Партнери




    Вхід на сайт   >>
Розгорнути меню

підписати
відписати
  



Головна » Наші статті » Історія в деталях
Ведущий «сектовед» Украины: полковник КГБ Виктор Сухонин. ЧАСТЬ 1
13 June 2013 14:23
Дмитрий Веденеев д.ист.н.

«…Полковник Сухонин – один из известнейших в системе госбезопасности руководителей и организаторов подразделений по борьбе с нелегальными в то время сектантами «пятидесятниками-трясунами», многочисленными сектами «молчальников», «дырников», изуверских «скопцов», «мурашковцев» и десятками других сектантских групп, существовавших нелегально, проводивших свою работу по вовлечению в эти секты молодежь» – так восторженно характеризовал своего первого руководителя в Министерстве государственной безопасности Украины начинающий контрразведчик Георгий Санников, автор известных мемуаров «Большая охота».

Чекист от станка

Действительно, этот способный оперативный работник свыше 15 лет (1944–1960) возглавлял (фактически, а затем и по должности) работу органов НКГБ-МГБ-КГБ Украины по линии «церковников и сектантов».

Судя по материалам личного дела, будущий полковник КГБ Виктор Павлович Сухонин родился 28 августа 1910 года в селе Сормово Нижегородской губернии, в семье токаря (кроме него росли два брата и три сестры). В 1930 г. вступил в партию.

Трудовую деятельность будущий полковник госбезопасности начал в 14 лет учеником слесаря в школе фабрично-заводского обучения знаменитого, основанного еще в 1849 г. машиностроительного и судостроительного завода «Красное Сормово» в Нижнем Новгороде (переименованном позднее в Горький). С 1927 г. трудился там же слесарем-монтером дизельных двигателей, инструктором по слесарному делу в той же ФЗУ, дорос до техника по обслуживанию оборудования, закончив вечерний Сормовский машиностроительный техникум.

Характерная биография для выходца из простонародья, которым советская эпоха действительно дала «путевку в жизнь». Между тем, Сормовский завод превратился в одно из ведущих судостроительных предприятий, где с 1930 года даже развернулось строительство подводных лодок для ВМФ СССР.

 

Сормовский рабочий Виктор Сухонин

Сознательного рабочего-металлиста пригласили на службу в органах госбезопасности – с 30 марта 1933 года он стал слушателем Центральной школы ОГПУ в Москве. Изучал специальные дисциплины по линии контрразведки, экономической контрразведки, по секретно-политической части (т.е. оперативной работе по бывшим членам политических партий, интеллигенции, церкви), следственное дело, проходил военную подготовку.

В аттестации на прошедшего «основной курс» Школы начинающего чекиста (1934 г.) отмечалось, что учился Виктор «без особого напряжения», материал усваивал «неглубоко», однако «значительно вырос» в образовательной и специальной подготовке (был премирован 2-томником сочинений В.Ленина).

«Основным недостатком» признавалось «неумение без многословия формулировать свои мысли, четко и последовательно их излагать». Диплом о законченном высшем образовании (Черновицкий педагогический институт заочно) В.Сухонин получил только в 1955 году, уже будучи «главным религиоведом» КГБ Украины. Его первая должность – оперуполномоченный 5-го отделения Экономического отдела ОГПУ НКВД Горьковского края.

 

Слушатель Центральной школы НКВД СССР

На ниве контрразведывательной защиты экономики Виктор Павлович трудился достаточно долго, встретив начало войны на должности начальника 1-го отделения 1-го отдела Экономического управления в Управлении НКВД по Горьковской области (региона, где был сосредоточен значительный военно-промышленный потенциал, возросший и за счет эвакуированных стратегических предприятий – в том же Сормово стали выпускать танки Т-34).

В 1941–1943 гг. Сухонин работал начальником отделения Контрразведывательного отдела УНКВД, а затем – Управления восстановленного Народного комиссариата госбезопасности (НКГБ). Тыловой статус Горьковской области не должен вводить в заблуждение – немецкие спецслужбы прилагали значительные усилия для заброски в крупные промышленные центры с оборонными предприятиями (прежде всего, авиастроительными, моторостроительными заводами) разведывательно-диверсионную агентуру (в т.ч. – парашютным способом).

