Партнери




    Вхід на сайт   >>
Розгорнути меню

підписати
відписати
  



Головна » Наші статті » Церква і суспільство
Архимандрит Тихон (Софийчук): «Закрыть храм на реставрацию – это всё равно, что закрыть больницу под предлогом особой исторической ценности ее здания»
26 March 2010 21:17

В рамках веб-конференции «Музеи в церквях: быть или не быть», которая в скором времени состоится на портале «Православие в Украине», наместник мужского монастыря в честь Рождества Пресвятой Богородицы в урочище «Церковщина» г. Киева архимандрит ТИХОН (СОФИЙЧУК) делится своими размышлениями о возможных путях сотрудничества Церкви и государства в деле сохранения и возрождения исторических памятников церковной архитектуры.

А также рассказывает об уникальности древнего киевского урочища и его 4-этажных пещерах, в которых сотни лет покоились останки иноков, принявших здесь мученическую смерть.

— Отец Тихон, в чем, на Ваш взгляд, состоит принципиальная разница во взглядах музейных работников и церковных людей на сохранение исторического наследия, которым, например, являются пещеры в Церковщине? Ведь по сути, обе стороны делают одно дело. И Церковь, в лице руководства монастыря, образованного в феврале этого года в урочище, наверняка также желает сохранить и благоукрасить святыню, а не разрушить памятник истории.

— Это очень хорошо, что есть специалисты, которые стараются сохранить в должном виде и храмы, и святыни. Но нужно помнить, что Владимирская икона Божьей Матери должна быть не в Третьяковской галерее, а в храме, где перед ней будут молиться люди. И храм Спаса на Берестове в Киеве не должен быть закрыт на реставрацию на такое длительное время.

Понимаю, что святыни должны сохраняться. Но и люди должны иметь возможность зайти и молиться в святом месте. Закрыть храм на реставрацию - это все равно, что, допустим, закрыть больницу, где людям необходимо лечиться, под предлогом особой исторической ценности ее здания. Храм – это тоже больница, куда люди приходят лечить свои души. И это в первую очередь.

Да, чтобы сохранить святыню, её нужно реставрировать. Но делать это нужно по согласованию с настоятелем храма, наместником монастыря; необходимо искать и находить компромисс, то есть, действовать сообща. Но все же, приоритет отдавать тому, что люди должны здесь получать духовную помощь. А не так, что вот, закрыли храм или пещеры, потому что они разрушаются. И всё.

Конечно, если есть реальная опасность, в пещерах Церковщины, например, я сам туда никогда не пущу людей. Если существует возможность обвала… Хотя этим пещерам уже 900 лет, и всегда люди в них молились…

Был случай, например, в Псково-Печорском монастыре, где пещеры вырыты в песчаном грунте. Один ученый даже пришел к вере, когда побывал в них. Он так и сказал: «Этого не может быть. Я считаю, что эти пещеры должны были давно обвалиться, но этого не происходит. Поэтому я верю в Бога, что они только Его силой держатся…»

Да, если Господь попустит, то пещеры обвалятся, если не попустит, то этого никогда не произойдет.

Безусловно, мы не допускаем небрежности. Я сам переживаю за тех людей, которые приходят на службу в наш подземный храм. Но  независимая экспертиза показала, что пещеры могут быть посещаемы, в них можно проводить службы, хотя некоторые участки и нужно укреплять.

Один участок мы, к слову, укрепили своими силами: поставили арматуру, залили бетоном, по всем инструкциям. Работники музея сначала возмущались, потому что мы сделали это без согласования с ними. Но мы не можем ждать всех согласований — это затянется слишком надолго.

— Верующие из других епархий не очень хорошо знают Церковщину. Как человек, который давно там живёт и служит, расскажите, в чем состоит духовная особенность этого места.

— Это наша история, прежде всего. Это место, куда преподобный Феодосий Печерский уходил из Лавры и уединялся на время Великого поста, место его особых подвигов. В «Киево-Печерском патерике» написано, что святой уходил в небольшое селение, которое находилось в 12 верстах от Киево-Печерской Лавры: как раз до Церковщины 14 км, уединялся в пещерах, и после этого выходил с просвещеным лицом. Так что в этом святом месте, можно сказать, пребывает дух преподобного Феодосия.

