Партнери




    Вхід на сайт   >>
Розгорнути меню

підписати
відписати
  



Головна » Наші статті » Святі та подвижники благочестя
Первомученик XX века — митрополит Владимир (Богоявленский)
07 February 2011 18:10
Сергей Герук

Велик был год и страшен год
по Рождестве Христовом 1918-й,
от начала же революции второй.
Михаил Булгаков. «Белая гвардия»

В морозные дни конца января 1918 года древний Киев-град потрясла жуткая весть: у крепостных валов возле Киево-Печерской Лавры был зверски убит 70-летний митрополит Киевский и Галицкий Владимир (Богоявленский). В этой мученической смерти почтенного иерарха Русской Церкви, которого знала и почитала вся православная Россия, люди увидели грозные предзнаменования грядущих кровавых событий.

Осажденная Лавра

«В начале 9-го часа утра 23 января (5 февраля по н.ст. – С.Г.) Лавра оказалась под сильнейшим и ожесточенным обстрелом большевиков со стороны Дарницы и Никольских слободок, – писал вскоре после смерти иерарха в посвященной ему книге профессор Киевской духовной академии протоиерей Феодор Титов[1]. – Над южными дверями, ведущими со двора в Крестовоздвиженскую церковь, на Ближних пещерах, находится, между прочим, икона Казанской Божией Матери. В эту икону попала шрапнельная пуля, пробила в стекле отверстие и углубилась в икону в том месте, где приходится сердце Богомладенца. Вид этой иконы производит потрясающее впечатление на верующих богомольцев. Даже некоторые большевики в изумлении останавливались впоследствии перед этой иконою».

Автор, очевидно, в надежде, что неслыханное преступление вскоре будет раскрыто, а убийцы – наказаны, подробно и точно, не упуская малейших деталей, изображает драматические события тех дней.

«К вечеру 23 января большевики овладели Лаврою, и тогда в ней начались такие дикие насилия и проявления варварства, пред которыми бледнеют сказания о грабежах и насилиях, производившихся дикими монголами во время разорения Киева и Лавры в 1240 году. Вооруженные толпы людей врывались в храмы, с шапками на головах и папиросами в зубах, производили крик, шум и безобразия во время богослужения, произносили невыразимые ругательства и кощунства над святынею, вламывались в жилища монахов днем и ночью, стреляли над головами смертельно перепуганных стариков и били их, грабили, что только попадалось под руку, останавливали монахов днем на дворе, заставляли раздеваться и разуваться, обыскивали и грабили, издевались и секли нагайками, хватали случайно оказавшихся в то время в лавре посторонних, особенно военных – офицеров и генералов, предавали их жестокой смертной казни…

24 января, в среду, перед Литургиею, митрополит Владимир служил в Великой церкви акафист Успению Божией Матери. Чтение акафиста митрополитом, по наблюдению сослуживших ему, отличалось особенной проникновенностью и задушевностью. Ночь на 25 января вся лавра проводила без сна, в сильнейшей тревоге. Всю ночь братство оставалось в храме на молитве, непрерывно служились молебны и пелись акафисты. Митрополит Владимир также всю ночь бодрствовал. С раннего утра 25 января начались новые насилия и грабежи в Лавре. Об этом было сообщено коменданту, который поместился в одном из корпусов лаврской странноприимницы и который распорядился тогда поставить караул у всех ворот Лавры. Лавра оказалась на полном осадном положении. Запрещено было даже звонить в колокола…

Вечером того же дня, в начале 7-го часа, в Экономические (северные) ворота Лавры вошли пять вооруженных людей. Один из них, одетый в черную кожаную тужурку, был командиром. После 6 с половиной вечера на парадном входе митрополичьей квартиры раздались три резких звонка, и в открытую дверь вошли пять вооруженных солдат во главе с матросом. Матрос спросил: “Где Владимир митрополит? Мы желаем с ним переговорить...”»

