Партнери




    Вхід на сайт   >>
Розгорнути меню

підписати
відписати
  



Головна »
«Полтавщина»: Фейнерман и Гапон как катализаторы русской революции
14 March 2011 19:21

«Полтавщина», 23.01.11

Они встретились в Полтаве. Кременчужанин Исаак Фейнерман и семинарист Георгий Гапон

Один уже обладал «модными» в конце 19 века идеями великого русского писателя Льва Толстого или «толстовства», другой лишь искал свои принципы и взгляды в жизни. Но именно с той полтавской встречи и до «кровавого» воскресенья 9 (22 по новому стилю) января 1905 года, с последующей первой революцией в Российской империи, пролегла дорожка незримого влияния Исаака Борисовича на последующие поступки Георгия Аполлоновича.

По примеру ряда публицистов, мы также попробуем поговорить на тему «А если бы». А если бы Гапон не встретил толстовца из Кременчуга Фейнермана, повёл бы он 9 января шествие рабочих Питера к «царю-батюшке» Николаю ІІ? Вроде бы и не дело священника входить в «мирские» заботы. Хотя к тому времени Гапон уже был скорее общественным лидером, чем просто церковным служителем, и на «мирское» он перенёс обветренные религиозностью идеи Льва Толстого, услышанные и понятые от Исаака Фейнермана. Так может, эти два человека и стали вольными или невольными катализаторами потрясений в Российской империи 1905-1907 годов? Ведь слово, идея всегда сильнее любого оружия.

Пастух, зубной врач и семинарист

Исаак Фейнерман родился в Кременчуге в 1863 году, через два года после коренных преобразований Александра II, где были и отмена крепостного права и начало формирования гражданского общества в Российской империи. Окончив Киевскую гимназию в 1885 году, приехал в Ясную Поляну на встречу ко Льву Толстому и... крестился по православному обряду. Устроился там же работать сельским учителем, но так и не был утверждён на должность попечителем. Пошёл в пастухи и проповедовал опрощение. Сильно нуждался и вернулся в Кременчуг. С собой назад привёз «багаж» мыслей и принципов «толстовства». С его религиозностью, простотой в быту, трудолюбием, не принятием войны и государственного насилия в любой форме...

Впоследствии жил в Елисаветграде, где занимался столярным трудом. В 1903 году окончил зубоврачебную школу, практиковал в качестве зубного врача в Киеве. Увлёкшись журналистской деятельностью, стал жить литературными заработками. Свою многолетнюю переписку с Толстым, порой публиковал в газете «Елисаветградские новости».

Г.А.Гапон и И.А.Фулон с группой рабочихГ.А.Гапон и И.А.Фулон с группой рабочих

И тут Гапона и там, а за собой привлёк и Фейнермана

Но главной для Исаака, всё же, оставалась тема «проповеди» идей другим. Ну, как смолчать, когда, мол, есть свои взгляды и вера в их правоту. Из Кременчуга Фейнерман часто навещал губернскую Полтаву. Там и повстречал выходца из села Белики (Білики) любознательного и ищущего молодого семинариста Гапона. Это как найти клад в лице собеседника, как «губку», которая впитывает твои мысли, твои идеи. Пусть и «толстовские», но уже трансформированные в твоём мозгу. Говорили и спорили много, и Георгий попал под сильное влияние Исаака Борисовича. Знаете, это уже библейским отдаёт: «Авраам родил Исаака, Исаак родил Якова, Яков родил Иосифа...» Так Гапон вошёл в «мирской» социум с его противостояниями и противоречиями, а далее была столица империи — Санкт-Петербург, где русский священник стал политическим деятелем и профсоюзным лидером! Удивительно звучит, не правда ли? Сильный оратор и проповедник он создал «Собрание русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга», что явно не нравилось ни большевикам, ни меньшевикам, ни эсерам, для которых Гапон был прямым конкурентом.

