Партнери




    Вхід на сайт   >>
Розгорнути меню

підписати
відписати
  



Головна » Наші статті » Слово пастиря



Заметки о церковном этикете
07 November 2011 14:23
Игумен Феогност (Пушков)

Вся внешняя сторона церковной жизни выражает внутреннее содержание религии христианской. И вопрос об этикете не есть вопрос внешний, формальный. Этикет выражает статус человека в Церкви.

«Святой отец»

Существует миф (прочно приевшийся в русскоязычной православной литературе благодаря необдуманному высказыванию протодиакона А.Кураева в одной из своих ранних, к слову, весьма полезных книг), будто такое обращение «римо-католическое и не принятое для православных». Как раз наоборот – в Римской Церкви такое обращение уместно только к Папе Римскому. Как же обстоят дела в Православии? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратиться к официальным текстам православной традиции.

Открываем наш современный Часослов (т.е. книгу, по которой и ныне совершается богослужение на православных приходах и в монастырях). Открываем чин Великого Повечерия и чин Полунощницы. После окончания этих служб совершающий чреду иеромонах обращается к стоящим в храме священникам монастыря и монахам: «Благословите, отцы святые, и простите мне грешному». На что получает ответ из храма: «Бог простит тебя, отче святой». Затем после отпуста повечерия вся братия подходит к игумену, испрашивая прощение: «Благослови, отче святый,  и прости мне грешному». Если мы откроем Триодь Постную на службе Пятка 6-й седмицы Великого Поста или на службе Великой  Среды, то увидим, что устав предписывает после последования Изобразительных испрашивать прощение друг у друга.

Совершающий чреду иеромонах обращается к стоящим в храме священникам монастыря и монахам: «Благословите, отцы святые, и простите мне грешному». На что получает ответ из храма: «Бог простит тебя, отче честный», - но тут же каждый из братии подходит к священнику и просит: «Прости мя, отче святый». Если мы возьмем современный Служебник, то и тут увидим, что перед началом Литургии, а также после Херувимской песни и после Эпиклезиса (освящения даров) диакон обращается к священнику, испрашивая молитв: «Помолись обо мне, владыко святый» и «помяни меня, владыко святый, грешного».

Итак, мы видим, что обращения «святой отец» или «владыко святой» - не только не запрещено, но даже прямо прописано в современных православных богослужебных книгах. Тут следует упомянуть, что вообще обращение «святые» в новозаветных апостольских писаниях адресовано ко всем реальным членам Церкви – Крещённым и участвующим в Евхаристии. В этом контексте следует рассматривать и указанное обращение ко священнику. Кстати, и к мирянам это обращение сохранилось до сего дня в одном-единственном случае, а именно – при возношении Святого Агнца на Евхаристии священник возглашает: «Святая – святым». Смысл этого обряда заключается в том, чтобы пред взорами молящихся явить святую плоть Христа, которая дается в пищу обществу святых – Церкви Его.

Но от «святого» следует отличать «священного»

Если первое слово означает личностное преуспеяние в святости Христовой (а потому совершенно недопустимо говорить о себе самом как о святом, т.е. упоминать святость в первом лице), то второе означает «посвящение Богу». В греческом языке «святой» звучит как «агиос», а «священный» как «иерос». Собственно, прилагательное «священный» есть указание на наличие сана священства (по-гречески «иереус», откуда славянизированное «иерей»). Указание наличия сана священства не является отсутствием скромности. Даже наоборот – лицо, имеющее сан священника, подчеркивает свой статус служения в Церкви. Так как священность есть всецело дар и нисколько не личная заслуга, то она и не может быть предметом гордости.

В современной практике, к сожалению, совершенно не учитывается это требование (обозначать наличие пресвитерского сана) при указании монашествующих степеней. Так, у нас сохранилось «иеромонах» (дословно с греческого «иерей-монах» или «священник-инок»), зато при указании сана игумена куда-то «священно» выпало. Тогда как и по статусу, и по канонам не всякий игумен имеет пресвитерский сан (к примеру, преподобный Пафнутий Боровский). Да и игуменья имеет то же самое молитвенное поставление, что и игумен, однако, саном священства она обладать не может по определению. Посему просто необходимо – ради терминологической точности – говорить о священнике-игумене «священно-игумен» (что и делается, к примеру, у греков, которые указывают «игумен» монаха или монахиню, управляющую монастырем, а «иеро-игумен» если поставленный игуменом монах имеет сан священника).