Судя по служебным аттестациям того сурового времени, П.Сухонин приобрел достаточно высокую квалификацию. В характеристиках 1941– 1943 гг. начальники отмечали умение «квалифицированного чекиста» вести агентурную работу, «способность проводить сложные мероприятия», «удачные комбинации по делам».

К 5 октября 1943 г. в активе начальника отделения числились 16 вербовок (из них 8 – «серьезных»), заведенное агентурное дело, 10 дел-формуляров (в которых аккумулировались агентурные сообщения по определенным объектам разработки), 8 учетных дел. Всего же по оперативными материалам П.Сухонина было привлечено к уголовной ответственности «за антисоветскую и шпионскую деятельность» свыше 40 человек.

Наградой стал знак Заслуженного работника НКВД (28 января 1944 г.). Правда, указывали начальники, Сухонин «установил панибратские отношения с подчиненными», что скорее говорит о демократичном настрое Сухонина в отношениях с оперсоставом.

В.Сухонин – оперативный сотрудник УНКВД по Горьковской области

Новый профиль работы: «церковники и сектанты»

Документы личного дела П.Сухонина, к сожалению, не дают ответа на вопрос о причинах перехода способного специалиста по экономической контрразведке на «церковную линию» с переводом в Украину, где чекист никогда не бывал. Выскажем предположение, что перевод был вызван необходимостью укрепления опытными офицерами-агентуристами тех контрразведывательных подразделений, которые занимались разработкой религиозных конфессий на освобожденной территории.

Конечно, сказывалась либерализация политики по отношению к Православной Церкви, причем чекисты составляли немалую часть сотрудников аппарата Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Народных Комиссаров СССР и союзных республик.

Мы уже писали и о реагировании власти и спецслужб на открытие тысяч церквей на оккупированной территории Украины, равно как и о разгуле деструктивных сект (в немалой степени инициированном гитлеровскими спецслужбами), что объективно приводило к необходимости принять меры по прекращению их деятельности в истощенной войной стране.

Что же касается непосредственно Украины, то тут приоритетными объектами деятельности НКГБ становились Римо-Католическая и Греко-Католическая Церкви, различные протестантские течения. Наконец, появился новый для «чекистов-религиоведов», контрразведки в целом, крайне непростой противник – иеговисты, чья деятельность с 1945 года приобрела характер одного из инструментов информационно-психологического противоборства Запада против СССР в рамках «холодной войны»…

В 1944 году подполковник Виктор Сухонин перешел на новую для себя стезю – оперативную разработку «церковников и сектантов». Его перевели в Киев, и.о. заместителя начальника 4 отдела (религиозная линия) 2 Управления (контрразведка) Наркомата госбезопасности Украинской ССР.

Кстати говоря, в 1945 – начале 1947 гг. заместителем начальника 2-го Управления работал полковник Сергей Карин-Даниленко – ведущий специалист по оперативной разработке религиозной среды в Украине в 1920-х – начале 1930-х гг., непосредственный организатор контрразведывательных мероприятий по «самороспуску» Греко-Католической Церкви в Западной Украине в 1945 –1946 годах.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: ЧЕКИСТ-МИРОТВОРЕЦ (к «портрету» С.Карина-Даниленко)

Наверняка, «знания и умения» ветерана «церковной линии» способствовали освоению В.Сухониным нового участка оперативной деятельности. Отметим, что режим работы аппарата госбезопасности даже в «тылу» был весьма напряженным. 19 мая 1944 года приказом по Наркомату госбезопасности УССР установили такой распорядок работы оперативного состава: рабочее время с 10 до 17.00 и с 20 до 01.00. Вечер субботы отводился для «повышения общего и политического уровня».

