Партнери




    Вхід на сайт   >>
Розгорнути меню

підписати
відписати
  



Головна » Наші статті » Точка зору
«Я сюда никогда не вернусь»: шок и трепет
29 January 2013 13:43
Владимир Шелунцов

Заценил на днях забытый шедевр (прямо так в газете «Известия» и было написано – «киношедевр») Ролана Быкова – короткометражку «Я больше сюда никогда не вернусь (Люба)». О существовании этого фильма я раньше ничего не знал, мне его порекомендовала моя знакомая, которой, в свою очередь, отрекомендовал этот фильм преподаватель психологии.

Потрясающее кино, скажу я вам. Всего 10 минут продолжается, а кажется, будто оно идет часов 7, или типа того. После двух минут просмотра я заметил, что режиссеру «шедевра» неплохо бы морду набить, жалко только, что он помер уже. После 5-ти минут просмотра я заметил, что за такие «шедевры», если по-хорошему, надо в тюрьму сажать, причем не только режиссера, но и сценариста с оператором. На 9-ой минуте просмотра я заметил, что всю съемочную группу, работавшую над «шедевром», нужно было расстрелять. А после финальных титров я заметил, что теперь не удивлюсь, если выяснится, что среди авторов «шедевра» были засухаренные маньяки-педофилы, что быковский «шедевр» – любимое кино Андрюши Чикатило, Сереги Фишера и Леши Кабанова, или что ЦРУ использует этот «шедевр» для промывания мозгов политическим заключенным.

На полном серьезе – уверен, что от просмотра полнометражной версии фильма «Я больше сюда никогда не вернусь» люди с неустойчивой психикой съезжали бы с глузду прямо в кинозале. Не потому, что это действительно хороший и мощный фильм, поднимающий актуальные проблемы, берущий за душу и вызывающий сильные эмоции. Нет-нет-нет. Ни в коем случае. Только потому, что происходящее на экране – омерзительно. В самом прямом, можно сказать, физиологическом смысле. Как «хоум видео» сирийских «борцов за свободу» или как серия фильмов «Лики смерти». Нормальный, здоровый человек такое смотреть не может и не должен.

Оторопь берет при мысли, что этот мрачный садистско-педофильский треш написал и снял автор прекрасного фильма «Семь нянек» – одной из лучших комедий всех времен и народов. Конечно, в конце 80-х у многих «крыша заморосила». И уже фильм «Чучело» от того же Быкова был мерзкой чернухой, ничего общего с реальностью не имеющей. А представьте, что будет, если «Чучело» спрессовать в 10-минутный ролик, увеличить градус неадекватности раз в 50, добавить отвязного насилия и немного детской порнографии? Получится – «Я сюда больше никогда не вернусь».

В поисках информации о Любе я наткнулся на обстоятельную статью в «Известиях» за февраль 2012-го года. В статье о работе Быкова пишут даже не с одобрением, а с восхищением. «Киношедевр», так его растак. Но, так или иначе, статья оказалась полезной. Там было много интересной информации о создании фильма, а самое главное — подробный пересказ сюжета. Это избавило меня от необходимости пересматривать «шедевр» ради написания рецензии и спасло мою психику от травм. Итак, вот изложение сюжета журналистом «Известий» – с небольшими комментариями.

Крошечная картина под названием «Люба», или «Я больше сюда никогда не вернусь», начинается со сцены, в которой мать-алкоголичка бьет маленькую дочку. Всего несколько секунд: крик, пощечина. Девочка выскакивает из дома.

 

Крошечная картина начинается с того, что добротная советская актриса Санаева, снятая крупным планом, широкоугольным объективом, орет бессвязный бред, при этом жутко переигрывает, корчит страшные рожи и хаотично размахивает руками. Сцена длится всего несколько секунд, но у зрителя уже начинают болеть уши и глаза. Хороший зачин, браво, режиссер! Собственно, на этом моменте мое знакомство с «шедевром» и закончилось бы. Но пришлось досматривать, из уважения к знакомой и её преподавателю. Ох, и высказал я им потом! Однако, вернемся к сюжету.

Вот она перебегает через железнодорожные пути - грохот поезда вызывает у зрителя ощущение надвигающейся катастрофы. Но мы даже представить себе не можем, какого рода потрясение ждет впереди.