Но прервем рассказ о мученической гибели митрополита Владимира (Богоявленского), фиксирующий буквально по минутам последние часы жизни святителя, чтобы вернуться в прошлое и вспомнить его жизнь, наполненную неутомимой деятельностью на благо Церкви и России.

Верный служитель

Будущий митрополит Владимир (в миру Василий Никифорович Богоявленский) родился в 1848 году в Тамбовской губернии, в селе Малая Моршка Моршанского уезда. Высшее духовное образование получил в Киевской духовной академии, которую закончил с отличием в 1874 году. Годы жизни и учебы в Киеве, «втором Иерусалиме», как тогда его называли, «колыбели христианства святой Руси», явились той благодатной почвой, на которой со временем расцвели духовные и просветительские дары святителя. Не только изучению богословия отдает свое время студент Богоявленский, но и переводческой работе: в год окончания академии в Киеве опубликован его перевод с немецкого языка логики Г. Гагемана. Василию Богоявленскому предлагают остаться при академии «для подготовления к профессорскому званию», но молодой ученый стремится на родину, чтобы посвятить себя просветительской и педагогической деятельности. В Тамбовской духовной семинарии он преподает сразу несколько предметов – гомилетику, литургику и пастырское богословие, а также немецкий язык. Параллельно в женском епархиальном училище и гимназии читает лекции по географии и литературе.

Через семь лет педагогической работы Василий Богоявленский принимает священнический сан. Но это решение сопрягается с первым огромным жизненным испытанием: от скоротечной чахотки умирает его молодая жена, а потом и маленький ребенок. Усматривая в этом непостижимую волю Божию, отец Василий решает всецело посвятить себя служению Церкви и принимает монашеский постриг. При пострижении ему было дано имя крестителя Руси равноапостольного князя Владимира, и в этом тоже усматривается таинственное предзнаменование: в самый трудный час испытаний, когда революционные кровавые бури терзали не только древний государственный уклад, но и духовный корабль – Православную Церковь, служитель Божий Владимир был послан на древнейшую кафедру – Киевскую, стоять за веру там, где впервые приняла Русь благодать крещения.

Вехи его святительского служения свидетельствуют об огромном пастырском даровании. В юбилейный 1888 год – год 900-летия крещения Руси – он был хиротонисан в епископа Старорусского, викария древней Новгородской епархии. Через два с половиной года владыка Владимир возглавляет архиерейскую кафедру в Самаре. Здесь ему пришлось столкнуться с голодом, начавшимся в 1891 году из-за неурожая, и вспыхнувшей затем эпидемией холеры.

В дни бедствий владыка делал все возможное для облегчения положения народа, являясь в эти тяжелые времена крепкой нравственной опорой для самарцев. Но не только о душах пекся пастырь. При монастырях и состоятельных храмах были устроены столовые и чайные; в школах бесплатно кормили учащихся. Владыка направлял повсюду воззвания о помощи, обращался в Петербург, посылая туда образцы «голодного хлеба». Когда же вспыхнула холера, владыка ободрял отчаявшихся и болящих, проводил заупокойные службы по умершим. Святительский подвиг епископа Владимира был высоко оценен Священным Синодом, и в 1892 году владыка Владимир назначается экзархом Грузии. На новом поприще владыка много сил отдает духовному просвещению разноплеменного православного населения Кавказского края: он устраивает новые школы, храмы, усиленно проповедует христианское учение. За пять лет служения в Грузии авторитет владыки Владимир вырос настолько, что, когда встал вопрос о назначении нового управляющего Московской епархией, выбор пал на 50-летнего архиепископа Владимира.