Интересно, что переезд в Киев едва не привел к серьезным осложнениям по службе. Сухонин поехал в Горький забрать семью и попутно приобрести автозапчасти для НКГБ УССР. Однако сын Вадим (1936 г. рожд.) неожиданно заболел корью и воспалением легких.

По разрешению помощника наркома госбезопасности УССР отпуск Сухонину продлили, однако начальник местного УНКГБ Баскаков… не сообщил о продлении отпуска в Киев из-за перегруженности линии ВЧ-связи. 8 августа 1945 г. на В.Сухонина наложили арест на 5 суток за самовольное опоздание из отпуска на 18 суток. Правда, арест он отбывал не на гауптвахте, а «с исполнением служебных обязанностей».

Заседание Святейшего Синода Русской Православной Церкви под председательством Патриарха Московского и всея Руси Алексия І

Противостояние с «бериевцами»

После смерти И.Сталина в марте 1953 г. МВД СССР (куда влились и органы госбезопасности) возглавил Маршал Советского Союза Лаврентий Берия. Его «наместником» в Украине – главой МВД УССР – стал генерал-лейтенант Павел Мешик.

При всей своей ненависти к «бандоуновцам», он, с санкции московского шефа, последовательно проводил курс на мирное разрешение конфликта. Резко критиковал даже высших партчиновников за перегибы в национальной политике и колхозном строительстве, сменил 18 из 25 начальников областных Управлений МВД. Дал указание не приводить в исполнение смертные приговоры членам ОУН, сворачивал вооруженные операции.

Начался пересмотр дел осужденных подпольщиков и членов их семей, высланных как «бандпособники». Планировалось создать легендированный Центр ОУН, и от его имени вести переговоры с командующим УПА Василием Куком, утвердить оперативные позиции в закордонных центрах ОУН и Ватикане, продвинуть своих людей в агентурный аппарат западных спецслужб. Всерьез был поставлен вопрос о возрождении (легализации) Греко-Католической Церкви и ее монастырей.

Священник «катакомбной» Греко-Католической Церкви правит службу для подпольщиков ОУН

Соответственно, глава МВД УССР нацелил сотрудников «церковного» отдела при оперативной разработке униатского подполья делать акцент на профилактических мероприятиях, «разъяснительной работе», сократив при этом карательные санкции – арест или высылку на спецпоселение в Сибирь.

Аресты униатских священников, справедливо считал генерал Мешик, ухудшают отношение населения к местной советской власти, озлобляют людей. Указания, отданные министром В.Сухонину, по сути, предписывали прекратить разработку греко-католического клира и актива.

Однако полковник Сухонин не побоялся высказать точку зрения, резко противоречившую мнению креатуры Берия. Впоследствии Г.Санников узнал подробности пикирования с Мешиком из разговора Сухонина со своим заместителем.

Министр подверг критике Сухонина за «слишком острые мероприятия в отношении униатской церкви, что может вызвать ответную и нежелательную реакцию населения», указав, что «считает проводимую Сухониным линию на уничтожение униатской церкви ошибочной и не отвечающей складывающейся политической ситуации на территории Западной Украины… Сухонин, как он рассказывал, растерялся и не стал вступать в спор с Мешиком».

Свое недоумение полковник выразил начальнику 4-го Управления МВД Федору Цветухину: «И вы, и я выполняем пока еще действующее указание партии по ликвидации униатской церкви, являющейся опорой и базой оуновского движения. Вы должны были поддержать меня. Пока не будет новых указаний по линии Центрального Комитета, я буду продолжать осуществляемую работу. Цветухин промолчал…».

Но уже на следующий день Мешик вызвал полковника Сухонина, дав понять, что знает о содержании его разговора с Цветухиным:

– …Я прибыл на Украину по воле партии и в деталях обсуждал свою работу здесь с членом Политбюро Лаврентием Павловичем, который предельно четко и ясно сформулировал мою задачу. Мне не нравятся ваши настроения и некоторые реплики по поводу моих рекомендаций. Подумайте над этим.