Зато Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 2000 года, прославив сонм святых, допустил при этом величайшую ошибку. Впервые в истории Церкви мученик-диакон стал поминаться в лике священномучеников, тогда как мы видим, что даже в нынешнем нашем календаре все мученики в сане диакона (к примеру, Авив диакон вместе с Гурием и Самоном) относятся к ряду простых мучеников. Почему так? Потому что священно-мученник есть лицо, священнодействующее, то есть, имеющее степень в священстве. Диакон служит при совершении священнодействия, а потому он только священнослужитель (по-гречески «иеродиаконос»), но не священник.

Столь смущающий многих эпитет «Преосвященный»

Это титул епископа, является так же ничем иным, как указанием на превосходящую степень священства. Вспомним, что в древности монахов, принявших священный сан, звали «Освященный», т.е. облечённый священством (Савва Освященный и др.). Епископ имеет превосходящую степень в священстве, а потому он пре-освященный. Титул «Высокопреосвященный» давался епископам, управляющим целыми округами (архиепископам, митрополитам) и имеющими у себя в подчинении несколько пре-освященных еископов.

Зато вот «матушка» есть обращение к игуменье (в лучшем случае – к монахине), но никак не к мирянке - «поповской жене»

Жены клира не обладают статусом клира. Брак, которым притягивают этот эпитет для неуместного возвеличивания своей семьи некоторые клирики, не распространяет привилегии клира на «вторую половину». Так как все поставления и посвящения всегда персональны и вместе с титулом и почестями возлагают еще и исключительное служение (которое не имеет права нести непосвященый).

Если бы какие-то духовные полномочия передавались женам клира, то они бы, во-первых, были отражены в канонах, а, во-вторых, вместе с эпитетами присутствовало бы и служение (на которое бы жены клира возводились посвящением), которое давало бы право ей именоваться «матушкой» и выделяло бы её из разряда мирян. Нужно учитывать, что жена священника не имеет права входа в алтарь, тогда как посвященная диакониса имеет право входить в алтарь (как и монахиня). Не абсурд ли мирянку именовать «матушкой», а посвященную монашку или диаконису – «сестрой»?

Современное же выделение мирянки с титулом «матушка» не только не канонично, но еще и антиканонично для церковного сознания, т.к. общине навязывается некое духовное «материнство» рядовой прихожанки.

Греческое «паппадиа» (откуда у нас «попадья») есть прилагательное «отцовская» от «паппас» (отец). Т.е. это никак не «мать» или «матушка», а лишь указание на семейную принадлежность к священнику («батюшке»). Этот титул вполне применим к жене священника и не противоречит каноническому сознанию. Для общины же жена клирика является «сестрой», но никак не «матушкой»! Более того, попытка навязать свою супругу в качестве «матушки» для общины является еще и каноническим преступлением, что расписано авторитетным византийским канонистом иеромонахом Матфеев Властарем («Алфавитная Синтагма», буква «Г», глава 21-я).

Властарь обращает внимание, что чин учительства и отечества духовного – это сан пресвитеров, который не передается по закону супружества. А «слово Божье всем вообще женщинам повелевает молчать и учиться, а не учить» - заключает автор, ссылаясь на 11-е правило Лаодикийского собора, запретившего чин «пресвитерид» (об этом сане см. наше исследование: «Апостольское Предание»  сщмч. Ипполита Римского: учение о священстве (к истории формирования клира) // Церковь и Время, № 1 (46), 2009).

Но может возникнуть вопрос:

Откуда же пошла эта неканоническая традиция?

Из дореволюционного светского этикета. Достаточно пролистать дореволюционную русскую литературу, чтобы убедиться, что эпитеты «батюшка» и «матушка» были выражением уважения «в высшем свете» и адресовались к обычным светским лицам: к князьям и графам, к прокурорам и судьям, к генералам и капитанам, к врачам и писателям, к музыкантам и поэтам. Разумеется, что после трагедии 1917 года семьи священников остались носителями «дореволюционного этикета», где «батюшка» и «матушка» выражали не религиозный статус, а разрушенную большевиками культуру.

Автор этих строк был раз очевидцем такого казуса между двумя православными священниками – греком и русскоговорящим украинцем. Последний, представляя первому свою супругу, сказал: «А это моя матушка», - на что грек, прекрасно владея русским языком (обучался в Москве 7 лет), ответил: «Твоя мама хорошо сохранилась». Собрат, было, пытался что-то возразить, но грек был неумолим: «Ну, ты же, отец, должен знать свой язык: фраза "моя матушка" может быть сказана только о твоей матери». К сожалению, у нас больше тех, кто не вслушивается в собственные слова, чем тех, кто задумывается над их содержанием.


