Партнери




    Вхід на сайт   >>
Розгорнути меню

підписати
відписати
  



Головна » Наші статті » Пастир добрий
Жизнь и смерть сельского священника
16 May 2010 16:02
Михаил Белецкий

Иван Иванович Севбо был священником в белорусских деревнях с 1890‑х до начала 1930‑х годов.

Вот как пишет о нем сын, известный конструктор Платон Иванович Севбо в детских воспоминаниях:

«Итак, мы с бабушкой идем ко всенощной. Отец облачается сначала в бархатное черное траурное одеяние, потому что до начала пасхальной заутрени Иисус Христос еще во гробе. Наконец, уже почти 12. Крестьяне готовятся к крестному ходу — разбирают хоругви. Отец переодевается в одеяние из золотой парчи, уже праздничное. Крестный ход. Впереди кресты и хоругви — церковные знамена с иконами. Поется стихира «Воскресение Твое, Христе Спасе…»

С третьим обходом вокруг церкви я присоединяюсь к крестному ходу и вхожу в притвор храма. Протискиваюсь прямо к отцу. Ему в это время дают в правую руку трехсвечник — три толстые красивые свечи сходятся вместе, в левой у него — крест. И вот, подходит он к дверям, отделяющим притвор от собственно храма — эти двери закрыты — и возглашает: «Христос воскресе!» Хор поет: «Христос воскресе из мертвых…» Отец крестом ударяет в двери, они распахиваются настежь (их открывают изнутри), он входит в храм. Храм еще слабо освещен. С потолка в центре свисает магниевая ленточка, прикрепленная к пороховому шнуру, который намотан на паникадило (большая люстра, у нас — чуть ли не на 40 свечей), вокруг каждого фитиля свечи. И когда отец, проходя мимо магниевой ленты, поджигает ее, и та вспыхивает ярким белым пламенем, зажигает пороховой шнур, а он — все свечи одну за другой, в храме становится необычайно светло. И непрерывно звучит: «Христос воскресе из мертвых…». Отец под пение хора «Христос воскресе из мертвых…» проходит через узкий коридор, образованный народом, восходит на амвон, передает трехсвечник пономарю, поворачивается к народу лицом и громко, во весь голос, на три стороны трижды:

— Христос воскресе!

И весь храм громогласно, заглушая хор:

— Воистину воскресе!

Сходит с амвона, и все один за другим подходят к нему христосоваться — троекратно целоваться с объятиями.

Должен сказать, что еще накануне мама просила отца:

— Ваня, ну ты же не очень целуйся. Ну, двух-трех, которые почище, а больше не надо, так можно заразиться.

Отец сердито отвечал:

— От христосования и причащения никакой заразы быть не может.

И действительно, не было у него, конечно, никакой заразы от этого христосования. И похристосовавшись с папой, поцеловавши крест и руку его, люди отходили с какими-то просветленными, радостно-умиленными лицами. Поневоле приходило в голову, что это Сам Иисус Христос овеял их Своим добром и любовью, как бы обнял их… Никогда не видел я таких просветленных, умиленных лиц, как после христосования в пасхальную ночь».

Это было первое десятилетие прошлого века, мирные дореволюционные годы. Отец Иоанн совершал церковные службы, учил крестьянских детей, заботился о своем многочисленном семействе.

Потом пришла мировая война, революция, гражданская война. И, в конце концов, установилась советская власть, сразу же объявившая Церкви войну.

Церковь, в которой служил отец Иоанн, закрыли, а потом постепенно и разрушили. А потомственный сельский священник продолжал свое дело вне храма: крестил, венчал, отпевал — исполнял требы, без которых православные себя не мыслят. Местные крестьяне любили своего батюшку так искренне и преданно, что годами скрывали его «подпольную» деятельность. Кроме того, Иван Иванович был школьным учителем в нескольких начальных сельских школах — добирался туда своим ходом…

Но безбожной власти разрушения храмов было мало. Для нее cтали опасны сами бывшие священники, уже лишенные храмов, опасны самим фактом своего существования, своим духом, своим примером, своей верой во Христа. И в конце 1930‑х годов одно за другим фабриковались дела против бывших священников по обвинению в участии в контрреволюционных организациях.

1 марта 1938 г. оперуполномоченный Могилевского НКВД БССР подписал постановление об аресте И. И. Севбо, мотивируя это тем, что он «был связан на почве к/р [контрреволюционной] деятельности с Могилевским епископом Раевским Александром и другими участниками к/р повстанческой организации, ликвидированной нами в июле 1937 года». По этому делу арестовано еще шесть «бывших попов». Подшивают Севбо и других к Раевскому белыми нитками: в реабилитационном постановлении от 1961 г. сказано, что «по материалам дела [Раевского] Севбо Иван и другие осужденные с ним по одному делу лица не проходят». В тот же день, 1 марта, отец Иоанн Севбо был арестован.

