Партнери




    Вхід на сайт   >>
Розгорнути меню

підписати
відписати
  



Головна » Наші статті » Слово пастиря


Игумен Феогност (Пушков)


Пастырь и приход: канонические аспекты взаимоотношений. Очерк первый
21 June 2011 17:32
Игумен Феогност (Пушков)

Границы прихода и значение оных

ОТ РЕДАКЦИИ. Идея серии подобных очерков родилась в результате обсуждения реальных проблем, с которыми сталкиваются многие из нас в своей приходской жизни. Но одно дело — обсуждать ситуации и возмущаться, и совсем другое — искать выходы и предлагать конкретные шаги на пути к исправлению.

Откуда берут корни многие наши приходские нестроения и как каждый православный христианин может поучаствовать в организации полноценной жизни церковной общины — анализирует игумен Феогност (Пушков), кандидат богословия, клирик Северодонецкой епархии.

Читайте также:

Очерк второй: Границы послушания

Очерк третий: Выборность духовенства

Очерк четвертый: Исповедь

Очерк пятый: Смерть христианина и поминовение усопших

***

Одной из самых страшных профанаций современного церковного сознания является утрата верующими подлинно церковного измерения религиозной жизни. В православной экклезиологии (учении о Церкви), данной нам, прежде всего, апостолом Павлом, Церковь предстает как живой организм, «Тело» (Рим. 12:5). Вторым образом Церкви – также данным нам апостолом Павлом – является брак (Ев. 5:22-32). Необходимо учесть, что «в библейские времена под "браком" понимались, прежде всего, взаимные обязательства, а не интимная близость. В законодательстве ряда стран муж и жена являются одним юридическим лицом: с мужа можно взыскивать долги жены, и наоборот. ...Становясь христианами, мы присоединяемся к новой семье и новому народу; к народу, главой которого является Иисус Христос. Он приходит, чтобы разделить наш позор и погибель, так, чтобы и мы разделили Его праведность и Его славу» (Сергей Худиев. Ярость, гнев и любовь Божия.  http://www.coramdeo.ru/index.asp?source=article/hud.htm).

Перед нами вырисовывается образ Церкви-Семьи. Члены этой семьи собираются вокруг Евхаристической Трапезы, которую возглавляет отец общины – священник. Участники этой Трапезы – не «случайные гости» и не «прохожане» (и даже не прихожане), а именно – подчеркиваем это – полноценные члены семьи, со всеми вытекающими отсюда обязанностями. Если храм – это религиозный дом, а собирающаяся в нем община – семья, то и ответственность в семье распределяется на всех членов общины. Не бывает в семье сознательных членов, которых бы статус ни к чему не обязывал. Так же не бывает в Церкви членов, которые бы не несли обязательства (послушания) в церковной семье. Подчеркиваем, что речь идёт не просто о «духовных обязательствах перед Богом», но еще о банальных семейных обязательствах членов Церкви.

У современников же чаще встречается отношение к Церкви как к бюро ритуальных услуг или к аптеке

«Пришел, заказал, заплатил, получил». Мы утратили и понимание, и ощущение того, что «мы, многие, составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены» (Рим.12:5); что «мы члены друг другу» (Еф.4:25).

Этот глубокий и катастрофический изъян в нашем религиозном сознании превратил большинство наших современных «православных христиан» в духовных «бомжей» ввиду того, что они не имеют той семьи, членами которой бы они себя ощущали. Отсутствие подлинного церковного сознания выражается в перманентном «паломничестве» мирян от одного храма к другому в поисках «хорошего батюшки» и «дешевых треб». В итоге разрушается сакраментальная дисциплина и, главное, дисциплина покаяния. В древней Церкви (как и сейчас у греков) человек может исповедоваться только одному и тому же лицу. Это позволяет священнику, знающему своё чадо, наблюдать за этапами его духовного развития, корректировать оное. Если же священник видит в первый и последний раз в жизни человека, который «по списку» перечисляет ему свои грехи, он – даже будучи святым – не сможет помочь кающемуся, не зная его жизни, привычек, недостатков, особенностей характера. И получается, что исповедь сводится к перечислению грехов и формальному разрешению.

Бывают такие случаи, что лицо, закореневшее во грехе и не желающее вести с оным борьбу, обходит стороной священника, который знает это лицо и указывает ему на путь исправления. В итоге он бежит к незнакомому «доброму батюшке», который, махнув рукой, «разрешает кающегося», даже не помышляющего об исправлении.