Аскет, пастырь, церковный деятель неутомимой энергии и недюжинного организаторского таланта, владыка Владимир был и горячим писателем – проповедником слова Божия. Глубоко сознавая значение печатного слова, владыка откликался на все насущные вопросы своего времени. Он издавал и распространял бесплатно тысячи брошюр и листков. Особенной любовью всех без различия возрастов и образования пользовалось сочинение владыки «Евангелие детства». В то время оно было единственным и весьма ценным пособием по религиозно-нравственному воспитанию детей. Много сил отдал преосвященный Владимир борьбе с пьянством. Но особенно резко обличал владыка все более распространявшиеся в то время социалистические и атеистические идеи, нигилизм и революционный демократизм. В годы революции 1905–1907 годов владыка ездил на заводы и фабрики, встречался с рабочими, беседовал с ними о социальных вопросах, о сохранении веры в душах людей.

Обладая от рождения скромным, а по воспоминаниям его соучеников, мягким и застенчивым характером, преосвященный Владимир в делах защиты чистоты веры и Церкви проявлял несокрушимую силу воли, абсолютную бескомпромиссность, до готовности положить душу свою. Эти качества становились нередко причиной многих испытаний, выпавших владыке, когда он управляя Московской (с 1898 по 1912 гг.), а затем и Санкт-Петербургский (Петроградской) епархиями.

Служение в Петербурге-Петрограде было особенно тяжелым. Авторитет владыки, его прямолинейность и твердость, горячее желание противостоять пагубным веяниям времени не всем в столице пришлись по душе. В высших властных кругах формировались силы, пытающиеся управлять Церковью в своих корыстных целях. В России тех лет уже кипели революционные настроения. Шла Первая мировая война. Все это сказывалось и на состоянии Церкви. На защищавшего церковный корабль от вмешательств и политических интриг митрополита Владимира посыпались доносы, против него была развязана клеветническая кампания в прессе. И в ноябре 1915 года митрополит Владимир, первенствующий член Святейшего Синода, был переведен на Киевскую кафедру.

Голгофа

Эти два с небольшим года управления Киевской епархией были для священномученика последним испытанием его веры. Будто предвидя мученический крест, митрополит приехал в город святого князя Владимира с тяжелым сердцем. Но вскоре церковные дела потребовали его присутствия в Петрограде – для участия в заседаниях Святейшего Синода, а с открытием Всероссийского Церковного Собора в августе 1917 года – в Москве.

В ноябре 1917 года владыка возвращается в Киев. Здесь митрополит столкнулся с движением самосвятов-раскольников, требовавших революционных реформ в церковном устройстве, изменения канонических норм, образования национальной украинской церкви. Митрополит Владимир стал на страже чистоты веры, ее апостольских вселенских законов, понимая, что болезненный вирус революции не должен охватить церковный организм. Он решительно отвергал всякие попытки по переустройству Церкви. В своем архипастырском обращении владыка Владимир говорил: «Если человеческие убеждения стоят в противоречии с Божественными истинами, то разумно ли придавать какое-либо значение этим убеждениям, считать их правильными и руководствоваться ими в жизни? Мы, конечно, должны терпеть и несогласных с нами и даже явно заблуждающихся, относиться к ним снисходительно, но от заблуждений их должны отвращаться и с заблуждениями бороться и доказывать их несостоятельность». Враги из числа лжебратии требовали, чтобы он покинул Киев, или лицемерно предлагали ему стать «патриархом всея Украины». Ему угрожали, его запугивали, к нему подсылали подстрекателей, но старец-митрополит оставался непреклонным до последних дней своей жизни.

Когда пятеро вооруженных людей вошли в его покои, учинили обыск и допрос, митрополит остался внешне спокойным. Когда же ему предложили одеться и проследовать с ними, он сказал: «Если вы хотите меня расстрелять, расстреливайте здесь». Однако палачи потребовали его выхода из покоев. Митрополит благословил своего келейника Филиппа, утер слезу со своей щеки и шагнул в холодную зимнюю темноту. По свидетельству протоиерея Феодора Титова, один из лаврских монахов видел, как убийцы вели митрополита через лаврское подворье мимо Успенской «Великой» церкви к Экономическим воротам. У храма матросы закурили, а митрополит подошел ко главному входу в храм и стал молиться. Идя далее, он молитвенно напевал что-то про себя. Дойдя до ворот, он снова остановился, обратился к надвратной иконе святителя Николая и, перекрестившись, низко поклонился… Через несколько минут двое лаврских монахов, стоявших во дворе, услышали четыре, а затем еще два ружейных выстрела. Кто-то сказал: «Это владыку расстреливают…»