Грохот поезда вызывает у зрителя усиление боли в ушах. На экране – то плачущая косоглазая девочка с разбитой губой, то колеса мчащегося поезда, то воющая посреди грязной, темной комнатушки актриса Санаева, неубедительно изображающая алкоголичку. Хриплые вопли Санаевой, визгливые рыдания девочки, громкий стук колес – все это сливается в дико раздражающую какофонию. Возникает ощущение, что фильм – бессмысленная «чернуха», как и почти любой постперестроечный фильм. Но мы (и тут журналисты «Известий» правы) даже представить себе не можем, что ждет впереди. Дефлорация порожней бутылкой водки, как в «Грузе 200»? Поедание фекалий, как в «Зеленом слонике»? Нет, всё ещё хуже. Гораздо более хуже, как сказала бы знаменитая телеведущая Света из Иванова. Казалось бы, куда же хуже, да? Ребята, всё будет, не переключайтесь.

Ребенок показан с огромной, словно родительской любовью. Камера передает, как дышит загнанное, щуплое тельце, ловит испуганный взгляд сильно косящих глаз. А потом - как саркастический контраст - в кадр вступает красота природы.


Конечно, можно назвать такое вот «родительской любовью». А можно называть вещи своими именами: «повернутый на всю башку режиссер с увлечением смакует неправильные, дегенеративные черты несчастного отпрыска потомственных алкашей». Косые глаза, нездоровая худоба, ссадины на лице и теле – всё это подается крупным планом, в мельчайших подробностях. Для роли Любы Быков специально нашел детдомовскую девочку из семьи алкоголиков. Так что все изъяны полностью аутентичные,  зритель может наслаждаться, если, конечно, он – извращенец-психопат. Какой-нибудь условный «блогер Другой» будет, разумеется, получать удовольствие, глядя, как «дышит загнанное, щуплое тельце». Но зачем нормальному человеку такое «кино»? В «Известиях» сказано — оно «заставляет задуматься»... Ну, не знаю. Только если о вменяемости режиссера...

У пасторального ручья, вынув из тайничка игрушки - убогого мишку и куклу, девочка начинает играть. Мы видим, как она то успокаивается, то, захваченная своей игрой, снова впадает в состояние, близкое к аффекту. И тут зритель наконец понимает, какой шок готовит ему фильм. Потому что с первых кадров, показывающих играющего ребенка, нам открывается, что игра ее - это точное воспроизведение ее жизни.

Да, тут зритель начинает что-то понимать. Когда я увидел, как главгероиня бросается к игрушкам и приветствует их ласковым «Здравствуйте, мои хорошие» – я решил, что фильм, быть может, не так уж и плох. Теперь Быков покажет, как лишенный родительского тепла и ласки ребенок щедро одаривает любовью своих кукол. И из этой трогательной картины, думал я, зритель сделает всякие-разные полезные выводы. Что если уж бедненькая девочка, которая живет в натуральном аду, умудряется оставаться человеком, то стыдно должно быть тому, кто озлобился и очерствел при куда более благополучной жизни и т.д. Не зря, думал я, режиссер заострил внимание на неправильных чертах ребенка. Сейчас нам покажут, что за этой внешностью скрывается добрая и отзывчивая душа. Быть может, распалялся я, в финале мы даже увидим, как любовь девочки спасет мать-алкоголичку...

Ага, конечно! Какой я был наивный.

Игрушки оживают в руках Любы, превращаясь то в детей, то в папу с мамой. Она то метет пол («Весь дом зас...али!»), то кормит куклу, то истово ласкает своих «детей» («Любишь мамку? А папку своего небось больше любишь!»), то бьет наотмашь. Персонажи выясняют отношения, шокирующе «любятся» и жестоко, на ножах, дерутся, и один из них гибнет в семейной драке - а второй причитает и голосит. Ребенок то смеется, то рыдает, то матерится, то лепечет, заикаясь от страха.


Да, никакого «очищения любовью» и прочих банальных вещей мы не дождемся. Девочка начинает изображать свою мать – материться и избивать игрушки. Причем это переходит в реальный психоз. Ребенок натуральным образом «отрабатывает диагноз». И без того неправильное лицо постоянно искажено гримасой. Из уст ребенка несется омерзительная похабщина наподобие: «Не любишь мамку? Конечно, мамка у тебя подстилка. Чего её, б***ь такую, любить?» Это сильно? Нет. Это страшно? Нет.