– Товарищ министр, для меня указания моего руководства обязательны к исполнению. Церковная линия, разработка униатской церкви, направленная на ее ликвидацию, осуществляются по указанию ЦК КПСС и ЦК Компартии Украины. Другой линии в моей работе я не знаю.

– А что Лаврентий Павлович Берия – член Политбюро, это не партия? Идите, товарищ Сухонин, и хорошо подумайте над содержанием наших разговоров.

Собор Святого Юра во Львове, резиденция владык Греко-Католической Церкви

Правда, В.Сухонин благодаря своей «ортодоксально-большевистской» позиции в религиозной политике сумел благополучно избежать преследований, обрушившихся на кадры, верные главе МВД СССР Л.Берии после его ареста (по другой версии – ликвидации) 26 июня 1953 года.

Во главе отдела «О»

Послужной список В.Сухонина показывает эволюцию названий тех подразделений советской спецслужбы, на которые возлагалась оперативная работа по религиозной сфере:

– 1946 г. – заместитель начальника 4 отдела 2 Управления (контрразведка) Министерства госбезопасности (МГБ) УССР;

– с 1 января 1947 г. по 18 августа 1950 г. – заместитель начальника отдела «О» (подразделение «по борьбе с антисоветскими элементами из числа духовенства, церковников и сектантов») 2-го, затем 4-го Управления МГБ УССР;

– в 1950 –1953 гг. – начальник 2-го отдела и заместитель начальника 5-го Управления МГБ (активные оперативные мероприятия, наружное наблюдение, оперативная установка подозреваемых лиц, охрана государственной тайны, розыск анонимных авторов «антисоветских» текстов, угроз терактов);

– с августа 1953 г. вернулся на «церковную линию», заняв должность начальника 6-го отдела 4-го Управления МВД УССР, уже «де-юре» возглавил оперативную работу  по религиозной сфере в Украине (после смерти И.Сталина, с марта 1953 г., и до создания в марте 1954 г. Комитета госбезопасности (КГБ) СССР органы внутренних дел и госбезопасности были слиты в единое Министерство внутренних дел);

– с 1 мая 1954 г. – начальник 6-го отдела, с 10 июля 1956 г. – 5 отдела 4-го (Секретно-политического) Управления КГБ при СМ УССР, в 1959 – и до увольнения с воинской службы 25 мая 1960 года – начальник 4-го отдела 4-го Управления КГБ при СМ УССР.

Службу Виктор Павлович совмещал с активной общественной работой – в НКГБ УССР руководил спортивной секцией, был членом Совета ведомственного общества «Динамо». В 1950-х годах являлся лектором парткома КГБ, специализируясь на антирелигиозных выступлениях, руководил семинаром для сотрудников – «Марксистско-ленинская философия в борьбе с религиозным атеистическим мировоззрением».

Судя по воспоминания коллег, он прекрасно знал старославянский язык, неплохо говорил по-латыни. Проживал в ведомственном доме, в окружении особняков царского времени на элитных Липках, по улице Чекистов, 5 А (ныне – улица Пилипа Орлика).

Работа с «Оракулом»

«Антирелигиозный» отдел считался местом службы интеллектуально развитых, эрудированных оперативников. Как объяснял кадровик Георгию Санникову (видя явное огорчение молодого человека, распределенного в «небоевое» подразделение МГБ), «в этот отдел берут хорошо подготовленных людей, с хорошим и фундаментальным образованием… Начальник этого отдела известный во всей системе госбезопасности человек. Именно в этом отделе вы сможете получить настоящую чекистскую подготовку».

Сослуживцы-наставники популярно объясняли новоиспеченному помощнику оперуполномоченного Санникову, какие функции отдела и «позиции оперативного прикрытия» начальника подразделения Сухонина: «Мы, в частности наш отдел, формируем нужную нашему государству идеологическую направленность церкви. У нас достаточно агентуры, чтобы незамедлительно получить информацию об отклонениях в проповедях священников, об опасных высказываниях даже не перед прихожанами, а в своем кругу. Мы контролируем церковь снизу доверху. Все знаем. Конечно, мы не вторгаемся в личную жизнь церковной верхушки в высшей ее ступени.