«По словам одного случайного очевидца мученической кончины митрополита Владимира, – пишет протоиерей Феодор Титов, – убийцы привезли последнего к месту расстрела на автомобиле. Когда убийцы вывели митрополита из автомобиля и остановились на площадке, то архипастырь-мученик спросил: “Что, вы здесь хотите меня расстрелять?” “А что же, церемониться с тобою?” – был ответ. Тогда митрополит попросил у них времени помолиться Богу. Один из убийц сказал: “Только поскорее”. Тогда митрополит воздел руки кверху и сказал: “Господи! Прости мои согрешения – вольныя и невольныя, и прими дух мой с миром”. Потом он благословил крестообразно обеими руками своих убийц и сказал: “Господь вас благословляет и прощает”. И после этого, когда митрополит еще не успел опустить рук, послышалось четыре выстрела, и митрополит упал. Тогда убийцы подошли к митрополиту и еще в лежащего сделали несколько выстрелов…». Помимо огнестрельных ран на теле митрополита-мученика было найдено множество колотых.

Так была открыта мученическая страница в огромной книге кровавых гонений на Церковь Христову, за которую отдали жизнь в первой половине прошлого века многие тысячи исповедников и мучеников. Святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси, назвал мученическую смерть митрополита Владимира «жертвою благовонною во очищение грехов матушки-России».

Первомученик ХХ века митрополит Владимир (Богоявленский) прославлен Церковью в 1992 году. Честные мощи его положены в Ближних пещерах Киево-Печерской Лавры.


[1] Венок на могилу Высокопреосвященного Митрополита Владимира (25 января 1918 г.) / Под ред. протоиерея Феодора Титова. Киев: Изд. Киево-Печерской лавры, 1918. Репринт: Киев: Изд. отд. УПЦ, 1992.

 


Код для вставки у блог / сайт

Переглянути анонс

Первомученик XX века — митрополит Владимир (Богоявленский)

В морозные дни конца января 1918 года Киев-град потрясла жуткая весть: у крепостных валов возле Киево-Печерской Лавры был зверски убит 70-летний митрополит Киевский и Галицкий Владимир (Богоявленский). В этой мученической смерти люди увидели предзнаменования грядущих кровавых событий.



Рубрики: Публікації | Святі та подвижники благочестя |

3899 переглядів / Коментарів: 6

Теги: Житія святих |
Додати свій коментар

Версія для друкуВерсія для друку

Корисна стаття?

Уважаемый Максим, у меня нет

Уважаемый Максим, у меня нет никакой "личной неприязни к облику святого" свщмч. Владимира. Я сам из тех людей, которые интересуются разными (а не только известными) сторонами жизни любых подвижников. Иначе сто раз читанный, однообразный житийный "гламур" мало кого будет интересовать, ведь он предсказуем. И потом, я не "обличал в черносотенных и радикально-монархических взглядах" митр. Владимира, а указал на наличие таковых (так же, как и его признание Временного правительства, что свидетельствует против однозначно монархических взглядов архиерея). Все эти факты о священномученике и слова прот. Шавельского я вообще взял из статьи о митр. Владимире в википедии - просто набрал имя митрополита в гугле и прочитал, о чем сообщил в первом сообщении. Это уже вы мне додумали свое понимание моего видения.
С уважением, ваш Аноним :)
(Святая Соборная и Апостольская Церковь не возбраняет пользоваться православными никами в процессе интернет-общения)

Максим. По поводу анонимного комментария.

 

Во-первых, канонизированного Церковью человека обличать в
черносотенных и радикально-монархических взглядах на страницах православного
сайта – не уместно. Пусть это исследование проводят светские историки на соответствующих их тематике веб-страницах.