Георгий ГапонГеоргий Гапон

В 1904-1905 Питер увидел и Фейнермана. Тот писал в газетах и журналах под псевдонимом Тенеромо (латинская версия фамилии Фейнерман). Опубликовал достаточно статей и несколько книг о Толстом и его учении. При этом был активным собирателем слухов и анекдотов о Льве Николаевиче. Занимался драматургией, писал пьесы и киносценарии на еврейские темы. Стал одним из первых российских киносценаристов. После смерти Толстого в 1910 году организовал съёмки его похорон. В последующие годы написал киносценарии для фильмов по мотивам произведений русского писателя. В 1914 году «со слов Толстого» сообразил сценарий для фильма «Безумие пьянства». С Гапоном его видели нечасто, и политики Исаак Фейнерман, похоже, сторонился, однако с Георгием всё же общался.

Правда, Жору всё более затягивало революционное. В неудачную для Российской империи русско-японскую войну 1904-1905 годов особо обострились социальное и классовое противостояния в обществе. Революционные радикалы — эсеры и большевики — были за решительный отпор царизму, Гапон, под влиянием идей толстовства (или всё-таки Фейнермана?), направлял рабочих на поиск определённого компромисса с властью. Ну и собственное влияние на пролетариат терять не хотелось. Для чего? По Питеру всё упорнее «поползли» слухи, что Гапон тайный агент царской охранки, внедрённый в рабочее движение.

Утро кровавой казни

9 (22) января 1905 года они пошли в шествии, с иконами к Зимнему дворцу. В упорном молчании рабочих людей не было агрессии, как писали газеты того времени, а лишь вера, что царь примет просителей и «выслушает обиды, чинимые простым людям». А Гапон? Он был рядом, с рабочими, а всё же его влияние как-то теряется в описании событий того дня. Понятно, что идея шествия исходила от него (как и первая массовая забастовка на городских предприятиях). Во всяком случае, такова официальная версия. Были ли провокаторы, направленные теми, кто искал свою выгоду в массовом столкновении? Ведь описанные «тёмные личности» всё-таки блуждали по площади и наверняка могли дать повод для открытия стрельбы, уж очень рьяно пытаясь прорваться к Зимнему дворцу.

Вот с чиновниками проще. Ни один из высших сановников Российской империи, замешанных в этом деле, расстрел безоружных людей, на себя, конечно «не взял». Да может, и не существовало такого приказа, а офицер, командовавший цепью солдат и казаков, преграждающих дорогу рабочим к Зимнему Дворцу, действовал, как сказали бы сейчас, согласно с «оперативной обстановкой». Чтобы ни было, а выстрелы и казацкие шашки нашли свои жертвы, их отголоском стала первая русская революция. Георгий Гапон ранения и смерти избежал. Уехал заграницу, а после вернулся в Петербург, но прожил недолго и был застрелен политическими оппонентами по рабочему движению — эсерами. Выходец с Полтавщины Георгий Аполлонович так и остался очень противоречивой личностью в истории Российской империи. Споры не затихают и до сего дня. Неизвестно, что думал о смерти своего воспитанника кременчужанин Исаак Фейнерман, но вряд ли забыл ту памятную встречу в Полтаве, когда семинарист Гапон впервые услышал от него об идеях «толстовства».


Код для вставки у блог / сайт

Переглянути анонс

«Полтавщина»: Фейнерман и Гапон как катализаторы русской революции


Рубрики: Моніторинг ЗМІ | Різне |

1487 переглядів / Коментарів: 0

Теги: Церква і політика | краєзнавство |
Додати свій коментар

Версія для друкуВерсія для друку

Корисна стаття?

Post new comment

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.


Попередні матеріали
Також у розділі

Цікаві статті








 

Шукайте нас у соціальних мережах та приєднуйтеся!

facebook twitter

vk

раскрутка и продвижение сайтов Ми в ЖЖ:  pvu1

Add to Google - додати в iGoogle

Ми на 


Православіє в Україні

Усе про життя Української Православної Церкви

добавить на Яндекс



© Усi права на матерiали, що опублiкованi на сайтi, захищенi згiдно з українським та мiжнародним законодавством про авторськi права. У разi використання текстiв з сайту в друкованих та електронних ЗМI посилання на «Православіє в Україні» обов`язкове, при використаннi матерiалiв в Iнтернетi обов`язкове гiперпосилання на 2010.orthodoxy.org.ua. Адреса електронної пошти редакцiї: info@orthodoxy.org.ua

    Рейтинг@Mail.ru