Экзарх Украины Иоанн не знает, кто такой Сухонин, а именно он, Виктор Павлович, проводит с ним систематические встречи, прикрываясь якобы своей работой в Совете по делам православной церкви при Совете Министров Украины, где он выступает в роли заместителя председателя и значится там в официальных списках. И никакой тебе утечки. Раскопаем, и загремит болтун в лагеря. Виктор Павлович значится и в Совете по делам религиозных культов в такой же должности».

Начинающий оперработник отдела «О» МГБ УССР Георгий Санников

Подразделение работало весьма и весьма напряженно. Как писал Г.Санников, «существовал у каждого оперативного работника, с указанием его фамилии, так называемый график встреч с агентурой, утвержденный начальником отделения. В таком графике указывалось не менее 12-15 агентов, встречи с которыми проводились минимум дважды в месяц, ну а при необходимости и чаще, с некоторыми иногда и дважды в день, когда было указание свыше – срочно получить, собрать реакцию населения по какому-то определенному вопросу».

К началу 1950-х по материалам отдела производилось наибольшее по центральному аппарату МГБ УССР количество арестов (как писал тот же Санников, ему сразу же «доложили» о готовящемся аресте сразу 10-12 участников нелегальной «Истинно-православной церкви»).

Наиболее серьезные аналитические документы в отделе поручалось составлять начальнику одного из отделений, подполковнику Виктору Полякову, закончившему филологический факультет университета, отличному знатоку церковных проблем (правда, из-за проблем с психическим здоровьем через несколько лет офицера уволили на пенсию).

Материалы личного дела свидетельствуют и о немалых руководящих и оперативных способностях самого Виктора Павловича. Как отмечало 14 марта 1946 г. руководство НКГБ УССР, при отсутствии в течение года начальника отдела и некомплекте сотрудников в 40%, В.Сухонин завел ряд централизованных агентурных дел, по материалам которых арестована большая группа «актива антисоветских церковно-монархических организаций», а также сектантского подполья.

При его помощи активизировалась работа областных Управлений НКГБ по разработке общин «Истинно-православной церкви», «иоаннитам», иеговистам, адвентистам седьмого дня и другим течениям. Замначальника «церковного» отдела имел на личной связи трех агентов, вел централизованные дела по линии харизматической секты «трясунов-пятидесятников» и по иеговистам, до четверти года проводил в командировках (прежде всего – в Западной Украине), осуществлял контрольные явки агентуры, состоящей на связи у сотрудников отдела. 23 декабря 1953 г., в частности, он был поощрен благодарностью и месячным окладом «за умелую  организацию агентурно-следственной работы по вскрытию руководящих звеньев иеговистского подполья» (за ликвидацию руководящих звеньев подполья иеговистов повторно поощрен в марте 1957 г.).

В характеристике, подписанной 8 декабря 1953 г. начальником 4-го Управления МВД УССР полковником Сараевым, говорилось, что благодаря успешной оперативной работе отдела Сухонина удалось «вскрыть нелегальные центры сектантов», внедрить в них своих информаторов, выявить в них агентуру зарубежных спецслужб, осуществить мероприятия по разложению сектантского подполья изнутри.

Лично начальник отдела вел сложные агентурно-оперативные разработки «Оракул» (по подполью иеговистов) и «Завет» (по еврейским клерикалам и сионистам). В характеристике, данной контрразведчику заместителем Председателя КГБ при СМ УССР генерал-майором Серафимом Крикуном, отмечалось, что Виктор Павлович «в совершенстве знает особенности и методы подрывной деятельности участников подполья из числа духовенства и сектантов».