Если у владыки Владимира и были какие-то немощи, как у всех людей, и ошибки, думается,
он смыл их мученической кровью.

 

Цитируемый читателем протопресвитер Георгий Шавельский имеет куда более уязвимую биографию, и обличает личную неприязнь этого Анонима к облику святого.

 

Хотя бы потому, что сам Шавельский был крайне политически

 

ангажированной личностью, имея интеллектуальные дарования и способности,
страдал карьерной болезнью и претендовал на Питерскую кафедру в 1917 году
(отсюда такая неприязнь к святителю Владимиру), в отличие от убиенного митрополита
Владимира, прятался от революционной власти – в 1918-м, спасаясь от террора, в одежде оборванца, с паспортом умершего крестьянина Скобленка, прибыл из Витебска в Киев, находившегося тогда под властью Гетмана Скоропадского. В Киеве вынужден был перебиваться статьями в местные революционные газеты и окончательно испортил отношения с митрополитом Киевским Антонием (Храповицким). В 1920 году бежал в Болгарию и там примкнул к болгарским раскольникам, вступил в конфликт с известным святителем Серафимом (Соболевым), канонизированным старостильной Болгарской православной Церковью и РПЦЗ. Его также предавал резкой критике другой святитель - писатель-митрополит Вениамин (Федченков).

 

Замечу при этом, что о.Георгия критиковали высокодуховные церковные деятели, люди святой жизни и глубокой веры,
каковым был и всщмч. Владимир. Так что симпатии Анонима проливают свет на его
веру и взгляды".
 

С уважением, Максим

 

 //Во-первых,

 //Во-первых, канонизированного Церковью человека обличать в
черносотенных и радикально-монархических взглядах на страницах православного
сайта – не уместно. Пусть это исследование проводят светские историки на соответствующих их тематике веб-страницах.
Если у владыки Владимира и были какие-то немощи, как у всех людей, и ошибки, думается,
он смыл их мученической кровью.//
 

 ну я не аноним, но тоже читать елейные жития не люблю. конечно, определённой части Церкви интересны именно такие чтения. Потом ,правда, они видят "ангела во плоти,который будучи в материной утробе не кушал по средам и пятницам, тоже было после рождения, а с седми лет сразу в схиму постригся и тем Богу угодил"- и видят себя, такие как они есть. а после понимают,что достичь подобной святости не удастся никогда и "забивают" даже на попытку изменить себя в лучшую сторону. и этим моментом довольно длительное время пренебрегали,списывая всё на промысел Божий....

лично мне важнее видеть реального человека, моего практически современника (если говорить о 2 тысячах лет истории христианства), со своимим немощами и убеждениями (а убеждения могут быть совершенно не привязанными к проповеди Христа, и по человечески это нормально!!!). поскольку на первом месте всёже (Воинствующая Церковь на это надеется) является "признание" Богом подвига такогото человека,а уже после этого - его формальное причисление к лику святых в том или ином чине. и именно "тип святости" или чин и должен рассматриваться верующими как пример для подражания . для своего уподобления святым. священномученику Владимиру (в часности) в крепкой вере и исповедничестве до крови.

но тот факт, что многие нынешние священники являются монархистами (пусть даже без реставрации дома Романовых) - тоже никуда не скрыть. таким же были многие архипастыри в начале 20го века. и благословляли на многие деяния разлдичные группы ... или только признанием митр. Владимира священномучеником эти факты кудато делись? или снова воспитываем в людях культ личности? это надо знать!! надо!! но акцентировать своё внимание совершенно на другом!!!

а вот когда открываются всякие "монархизмы" и иже с ними -тогда могут оказатсья не такими радужными и другие действия. например проповеди с амвона о "русском мире". в котором менее всего о Христе и более -о государстве. или это тоже надо забыть.??

а люди,которые читают этот (и другие подобные) сайт  не настолько глупы чтобы за них делали выводы. они и сами смогут это сделать. при надлежащем желании и помощи с Вашей (авторской ) стороны.