Объектом церковного канонического права являются не только клирики, но и все верующие христиане, все члены Церкви

Границы же общины (как и целой Поместной Церкви) проводятся по территориальному принципу. Нарушением этих границ является вторжение одного священника на территорию другого «по приглашению». Подробнее мы остановимся на этом вопросе чуть ниже. Сейчас только отметим, что мирянин так же канонически подчинен своему приходу, как священник – своему епископу.

Представим себе, что священник из Харьковской епархии захочет пребывать под покровительством епископа не Харьковского, а, к примеру, Львовского. Что он для этого должен сделать? – Поменять место жительства! Или же – если он может себе это позволить – иметь приход в Львовской области, а проживать (но не служить без приглашения полномочного лица из местного духовенства) в Харьковской. В противном случае он обязан довольствоваться тем, что имеется в наличии. Вторжение же одного епископа не территорию другого будет расколом. Так же и вторжение священника на территорию пастырского служения другого священника есть раскол (см. 14, 15, 16, 31, 35 апостольские правила). В древней Церкви, согласно апостольским правилам, без «представительной грамоты» не мог быть допущен к участию в Таинствах не только клирик, но и мирянин (12-е апостольское правило).

Когда к середине IV века оформилось монашество, и появилась система «индивидуальных духовников», последняя не разрушила сакраментально-иерархического строя Церкви как семьи. «Исповедь» у монаха-духовника (чаще всего даже не имевшего священного сана) носила не сакраментальный, а педагогический характер. При этом человек оставался членом конкретной евхаристической общины.

Выше я обещал остановиться подробнее на вопросе о «границах церковной территории»

Увы, большинство обывателей этот вопрос рассматривают как проявление «поповской борьбы за требы». Не скажу, что никто из священников не дает повода к таким разговорам. Увы, увы! Но каноническая дисциплина оберегает не требы и заработок священника, а всё ту же семейную структуру Церкви.

Автор этих строк с первого дня своего священства отказался от «таксирования» треб, а потому может с чистой совестью говорить об этой проблеме «без корыстных побуждений». Церковь-семья объединяет людей, исповедающих православную веру и живущих «по-христиански». Всё то, что у нас называется «требами», является проявлением органической заботы семьи о своем верном члене. То есть, это внутренняя жизнь Церкви, за которую отвечает пастырь-священник.

В своих статьях о катехизации я много раз указывал, что недопустимо позволять участвовать в сакраментальной жизни тем, о ком неизвестно, во что и как они веруют. Сначала исповедание веры Церкви, а потом – участие в Её Таинствах. «Домашние требы» являются продолжением этой общинной жизни: пастырь посещает и благословляет дом своего духовного чада, о котором он имеет возможность свидетельствовать, что это человек здравой веры и христианского благочестия. «Залетный гастролёр с кадилом» на этом не особо «зацикливается».

В итоге мы получаем ситуацию, бывшую в одной из наших восточноукраинских епархий

Строгий священник на приходе «опустил шлагбаум», то есть, заставил проходить перед Крещением катехизацию, участвовать в Таинствах Церкви, заявляя, что и отпевать следует только реальных членов Церкви, а не тех, кого внесли в храм вперед ногами и спешно перед погребением нацепили крестик, никогда при жизни усопшим не носимый. Большинство селян (как это и водится на Восточной Украине), к Церкви себя приближать не желают, проходя мимо храма, шапки не снимут и лба не перекрестят. Зато после их совсем не христианской кончины всех стараются «по-христиански отпеть». В село повадились «гастролеры» из соседнего благочиния. На жалобы настоятеля архиерею последний ответил: «Предприимчивые батюшки молодцы, а виноваты Вы сами, так как, видимо, не обладаете авторитетом у прихожан, коль они крестить и отпевать едут к другим». Но в итоге все-таки настоятель добился, чтобы «высочайшим определением» священникам-наемникам было запрещено появляться на его территории.

Был в оном селе ярый безбожник, кощунник, который даже участвовал в разрушении собора, когда-то красовавшегося на месте нынешней школы. Этот «старый ленинец» плевался в сторону храма, любил жарким летом щеголять наколкой Ильича на груди, а в день Страстной Пятницы, будучи уже на восьмом десятке, устроил «народное гуляние» на площадке напротив храма. Вскоре после Пасхи «старый ленинец» отправился «на постоянную прописку» к своему кумиру.  Приходской священник был тем временем в коммандировке. Пользуясь его отсутствием, на зов родственников заявился «предприимчивый гастролер с кадилом». И… «по-христиански отпел» лежащего в гробу с крестом в руках и с венчиком на голове атеиста-богоборца, закутанного в погребальный саван.