«Сильно и страшно» – это, к примеру, одержимая девочка из фильма «Экзорцист». А у Быкова получилось – «гнусно и отталкивающе». Причем, как я узнал из статьи в «Известиях», озвучивала фильм девочка самолично. То есть г-н Быков написал матерные тексты и заставил ребенка их зачитывать в микрофон. Это вообще законно – показывать, как шестилетний ребенок матерится на камеру? Впрочем, на дворе был 90-й год, какие уж тут законы.

Начинается гроза. Девочка по-хозяйски снимает платье, чтобы постирать, и теперь в кадре - голое тщедушное тельце. Ребенок так беззащитен и одинок, что это бьет по нервам больше, чем неполиткорректная нагота и мат.

Да, примерно на 5-й минуте фильма девочка раздевается догола. Ага. Как бы в сюжете ничего не меняется, девочка продолжает отрабатывать диагноз, но уже голышом. Те же рыдания, тот же неадекват, те же мат и похабщина, но – теперь без трусов. К чему этот поворот, после которого фильм становится вовсе невозможно смотреть? А спросите у Быкова. Или у «блогера Другого». Или у других любителей голых тщедушных детишек.

Ну, где же Тесак, когда он так нужен?

Платье высохло, игрушки спрятаны, девочка собралась домой. Она снова слышит вопли матери, зовущей ее. Нервное личико передергивается так натурально, что веришь всему. Даже тому, как с криком «Я сюда больше никогда не вернусь! Мама! Мамочка!» девочка, то ли оступившись, то ли сознательно бросается в реку с обрыва. Сила таланта Быкова не в том, что он заставляет рыдать в сценах смерти ребенка. Это нетрудно. Но Быков заставляет переживать катарсис еще в сценах обыденной жизни.

Да, в финале Быков развернулся по полной. Казалось бы, ну чем удивишь зрителя, на глазах которого голый, больной ребенок почти 10 минут изображал истерические припадки? Однако удивил. Разумеется, не тем, что девочка покончила с собой, этот сюжетный ход Быков «продает» чуть не в самом начале фильма — героиня спотыкается и чуть не падает с обрыва на том же месте, где в финале совершается суицид. Цимес в исполнении.

Вот девочка подбегает к обрыву и прыгает вниз. Зритель облегченно вздыхает и ждет титров. Но в следующем кадре режиссер-психопат смакует уже сцену гибели ребенка. Очень реалистично сделанная кукла, изображающая девочку, летит с утеса. Мы видим, как «девочка» бьется частями тела об уступы, ломает головой ветви деревьев и, наконец, мешком падает в речку. Снято это падение в духе знаменитой серии «Лики смерти», с предельно возможным натурализмом.

Сила таланта Быкова в том, что даже сцена суицида не вызывает у зрителя сочувствия к девочке. Отвращение – да, вызывает. Желание отвернуться от экрана – да. Но несчастный ребенок показан как омерзительное, злобное насекомое, и ни о каком «катарсисе» не может идти речи.

Более того, если уж действительно воспринимать фильм серьезно, то придешь к выводу, что самоубийство был тут наилучшим выходом. Иначе из девочки выросла бы копия её матери. Девочка завела бы собственных детей, и весь кошмар повторился бы заново. А так – всемогущая гравитация разорвала цепочку страданий. Слава Науке.

Полностью статья тут: http://izvestia.ru/news/358638#ixzz2ItPqT3gF

Рекомендую к прочтению. В статье много интересного. К примеру, актриса Санаева рассказывает, что, по замыслу Быкова, мать-алкоголичка должна была вызывать сочувствие у зрителя. Видимо, тем, что ребенка до самоубийства довела, не знаю. Ещё там есть подборочка высказываний о «шедевре» из рунета. Пользователи взахлеб нахваливают «шедевр» и сокрушаются, что «бездуховное быдло наверняка не станет смотреть это замечательное кино и предпочтет ему «Дом-2». И тут не могу не согласиться. По сравнению с фильмом Быкова – «Дом-2» кажется забавной, легкой, жизнеутверждающей комедией, даже не лишенной, местами, глубокомысленности. Лично я уж точно предпочел бы (при полном отсутствии альтернативы) вместо просмотра 10-минутного «шедевра» целый час смотреть «Дом-2». Наверное, я – бездуховное быдло.