Код для вставки у блог / сайт

Переглянути анонс

Заметки о церковном этикете

Случился казус между двумя православными священниками – греком и русскоговорящим украинцем. Последний, представляя первому свою супругу, сказал: «А это моя матушка», - на что грек, прекрасно владея русским языком, ответил: «Твоя мама хорошо сохранилась»...



Рубрики: Публікації | Слово пастиря |

3875 переглядів / Коментарів: 10

Теги: церква і суспільство |
Додати свій коментар

Версія для друкуВерсія для друку

Корисна стаття?

Обращение и сан вещи разные

Следует различать значение слова когда оно используется как обращение и как своего рода "титул". К примеру "Владыко" - обращение, а епископ - сан. В случае с термином "матушка" - вполне допустимо использования его как обращение не только к жене священника, но и к женщинам старшего возраста, что и было распространено до революции в быту. Говорить же в третьем лице "матушка", "батюшка","владыка" считаю несоответствующим языковым нормам, ведь батюшка и владыка - это не сан. Был свидетелем одной интересной фразы:"в таком-то здании будут обедать батюшкины матушки", не сразу понял, что речь идёт о жёнах священников. Хотя в узком семейном кругу и распространено использование слов "отец (папа), мать (мама) в третьем лице при разговоре с детьми, но никто не станет говорить вне семьи о своей жене как "наша мама", это будет звучать куръёзно.

P.S. непонятны нападки на автора статьи, по моему всё написано корректно и без оскорблений.

Отец игумен Феогност хочет о

Отец игумен Феогност хочет о чем то сказать, чувствуется, что его душа жаждет, но не может. Боится. Молодой еще, карьера впереди. По теме церковного этикета, отец Феогност идет, так скажем, вдоль темы. В этой его статье пострадал только титул матушки попадьи, покусившись отнять у нее то, что уже в народе веками употребляется. Отчего статья получилась какая то слабая, безадресная

Тут не о матушках говорить надо, но о батюшках. Об их титулах. А скажет о наших надутых и нелепых церковных титулах само время. Да оно и уже очень громко говорит… Пора бы нам духовенству прислушаться.

В ненависти журналистов к нашему сословию высокопреосвященных, высокопреподобных, превелебных и прочих наших духовных надутостях, киче и банальном человеческом тщеславии, стоит не только советский атеизм и коммунизм, но и кричащее несоответствие наших титулов нашей роскошной жизни. Вон, оно что! Молодые ребята журналисты, вылавливающие за рукав пухлое от многоястия и возливания духовенство, родились уже и росли не при советской власти, но при золотящихся растущих храмах, покупаемых(дареных) духовенству дорогих авто, ризах стоимостью в десятки тысяч долларов. Вот, что возрастая, видели эти ребята. Они видели, как на их глазах шиковали попы!  А потом эти же попы вылазя из дорогих автоиномарок укоряли хлопцев: «Купы тухли соби, а то ходыш як бомж!»

Здесь в чем опасность? Ненависть к духовенству, уже не за горами, эстафету у журналистов могут подхватить власть имущие. И не дай Бог, неровен час,  нас снова погонят. А было уже!

Вот почему не стоит винить только атеистическую зловредность, советское поколение уже уходит, там старик Дулуман уже девятый десяток доживает. То уже ушло.  Сегодня мы наблюдаем новое поколение, новую генерацию молодых людей ненавидящих Церковь. Посему, для всестороннего освещения темы нужно, ой как нужно строго и пристально, самокритично взглянуть и на себя самих. Я думаю, настанет то время, когда Церковь начнет реформы, в которых будет безжалостное срезание бессмысленных, лишенных всякого содержания титулов.

Будет возврат к древнему. Например просто: епископ города Рима, пресвитер села Камянка, и прочее. Все гениальное просто! С нас попов архимандритов «высокопреподобных» поснимать по два креста, и оставить скромно по одному, как святитель Иоанн Златоуст поснимал ожерелья с монахинь Царьграда… было же, чего не вспомнить… всегда кстати и злободневно…  

Заблуждения автора

К сожалению, автор очень сильно путает богосложебный тексты с церковным этикетом. Это не суть тождественные вещи. 