Позже там собралась братия, был создан монастырь, названный Гнилецким — по названию тамошних Гнилых озёр.

Монастырь действовал вплоть до нашествия татар. Татары пришли, разрушили все церкви. Монахи в это время укрылись в пещерах. Татары перекрыли вход в пещеры, и около 50 насельников приняли там мученическую кончину. Позже нашли аккуратно сложенные косточки, а останки двоих людей лежали в беспорядочном положении, наверное, это были последние иноки, которые погребали всех остальных.

Монастырь в Церковщине был забыт до XVIII века. Открыл его наш известный проповедник, которого называют  русским Златоустом –  святитель Иннокентий (Борисов). Он был ректором Киево-Могилянской академии и настоятелем Киево-братского монастыря. А это был скит от Киево-братского монастыря, куда он приезжал отдыхать.

Однажды святитель увидел, как мальчики, выпасающие неподалеку от монастыря скот, выходят из-под земли, и поинтересовался, что там находится. Ребята ответили: пещеры.

Обследовав местность, владыка понял, что это монашеские пещеры, и решил их возродить. Он обратился к известному старцу Ионе - наместнику Киевского Свято-Троицкого монастыря, который находится сейчас в Ботаническом саду, с просьбой направить в Церковщину кого-то из иеромонахов и возродить там духовную жизнь. Туда был направлен иеромонах Михаил (Ковш) с десятью братьями. Они стали восстанавливать монастырь, сталкиваясь с большими материальными и духовными трудностями. Не хватало даже самого необходимого. Тогда он обратился к праведному Иоанну Кронштадскому и старцу Алексию Зосимовскому с вопросом, стоит ли вообще возрождать это святое место из-за возникающих больших трудностей. И они благословили, чтобы обитель возрождалась, и предрекли, что она приобретет большую известность.

Так и случилось. Поначалу было очень тяжело, но постепенно монастырь стал возрождаться. Из скита он стал известной обителью, которая действовала до 1928 года. И в дореволюционном справочнике Киевской губернии он значился самым первым. Изначально в ведении монастыря было 26 га земли, несколько озер, пасека, скотный двор. Здесь действовало несколько храмов. Например, храм в честь Рождества Богородицы – очень древний, времен XII века.

Кстати, одна из последних книг известного духовного писателя Сергея Нилуса «Звезды пустыни» посвящена преимущественно Церковщине.

— А что так привлекает писателей? Известно, что книгу, посвященную Церковщине, написал и известный церковный историк, наш современник Владислав Дятлов…

— Это древнее историческое место. Здесь очень большие пещеры — 4-этажные. Протяженность только второго этажа составляет 272 метра! В пещерах действует храм во имя преподобного Феодосия Печерского. Как говорит сам Влад, по своей значимости пещеры в Церковщине — вторые после Лаврских.

Ценность этого места состоит в святости пещер: до сих пор в них пребывает дух святых, которые здесь подвизались. Мы постоянно это чувствуем, когда молимся в пещерном храме. Если лаврские пещеры во многом изменены, то пещеры в Церковщине сохранились, можно сказать, в первозданном виде.

Как и когда Вы попали в Церковщину?

— В 2001 году я поступил в монастырь «Голосеевская Пустынь» в Киеве. Скит от этой обители в Церковщине был открыт в 1999 году — сам Влад Дятлов, сотрудник Музея истории города Киева, обратился к наместнику Голосеевской Пустыни с просьбой основать в урочище монастырь. В числе братии находился и я, был назначен туда скитоначальником. Так, с 2001 года мы с братьями восстанавливаем обитель.

— Почему только спустя 9 лет Священный Синод Украинской Православной Церкви утвердил решение об основании в урочище монастыря?

— Вплоть до этого времени у нас велись работы по возрождению скита. Когда мы туда только пришли, не было ничего. В Свято-Никольском храме действовал клуб: сцена, киноэкран, в алтаре – кинобудка…

— Корпус Никольского храма передали монастырю во время Вашего скитоначальствования?