Весь этот цирк с переодеванием трупа богоборца в христианские одежки был бы невозможен, если бы территориальные границы прихода были соблюдены. Разрушение указанных границ ведёт к разрушению самой церковности как таковой, к профанации христианских Таинств, к прямому кощунству.

Нередки в наших «восточнопролетарских» краях и случаи «перекрещивания»

Заявляясь в храм, эти люди лгут священнику, что они или их дети не были крещены. А когда потом узнаешь о совершившемся преступлении, в ответ слышишь такое, что оторопь берет: «А я с кумом поругалась, он пить стал, вот я и решила своему сыну другого духовного папу взять, потому и перекрестила с другим кумом»; «а у меня в жизни много несчастий, я и решил еще раз покреститься». И участником этого вопиющего кощунства делается Церковь, ее священнейшие и страшные Таинства подвергаются поруганию, профанации.

Напоминаем, что священнику за такое полагается извержение из сана: «Епископ или пресвитер, если имеющего истинное крещение вновь окрестит, …да будет извержен, как осмеивающий крести и смерть господню» (47-е апостольское правило).

Можно сказать, что «священника обманули», но в этом есть и его вина, так как сама система Крещения без оглашения, когда крестящийся ничего не знает о Таинствах, есть преступление, повлекшее этот обман.

Несомненно, львиная доля вины за то, что мы имеем, лежит на самом духовенстве

Среди нас слишком мало тех, кто строит приход как семью-общину. Большинству «легче» нести бремя случайных прихожан, которые «уплатив таксу», получат «купленное» и уйдут из храма до следующего раза, «когда припечёт». Но в таком случае мы имеем дело с наёмниками, а не с пастырями. Мы все хвалимся «апостольским преемством», которое получаем при посвящении в сан. Но преемство состоит не только в полномочиях, а еще и в нравах, в «правилах пользования» этими самыми полномочиями. Апостольское преемство – это еще и преемство апостольского образа служения, поведения, принципов, положенных апостолами в основание священства.

Что делать мирянину, столкнувшемуся с изъянами в приходской жизни? Если в пределах досягаемости у него нет другого прихода, полноценным членом которого он бы мог стать (именно полноценным членом, а не «захожанином по требы»), ему приходится довольствоваться тем, что есть в наличии. При этом самому полноценно воцерковляться, включаться в сакраментально-богослужебную жизнь Церкви и подключаться (в меру, определенную для него настоятелем) к жизни общины, к ее нуждам. Если настоятель отвергнет последнее, это уже будет его пастырской ошибкой. Личные грехи и недостатки пастыря не мешают верующему участвовать в Таинстве Евхаристии и находиться в иерархическом послушании настоятелю того прихода, к которому он относится территориально.

В связи с указанием на «иерархическое послушание» возникает вопрос о границах последнего: где верующий обязан слушаться священника, а где может и ослушаться? Но это уже отдельная тема нашего второго очерка из серии «Пастырь и приход: канонические аспекты взаимоотношений».

Продолжение следует.


Код для вставки у блог / сайт

Переглянути анонс

Игумен Феогност (Пушков)Пастырь и приход: канонические аспекты взаимоотношений. Очерк первый

Границы прихода и значение оных.
Увы, большинство обывателей вопрос границ прихода рассматривают как проявление «поповской борьбы за требы». Не скажу, что никто из священников не дает повода к таким разговорам. Увы, увы! Но каноническая дисциплина оберегает не требы и заработок священника, а всё ту же семейную структуру Церкви.



Рубрики: Публікації | Слово пастиря |

3568 переглядів / Коментарів: 9


Додати свій коментар

Версія для друкуВерсія для друку

Корисна стаття?

священник николай

Хотелось бы поподробнее о "таксировании треб".

Как все же, о.Феогност, отвечать на вопрос: батюшка сколько мы должны?

Как поступать священнику, если люди знают сколько потратили на гроб, поминальный обед, но в который раз переспрашивают: Вам сколько?

Например я сегодня ответил: сколько приготовили, сколько и дайте. Мне дали 45 грн.

Подчеркиваю: вопрос не о жадности, о жертве.

Ну вот я так и объясняю, что

Ну вот я так и объясняю, что это жертва и тут нет вопроса "сколько". Другая проблема - мы совершаем отпевание совершенно внешних, чуждых и чужих для Церкви людей, что уже есть нонсенс. Именно в контексте этой ситуации возникает вторая - с таксами...

