о том пишут римские историки».

Судя по всему, никто не смог заступиться за бывшего римского прокуратора Иудеи, когда тот добрался до Рима, и это, скорее всего, было причиной отчаяния, которое нахлынуло на бывшего римского префекта Иудеи. Единственный покровитель, на которого Пилат мог рассчитывать – император Тиберий к этому времени умер, и на престол вступил новый римский монарх – император Нерон. Кстати, по другим сведениям именно этот император подписал распоряжение о казни Понтия Пилата как приспешника предшественника (Тиберия) на римском престоле.

Существуют также легенды, согласно которым после совершенного суицида тело Пилата отказались принять воды реки Тибр, куда он был брошен. То же самое произошло, когда попытались тело Пилата утопить в Галлии в реке Роне, в конце концов, согласно этому повествованию, тело Пилата пришлось бросить в одном из высокогорных озер в Альпах.

Согласно другим данным Пилат умер своей смертью в Галлии, где сегодня экскурсоводы показывают его могилу, обозначенную, якобы, обелиском на ипподроме в г. Вьенн, хотя это вряд ли имеет какое-либо отношение к действительности. Примечательным же является то, что до сего дня рядом расположенная гора носит имя римского прокуратора, зафиксированного в евангельском повествовании.

Журнал "ОТРОК.ua"
Материал публикуется в авторской версии

[1]           Система теорий, впервые предложенных в XVIII в. Шарлем Дюпюи (1742-1807) и Константином Вольнеем (1757-1820), в которых главным образом утверждается то, что Иисус Христос – это вымышленный образ, как и все евангельское повествование, которое также лишено исторической основы.

 


Код для вставки у блог / сайт

Переглянути анонс

Пятый прокуратор Иудеи (О «литературном» и «историческом» Пилате)

Имя Понтия Пилата не было известно большинству современников, проживавших тогда в Римской империи. Но сегодня около 2-х миллиардов христиан в разных уголках планеты, читая Символ веры, произносят его имя...



Рубрики: Публікації | Історія в деталях |

1410 переглядів / Коментарів: 0

Теги: казнь Иисуса Христа | Великий пост | Понтий Пилат | Иудея | Пасха |
Додати свій коментар

Версія для друкуВерсія для друку

Корисна стаття?

Post new comment

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.


Попередні матеріали
Також у розділі
Статті цього автора



Цікаві статті








 

Шукайте нас у соціальних мережах та приєднуйтеся!

facebook twitter

vk

раскрутка и продвижение сайтов Ми в ЖЖ:  pvu1

Add to Google - додати в iGoogle

Ми на 


Православіє в Україні

Усе про життя Української Православної Церкви

добавить на Яндекс



© Усi права на матерiали, що опублiкованi на сайтi, захищенi згiдно з українським та мiжнародним законодавством про авторськi права. У разi використання текстiв з сайту в друкованих та електронних ЗМI посилання на «Православіє в Україні» обов`язкове, при використаннi матерiалiв в Iнтернетi обов`язкове гiперпосилання на 2010.orthodoxy.org.ua. Адреса електронної пошти редакцiї: info@orthodoxy.org.ua

    Рейтинг@Mail.ru