— Нет, это было чуть раньше. Но я был лично знаком с тогдашним министром внутренних дел Юрием Кравченко.

Братия скита обратилась в коллегию МВД с просьбой передать насельникам какое-то небольшое здание. Приехала комиссия во главе с Кравченко. Проходя мимо клуба, он спросил, что это за помещение. Ему ответили: бывший Свято-Никольский храм. И в течение двух недель нам передали это строение, чего братия никак не ожидала.

— Каким было здание? О храме в нем уже ничего не напоминало?

— Нет, не напоминало. Все арки были заложены кирпичом…

У нас есть фотография, каким был храм до революции. По этому снимку мы все меняли, снимали квадратные окна, делали арочные. Пробивали в алтарь арку, сделали иконостас. Там сейчас все по-другому. Сцену клуба я своими руками разбирал. Когда мы пришли, это был типичный советский клуб, оббитый гипсокартоном с шумоизоляционным покрытием.

— В каком состоянии пещеры сейчас. Они закрыты?

— Нет, открыты. И по второму ярусу пещер – а это 272 метра – можно ходить. В пещерном храме мы служим Литургию.

Насельники монастыря в Церковщине полностью согласны, что нужно наблюдать за всеми происходящими процессами, проводить экспертизу, смотреть. Но и закрыть святыню нельзя.

— Что Вы, как наместник теперь уже монастыря, планируете дальше делать, какие задачи стоят перед Вами на нынешнем этапе?

— Главная задача монастыря — это духовное окормление братии и прихожан. Обитель устроена для того, чтобы братия могла в ней спасаться. Насельников у нас – 6 человек. А прихожан много. Действует воскресная школа для взрослых…

Рядом находится санаторий: люди лечат тело, а заодно приходят лечить и душу. Есть святой источник, купальня. Регулярно проводятся экскурсии по обители. Многие приезжают сюда оздоровиться и говорят, что это святое место, где получаешь не только физическое, но и духовное исцеление…

Беседу вела Юлия Коминко

Над материалом работала Анна Власенко


Код для вставки у блог / сайт

Переглянути анонс

Архимандрит Тихон (Софийчук): «Закрыть храм на реставрацию – это всё равно, что закрыть больницу под предлогом особой исторической ценности ее здания»

Наместник мужского монастыря в честь Рождества Пресвятой Богородицы в урочище «Церковщина» г. Киева - о возможных путях сотрудничества Церкви и государства в деле сохранения и возрождения памятников церковной архитектуры.



Рубрики: Публікації | Церква і суспільство |

4269 переглядів / Коментарів: 1


Додати свій коментар

Версія для друкуВерсія для друку

Корисна стаття?

Благодатное место

Спасибо архимандриту Тихону и редакции за интресную беседу. Действительно, все кто побывал в Церковщине знают, что это место благодатное.  Храм восстановлен очень красиво. Поразило собрание икон, святой Феофан (Затворник), св. Иоанн (Лествичник) и другие. Такие образы редко где встретишь. отец Тихон, насколько я поняла, заказал изобразить лики святых, известных своими трудами на ниве духовного учительства.

Post new comment

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.


Попередні матеріали
Також у розділі
Найцікавіше з архівів сайту



Цікаві статті








 

Шукайте нас у соціальних мережах та приєднуйтеся!

facebook twitter

vk

раскрутка и продвижение сайтов Ми в ЖЖ:  pvu1

Add to Google - додати в iGoogle

Ми на 


Православіє в Україні

Усе про життя Української Православної Церкви

добавить на Яндекс



© Усi права на матерiали, що опублiкованi на сайтi, захищенi згiдно з українським та мiжнародним законодавством про авторськi права. У разi використання текстiв з сайту в друкованих та електронних ЗМI посилання на «Православіє в Україні» обов`язкове, при використаннi матерiалiв в Iнтернетi обов`язкове гiперпосилання на 2010.orthodoxy.org.ua. Адреса електронної пошти редакцiї: info@orthodoxy.org.ua

    Рейтинг@Mail.ru