Статья интересная. Но при

Статья интересная. Но при определении границ прихода возникает проблема -  территориальная локация храмов. Сколько храмов у нас не строят, их все равно мало! Я жила раньше в большом (около 20 тыс. человек) пригородном поселке, но была прихожанкой храма в центре города. В поселке есть прекрасный  старый храм в честь святого Василия Великого, но до него надо добираться около 40 минут пешком (вдоль железной дороги, рядом с лесом) - то есть, вопрос о ранних или вечерних службах (особенно в зимнее время) не стоял. До городского же храма можно было доехать маршруткой сравнительно безопасно. Получается, что исповедовалась, причащалась, венчалась я у одного батюшки,  а пригласить его домой, жилище благословить после кап. ремонта - нельзя, не его территория. Я должна идти в местный храм, а там меня батюшка в глаза не видел.

 

Ну в указанном Вами случае Вы

Ну в указанном Вами случае Вы можете, как член общины сельского священника, пригласить его освящать свою квартиру.  Т.е. главное, чтобы священник был не гастролер, а именно Ваш пастырь.

ОТЦУ ФЕОГНОСТУ

Да. по всему видно, я не вникк в оттенки, в полутона этой сложной для нас священников темы. Приношу свои извинения... Я понял в пояснении и действительно испытываю определенную неловкость... Но, тема эта можно сказать бездонная, о ней можно много еще говорить и уяснять...

границы приходов

Мечты, мечты где ваша сладость! Все у нас должно быть так и не иначе, а иначе, так как и не так! Да, поговорить можно, но вряд ли это изменит современную сформировавшуюся традицию в церквах. Мне интересно как это будет выглядеть: поездка в паломничество с отпускными грамотами, дабы причаститься?! Например в Почаеве: многотысячные толпы паломников и все с "грамотами!" Или "крепостные" парафияне, не смеющие поехать в другую парафию на храм?! Правила церковные уже давно неприменимы и неисполнимы. Это надо честно признать и поуспокоиться... Правила были применимы когда община составляла малую семью(как у нынешних сектантов) где все всех знают, пресвитер всех опекает, все друг о друге заботятся. Или сельская община. Но, к урбанистическому православию в большом городе это далеко и давно не применимо.  

дорогой о. Аввакум!Вы, не

дорогой о. Аввакум!

Вы, не вникнув в тему, делаете поспешные выводы. В моемй статье речт шла об устройстве жизни прихода, а не о посещении паломниками других приходов. Просто гости должны себя вести соответствующим образом. И в городах возможно строить общину даже при кафедральных соборах. Конечно не все пришедшие в собор - члены общины, это да. Но если будет создан костяк, к нему стаут присоединяться и те, кто сегдня просто пришли "в гости"

Не всегда можно говорить о

Не всегда можно говорить о "границах церковной территории". Много лет я служу настоятелем  храма при областной клинической больнице. Это особое служение с особенностями, не укладывающимися в те понятия, о которых Вы говорите, о.Феогност. Здесь многое по-другому.

Благодарю Вас за актуальную тему.

Спасибо, о. Василий, что

Спасибо, о. Василий, что упомянули о храмах при "учреждениях". Но и здесь есть граница прихода - это само учреждение. Вы слыжите при больнице, соответственно, это Ваша каноническая терртория! И если завтра в больницу приедет "гастролер", то это будет антиканоничным вторжением.

Это, конечно, не исключает возможности священнику с другого прихода посетить своего больного родственника в больнице, тут, я думаю, никто против не будет. Ну, Вы ж понимаете, о чем я говорю?

Post new comment

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.


Попередні матеріали
Також у розділі
Статті цього автора


Найцікавіше з архівів сайту
О родителях
19 February 2009




Цікаві статті








 

Шукайте нас у соціальних мережах та приєднуйтеся!

facebook twitter

vk

раскрутка и продвижение сайтов Ми в ЖЖ:  pvu1

Add to Google - додати в iGoogle

Ми на 


Православіє в Україні

Усе про життя Української Православної Церкви

добавить на Яндекс



© Усi права на матерiали, що опублiкованi на сайтi, захищенi згiдно з українським та мiжнародним законодавством про авторськi права. У разi використання текстiв з сайту в друкованих та електронних ЗМI посилання на «Православіє в Україні» обов`язкове, при використаннi матерiалiв в Iнтернетi обов`язкове гiперпосилання на 2010.orthodoxy.org.ua. Адреса електронної пошти редакцiї: info@orthodoxy.org.ua

    Рейтинг@Mail.ru