По логике автора священников также нужно называть Владыками, поскольку во многих богослужебных текстах к служащему священнику обращаются "Благослови, Владыко", "Благослови, Владыко, кадило", "Благослови, Владыко, Святый вход" и т.п. Можно подобные вхождения анализировать и дальше.

Вывод один: автор явно заблуждается...

К сожалению, очень сильно

К сожалению, очень сильно путаете и не разбираетесь в сути вопроса Вы, уважаемый оппоеннт. В церковном же благочестии церковный этикет является выражением литургического статуса человека: Священник "отец", потому что возрождает через купель крещения и назидает по-пастырски своих словесных овец.

 

 По поводу "владыко" имею Вам сообщить, что еще в 15-17 веках во всех русских церковных текстах к адресатам, имеющим сан священства, писали "владыко и отец" (тогда как к игуменам монастырей, не имеющим сана священства - как, к примеру, Пафнутий Боровский - только "отец").

 

Так что поспешили вы со своими выводами, а зря!

Неслабо - "...Архиерейский

Неслабо - "...Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 2000 года, прославив сонм святых, допустил при этом величайшую ошибку..." Да они ваще - никто, эти диакона... :) А женщины - должны, наконец, раз и навсегда ЗАМОЛКНУТЬ В ЦЕРКВИ!!!! (Наверное, чтобы Архиерейские соборы не совершали ВЕЛИЧАЙШИХ ошибок). Как хорошо сказал один киногерой - (перефразирую) что греку хорошо - то нашему - не всегда, по-крайней мере... (про курение табака греческими клириками - сегодня не будем!)  

Ой, расскринили мой комент! У

Ой, расскринили мой комент! У меня блат на ПвУ!! Счастье есть!! ))

Да, мы живем в свободной стране. Поэтому на православных сайтах имеем право вешать хоть фотки голых тётелюдей. Но чувство этической разборчивости нам не позволяет этим правом воспользоваться. А вот печатать таких авторов, оказывается, позволяет.

По сути он классно написал, как и предыдущую статью. По сути замечаний нет. Замечание только по персоналии.

О! А свежий пост Гаслова с жж-сообщества Устав сюда на переппечатают? Он ведь только раз женщину обматерил, а не много-много раз (да и потер потом), а в посте том рассматривает нововведенную у нас традицию ночных литургий за здравие Блаженнейшего в ночь на субботу.

Касательно темы матушек, может, Синоду стоит разослать циркуляр по епархиям с предписанием больше жен священников так не называть? ))

Ближе к делу, коллега

И что? Ещё один персонаж Лукркоморья - ведущий сектовед, другой - ведущий миссионер. Мы вообще в свободной стране живём.

А по сути текста, есть замечания?

По сути текста - с чего взял

По сути текста - с чего взял автор, что слово "матушка" предполагает духовное материнство?

А по сути вашего комментария -  указанные миссионеры никогда бы не додумались извергать столько ругани.

А учитель кто?

А вопросы церковного этикета нам здесь растолковывает рукоположенный человек, публично матерящий женщин и увековеченный на Луркморе... 

а судья кто?

когда идет по-улице человек, идет так мирно и спокойно, с прохожими здоровается, и тут вдруг в толпе кричит некто: "Не здоровайтесь с ним - он матерщиник и грешник", то вполне уместно возникает вопрос: а кто более неадекватен - тот, кто идет и мирно всех приветствует (м.б. даже в другой ситуации он и вправду ругается скверно), или тот, кто в толпе ни с того, и ни с сего - подвергает гражданина остракизму?

 

Относиться к человеку надо не с оговоркой "а вы знаете, какой он"?, а по-факту...

 

Post new comment

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.


Попередні матеріали
Також у розділі
Статті цього автора


Найцікавіше з архівів сайту



Цікаві статті








 

Шукайте нас у соціальних мережах та приєднуйтеся!

facebook twitter

vk

раскрутка и продвижение сайтов Ми в ЖЖ:  pvu1

Add to Google - додати в iGoogle

Ми на 


Православіє в Україні

Усе про життя Української Православної Церкви

добавить на Яндекс



© Усi права на матерiали, що опублiкованi на сайтi, захищенi згiдно з українським та мiжнародним законодавством про авторськi права. У разi використання текстiв з сайту в друкованих та електронних ЗМI посилання на «Православіє в Україні» обов`язкове, при використаннi матерiалiв в Iнтернетi обов`язкове гiперпосилання на 2010.orthodoxy.org.ua. Адреса електронної пошти редакцiї: info@orthodoxy.org.ua

    Рейтинг@Mail.ru