Перестроечное и постперестроечное отечественное кино – это жуткая помойка. Великий Гайдай снял «Операция Кооперация», великий Рязанов снял «Небеса обетованные», почти каждый крупный советский режиссер разродился каким-нибудь несмотрибельным, унылым и отстойным фильмом. Но «Люба» Быкова и тут выделяется. Это настоящий бриллиант несмотрибельности и унылой отстойности. О чем кино?  Зачем оно? Поведать нам о существовании неблагополучных семей? А то мы не знали. Объяснить, что если ребенка регулярно бить и унижать, то он, скорее всего, вырастет неуравновешенным психопатом? Спасибо, Капитан Очевидность, что бы мы без вас делали!

«Теперь можно считать доказанным, что ежели человека не кормить, не поить, не лечить, то он, эта, будет, значить, несчастлив и даже, может, помрет» (братья Стругацкие). И ради этого гениального вывода стоило заставлять маленькую девочку бегать голышом перед камерой и материться? Что нового мы узнаем из фильма? Какой урок извлечем? Какие решения поставленной проблемы предлагают авторы? Ничего. Никакой. Никакие.

Единственная цель авторов – шокировать зрителя запредельной мерзостью происходящего на экране и за счет этого создать впечатление «сильного кино». А ведь фильм снимался для какого-то проекта ЮНИСЕФ, для западного кинокритика, которого так запросто не шокируешь. Западный кинокритик видел гомосеков-каннибалов в «Криминальных любовниках» Озона, натуралистичное групповое изнасилование в «Догвилле» фон Триера, любовный треугольник трех извращенцев в «Законе желания» Альмодовара. Чем такого подготовленного критика удивишь? У Быкова получилось, что уж там. Уровень мерзости реально запредельный. Даже не знаю, что нужно снять, чтоб переплюнуть ТАКОЕ.

Этот фильм – чистое зло. Уж не знаю, что более гнусно — родители-алкоголики, третирующие ребенка, или режиссер, смакующий страдания этого самого ребенка. Примерно на одном уровне, как по мне.

Нужно посмотреть какой-нибудь хороший фильм Быкова. «Пропало лето», или что-то типа того. Чтобы преодолеть культурный шок. Кстати, всем читателям рекомендую — отличная детская комедия. Ещё кстати, эта комедия приз в Каннах получила — когда-то в 60-е. Тогда в этих Европах ещё вручали призы фильмам, в которых нет расчлененки, педофилии и трупоедства. Золотое было времечко, если подумать...


Код для вставки у блог / сайт

Переглянути анонс

«Я сюда никогда не вернусь»: шок и трепет

Посмотрел на днях этот забытый «киношедевр» (в «Известиях» так и было написано) Ролана Быкова. Потрясающее кино, скажу вам. Всего 10 минут продолжается, а кажется, будто оно идет часов 7...



Рубрики: Публікації | Точка зору |

5267 переглядів / Коментарів: 0

Теги: кіно- і театральне мистецтво |
Додати свій коментар

Версія для друкуВерсія для друку

Корисна стаття?

Post new comment

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.


Попередні матеріали
Також у розділі
Статті цього автора


Найцікавіше з архівів сайту
Взрослые дети
29 September 2009




Цікаві статті








 

Шукайте нас у соціальних мережах та приєднуйтеся!

facebook twitter

vk

раскрутка и продвижение сайтов Ми в ЖЖ:  pvu1

Add to Google - додати в iGoogle

Ми на 


Православіє в Україні

Усе про життя Української Православної Церкви

добавить на Яндекс



© Усi права на матерiали, що опублiкованi на сайтi, захищенi згiдно з українським та мiжнародним законодавством про авторськi права. У разi використання текстiв з сайту в друкованих та електронних ЗМI посилання на «Православіє в Україні» обов`язкове, при використаннi матерiалiв в Iнтернетi обов`язкове гiперпосилання на 2010.orthodoxy.org.ua. Адреса електронної пошти редакцiї: info@orthodoxy.org.ua

    Рейтинг@Mail.ru