Пы.Сы. тут ктоот про анонимом говоирл...однако сообщение от одного пользователя подписано именем совершенно другого))))))) в общем то нормальный ход)))) 

Пояснение о несоответствии

Пояснение о несоответствии одного имени пользователя реальному комментатору. На редакционный ящик "ПвУ" пришло письмо от читателя, который пытался поставить комментарий под статьей, но система выдавала ошибку, и комментарий не был опубликован. Читатель попросил, если возможно, опубликовать всё же его комментарий на сайте. Редакция так и сделала. Система комментариев автоматически проставляет имя автора, если пользователь находится на сайте под своим логином и паролем. Таким образом, получилось несоответствие - имя комментатора одно (поставлено автоматически и не соотносится с именем реального комментатора), но в тексте комментария указано имя реального автора.

Приносим извинения за неудобство.

С уважением

//

УВАЖАЕМОМУ АНОНИМУ.

Данная публикация  не претендовала на научно-исторический обзор жития священномученика, а писалась как краткий очерк, иллюстрирующий последние дни жизни святителя и его мученической кончины.

С уважением,

Сергей Герук

 

Автору статьи хотелось бы

Автору статьи хотелось бы пожелать более объективного подхода к освещению жизни нвмуч. митр. Владимира (Богоявленского). Всё-таки эта статья - жизнеописание церковного деятеля, а не гладкое елейное житие, позволяющее в подобном жанре одну патетику и недомолвки.

А потому можно было упомянуть о неоднозначности личности владыки Владимира, например:
- Принимал активное участие в деятельности черносотенных организаций, спонсировал их, считал, что пастырь не может подходить к алтарю, если не имеет монархических убеждений и т.п.
- В то же время выступал против влияния Григория Распутина на синодальные дела, в связи с чем вызвал недовольство царского двора, что привело к его удалению со столичной кафедры.
- После свержения царя признал Временное правительство России, затем подал в отставку с поста члена Синода, оставшись на киевской кафедре...
 
Это только то немногое, что я нашел сейчас в интернете. Тогда мы увидим живого человека, со своими взлетами и падениями, правдой и заблуждениями.

Протопресвитер Георгий Шавельский, бывший членом Синода в предреволюционные годы, находясь в эмиграции, так оценивал его деятельность как первенствующего члена Святейшего Синода: «Благочестивый и скромный, добрый, простой, честный и прямой — он однако совсем не подходил для своего поста. Ему не доставало нужного ума и широты взгляда, быстрой сообразительности и необходимой деловитости. Для какой-либо провинциальной кафедры он оказался бы весьма достойным архипастырем, но в вожди Русской Церкви, да ещё в столь бурное время, он совершенно не годился: для этого ему не хватало и авторитета, и кругозора, и такта, и даже ловкости. <…> В царской семье, как и в высших кругах, он не пользовался почётом; не сумел он стяжать и любви народной. Руководить синодальной работой он не мог: заседания Синода под его председательством проходили запутанно и нудно. Нужен был совсем иной кормчий для Церкви и Синода.»

 

Post new comment

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.


Попередні матеріали
Також у розділі
Статті цього автора


Найцікавіше з архівів сайту



Цікаві статті








 

Шукайте нас у соціальних мережах та приєднуйтеся!

facebook twitter

vk

раскрутка и продвижение сайтов Ми в ЖЖ:  pvu1

Add to Google - додати в iGoogle

Ми на 


Православіє в Україні

Усе про життя Української Православної Церкви

добавить на Яндекс



© Усi права на матерiали, що опублiкованi на сайтi, захищенi згiдно з українським та мiжнародним законодавством про авторськi права. У разi використання текстiв з сайту в друкованих та електронних ЗМI посилання на «Православіє в Україні» обов`язкове, при використаннi матерiалiв в Iнтернетi обов`язкове гiперпосилання на 2010.orthodoxy.org.ua. Адреса електронної пошти редакцiї: info@orthodoxy.org.ua

    Рейтинг@Mail.ru