Суд скорый, но никак не праведный. Все досудебное производство уложилось в один день — 13 марта. В этот день провели первый и, судя по всему, единственный допрос, совершенно формальный, в ходе которого заполнили только анкету арестованного. Приняли постановление об избрании меры пресечения — «содержание в тюрьме города Могилева». И тут же оперуполномоченный сержант госбезопасности вынес обвинительное заключение по следственному делу, к которому были привлечены семь священнослужителей. Обратим внимание на уровень, на котором принималось решение о жизни и смерти людей, — сержант (впрочем, с другой стороны, разве он что-то решал, он только механически ставил подпись). Оперуполномоченный «установил, что все вышеуказанные лица являлись участниками к/р повстанческой организации духовенства, которая ставила перед собой целью свержение советской власти и восстановление монархического строя. Как участники к/р организации они систематически среди населения проводили к/р деятельность, направленную на подрыв существующего государственного строя и вызов массовых недовольств против последнего, а потому постановил: настоящее следственное дело направить на рассмот­рение Тройки НКВД БССР». На другой день, 14 марта, «особая тройка» вынесла постановление о расстреле всех обвиняемых. В реабилитационном постановлении сказано, что никто из осужденных не признал себя виновным и не дал показаний относительно их вербовки в контрреволюционную организацию. Отказываясь признать свою вину, священники лишали себя последнего шанса избежать расстрела.

Потом наступила длительная пауза — наверное, расстрельная машина не поспевала. Постановление о расстреле Севбо И. И. приведено в исполнение более чем через месяц, — 22 апреля, как раз в день рождения основателя социалистического государства, требовавшего безжалостно расстреливать попов. Было отцу Иоанну тогда 73 года.

А менее чем через четверть века, 2 сентября 1961 г., президиум Могилевского областного суда, рассмотрев протест прокурора, постановил: «Постановление Особой Тройки НКВД БССР от 14 марта 1938 г. в отношении осужденных отменить и дело в отношении их прекратить посмертно за недоказанностью предъявленных обвинений».

18 марта 2010 г. в Киеве, в храме в честь Рождества Богородицы, что на Березняках, прихожанкой которого является внучка отца Иоанна — Ирина Севбо-Белецкая, состоялась панихида по убиенному священнику. Перед его памятью склонили головы семьи его живущих в Киеве потомков и их друзья.

В краткой проповеди после панихиды настоятель храма отец Василий напомнил еще об одной ниточке, связывающей его храм со священником Иоанном Севбо. В том же 1938 г., когда был расстрелян отец Иоанн, был разрушен православный храм, на месте которого сейчас стоит эта церковь и где ведутся работы по воздвижению большого храмового комплекса. И как сейчас, после 70‑летнего атеистического владычества, восстанавливаются православные храмы, возвращается православная духовность, так к нам возвращаются светлые имена загубленных и замученных служителей Церкви, истинных новомучеников XX в. Вспомним слова Патриарха Кирилла, предложившего создать на Соловках исследовательский центр по изучению репрессий против Церкви в советский период: «Церковь должна заниматься своим собственным наследием, ведь еще так много имен не изученных, так много истории не прочтенной… Люди должны знать, чего избегать при построении идеологических иллюзий».

Сейчас на студии «Глас» снимается документальный фильм о священнике Иоанне Севбо.

Церковная православная газета, май 2010 №9 (259).

Подписные индексы: на русском языке - 96137, на украинском - 96145.

Код для вставки у блог / сайт

Переглянути анонс

<p> </p>
<div class=Протоиерей Иоанн Севбо. Растрелян в 1938 г.

 

" style="margin:0px 10px 10px 0px;border:1px solid black;float:left;">Жизнь и смерть сельского священника

Это было первое десятилетие прошлого века, мирные дореволюционные годы. Отец Иоанн совершал церковные службы, учил крестьянских детей, заботился о своем многочисленном семействе...



Рубрики: Публікації | Пастир добрий |

2294 переглядів / Коментарів: 0

Теги: Церковна православна газета |
Додати свій коментар

Версія для друкуВерсія для друку

Корисна стаття?

Post new comment

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.


Попередні матеріали
Також у розділі
Найцікавіше з архівів сайту



Цікаві статті








 

Шукайте нас у соціальних мережах та приєднуйтеся!

facebook twitter

vk

раскрутка и продвижение сайтов Ми в ЖЖ:  pvu1

Add to Google - додати в iGoogle

Ми на 


Православіє в Україні

Усе про життя Української Православної Церкви

добавить на Яндекс



© Усi права на матерiали, що опублiкованi на сайтi, захищенi згiдно з українським та мiжнародним законодавством про авторськi права. У разi використання текстiв з сайту в друкованих та електронних ЗМI посилання на «Православіє в Україні» обов`язкове, при використаннi матерiалiв в Iнтернетi обов`язкове гiперпосилання на 2010.orthodoxy.org.ua. Адреса електронної пошти редакцiї: info@orthodoxy.org.ua

    Рейтинг@Mail.ru