За предшествующие два года, подчёркивал документ, лично осуществил ряд перспективных вербовок. В частности, агент «Кириленко» (псевдоним изменен – Авт.) дал сведения о месте укрытия руководителя иеговистского подполья Н.Цибы (эмиссара Краевого комитета «свидетелей» в Польше, в 1952 г. арестованного с группой сообщников). При этом у «свидетелей Иеговы» обнаружили и изъяли 12 тайников с золотом, деньгами, типографской техникой, организационными документами и антисоветской литературой. Сотрудниками отдела ликвидирован нелегальный центр сектантов-пятидесятников, арестовано шесть его руководителей.

Видимо, речь идет о той части «пятидесятников», которая в 1945 г. не примкнула к евангельским христианам-баптистам с целью легализации и продолжала действовать подпольно, их стремились использовать спецслужбы США и Великобритании, а «пятидесятники-сионисты» декларировали непринятие законов и полный бойкот общественной жизни. Созданы агентурные возможности по разработке «антисоветских сектантских центров за рубежом».

Начальники отмечали настойчивость, требовательность, дисциплинированность, инициативность, скромность коммуниста Сухонина, в круг общения которого входили, преимущественно, сотрудники отдела. Среди замечаний – «отставание по знанию русского литературного языка» (?), трения с начальником отдела «О» подполковником Готовцевым (его Сухонин обвинял в самовосхвалении, а Готовцев, в свою очередь, укорял заместителя за попытки «сплотить» коллектив против него). Сухонину рекомендовалось усилить работу по католическому духовенству и еврейским клерикалам, выявлению среди сектантского подполья агентуры западных спецслужб, подготовке маршрутной агентуры (т.е. такой, которую можно было бы перебрасывать из региона в регион для внедрения в секты), а также уделять больше внимания личной вербовке источников.

Приоритетом работы отдела считалась борьба с «катакомбной» к тому времени Греко-Католической Церковью (не без основания считавшейся духовной опорой подполья ОУН, немало лидеров и функционеров которой, включая Степана Бандеру, происходили из семей священников УГКЦ).

Важной линией считались сионисты, «связи» в Украине еврейских клерикальных организаций, чьи возможности активно использовались спецслужбами США. Г.Санников писал, в частности, об объекте разработки отдела «О», одном из лидеров еврейских клерикалов Киева «Соломоне»: «Я с удивлением рассматривал фотографию «Соломона», который то ли что-то передавал «Роджеру» (установленный сотрудник ЦРУ США – Авт.), то ли что-то получал от него.

«Соломон» – маленький, тщедушный человек, в возрасте между 50 и 60 годами, с ярко выраженными семитскими чертами, пышными пейсами, в большой черной широкополой шляпе, которые обычно носят цадики, длиннополом черном пальто, очень старом и изрядно потрепанном, что было видно даже на фотографии…

Служба наружного наблюдения очень удачно зафиксировала момент передачи сотруднику ЦРУ каких-то пока нам не известных сведений и получение от него денег – несколько сот долларов и тысяч советских рублей… Он плотно обставлен и агентурой, но пока мы не имеем прямых доказательств его шпионской деятельности. Работающей по нему агентурой, в том числе очень проверенной, установлено, что Соломон резко антисоветски настроен, ведет среди посещающих синагогу евреев антисоветскую пропаганду, возводя клевету на советскую действительность, на отдельных руководителей нашей партии и правительства».

«Сгинь, сгинь, власть антихриста!»

Одним из ведущих и считавшихся особо идеологически опасным для власти являлось нелегальное, радикально-протестное движение в Православии – «катакомбное» движение, или же, как называли себя его участники, «истинно-православные христиане» либо «истинно-православная церковь» (ИПХ, ИПЦ).

«Я на всю жизнь запомнил, – писал в мемуарах Г.Санников, – когда в офицерской форме вместе с товарищем по работе вошел в камеру арестованных членов ИПЦ, двух старух, сидевших на корточках по углам камеры, и как они, увидев нас в военной форме и фуражках с голубым верхом, запричитали, закрестились: «Сгинь, сгинь, власть антихриста, чур ее, чур!» И продолжали осенять себя крестным знамением и причитать, злобно глядя на вошедших: «Чур Антихристам, гореть вам в пещи огненной!».

К слову говоря, не смотря на репрессии, к концу 1950-х гг. в СССР, по данным КГБ, существовало до 300 локальных групп ИПЦ с более чем 6000 участников, «которые стояли на позициях крайней враждебности к канонической церкви», отмечали чекисты.

В рамках третьей (после 1943–1945 гг.) волны преследований ИПЦ в 1958–1964 гг. за один только 1959 г. в УССР коллеги В.Сухонина выявили 14 общин ИПЦ со свыше 200 участниками на Черниговщине, 13 – в Полтавской области, ряд общин в других областях Украины (республика вплотную примыкала к российскому Черноземью – едва ли не главному ареалу распространения «истинно-православных» – поэтому наиболее активно ИПЦ проявляла себя в Сумской, Харьковской, Ворошиловградской, Черниговской областях).

Случалось, что в рядах ИПХ оказывались люди, имевшие особые заслуги перед советским государством, занимавшие достаточно высокое социальное положение. В начале 1950-х отдел «О» МГБ УССР разоблачил члена подпольного киевского кружка ИПЦ, прокурора (!) Клавдию Семеновну Кодубенко.

«Стояла молча эта симпатичная тетка с горящими от ненависти за стеклами очков глазами, – описывал свои впечатления чекист-неофит Санников. – Ну, истинный борец за дело Христово! На все вопросы Руденко отвечала презрительным молчанием. Она ростом высокая, Руденко (прокурор Украинской ССР – Авт.) ниже ее, стоит перед ней, орет, весь красный от натуги: «Как ты, фронтовичка, коммунист, могла связаться с этими подонками? Образумься, проси прощения у партии. Пиши обращение на мое имя, срок меньше дадим». А Кодубенко молчит, смотрит свысока, а на морде сплошное презрение ко всем нам присутствующим. Руденко повернулся к нам, мы стояли втроем чуть в стороне, и говорит: «Уведите от меня эту сволочь, пусть сдохнет в лагерях, туда ей и дорога». Конечно, жалко ее было, все-таки женщина еще молодая, на фронте была, ордена честно заработала. На суде она тоже молчала, только и отвечала «да», «нет», от защиты отказалась. Ни на следствии, ни в суде показаний на других участников этой антисоветской группы не дала, хотя и была полностью изобличена показаниями свидетелей и других арестованных по этому же делу…».


Код для вставки у блог / сайт

Переглянути анонс

Ведущий «сектовед» Украины: полковник КГБ Виктор Сухонин. ЧАСТЬ 1

Автор мемуаров «Большая охота» контрразведчик Г.Санников отзывался о своем первом руководителе исключительно в восторженном тоне. А начинал свой путь «известнейший борец с сектантами»  слесарем-монтером дизельных двигателей...



Рубрики: Публікації | Історія в деталях |

3023 переглядів / Коментарів: 0

Теги: чекист | СССР и Церковь | Полковник КГБ В.Сухонин | КГБ | борьба НКГБ с Церковью и сектами |
Додати свій коментар

Версія для друкуВерсія для друку

Корисна стаття?

Post new comment

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.


Попередні матеріали
Також у розділі
Статті цього автора



Цікаві статті








 

Шукайте нас у соціальних мережах та приєднуйтеся!

facebook twitter

vk

раскрутка и продвижение сайтов Ми в ЖЖ:  pvu1

Add to Google - додати в iGoogle

Ми на 


Православіє в Україні

Усе про життя Української Православної Церкви

добавить на Яндекс



© Усi права на матерiали, що опублiкованi на сайтi, захищенi згiдно з українським та мiжнародним законодавством про авторськi права. У разi використання текстiв з сайту в друкованих та електронних ЗМI посилання на «Православіє в Україні» обов`язкове, при використаннi матерiалiв в Iнтернетi обов`язкове гiперпосилання на 2010.orthodoxy.org.ua. Адреса електронної пошти редакцiї: info@orthodoxy.org.ua

    Рейтинг@Mail.ru