Партнери




    Вхід на сайт   >>
Розгорнути меню

підписати
відписати
  



Головна » Наші статті » Історія в деталях
ОДЕССКИЙ МАРТИРОЛОГ: Жестокость нельзя оправдать. Даже через века… Часть 10
21 March 2013 12:24
Архимандрит Евфросин (Билаш)

Читая абсурдные обвинения в уголовных делах репрессированных священнослужителей, каждый раз задаешь себе вопросы: «Жестокость, проявленная тогда, была ли оправдана? Добились ли цели те, кто организовывал бесчеловечные репрессии и гонения на Церковь? Не мучила ли совесть тех, кто по надуманным обвинениям посылал людей на смерть и каторгу?»

Разве организация восстаний, вербовка, антисоветская агитация и установление монархического строя – те цели и задачи, которые стояли перед Церковью и православным духовенством в 40-х годах ХХ столетия? Конечно, нет! Пастырское окормление, духовная поддержка, социальная помощь и благотворительность – основные задачи Церкви во все времена. А в особенности, в тяжелое время гонений и репрессий, которые не щадили ни стар, ни млад, ни сирого, ни богатого.

Каждый прожитый день приносил все большие боль и страдания. Сегодня забрали отца, завтра – твоих детей. Народ покорился, а слабые стали сильными и изменили мир. Но не в лучшую сторону, ибо был утрачен тот стержень, на котором зиждется все в этой земной жизни. И этот стержень – вера в Бога и милосердие, сострадание и человечность.

Выпускник Киевской духовной академии, кандидат богословия протоиерей Алексей Попович и священник Афиноген Сагайдаковский, как и многие другие, стали жертвами жестокой машины тоталитарного режима. Именно о них мы и рассказываем в данной статье…

Протоиерей Алексей Попович

Протоиерей Алексей Николаевич Попович родился 17 марта 1880 года в с. Попоуцы Бессарабской губернии (ныне с.Попоуцы Рыбницкого района, Молдова – авт.), в семье псаломщика.[1]

Окончил Киевскую духовную академию, кандидат богословия. Рукоположен в сан священника в 1905 году, первым местом служения стала Греческая Свято-Николаевская церковь г. Николаев.[2]

Начиная с мая 1909 года, служит настоятелем Свято-Николаевского собора г.Тирасполь. Согласно протоколу допроса, в Одессу прибыл в 1914 году.

Согласно постановлению об избрании меры пресечения от 22 октября 1937 года, Попович обвиняется по ст. 54-10 ч.1 УК УССР и ему инкриминируется, что «используя религиозные предрассудки верующих, распространял среди них провокационные слухи о голоде, а также проводит среди верующих а/с (антисоветскую – авт.) агитацию, прививая им ненависть к Соввласти. Попович является участником к.р. (контрреволюционной – авт.) организации ИПЦ».

Обыск и арест санкционирован прокурором 25 октября 1937 года, проведен согласно ордеру № 2909 от 26 октября 1937 года, арестован 7 ноября 1937 года.

Во время обыска 29 октября 1937 года на квартире Поповича по адресу: г.Одесса, ул. Полевая 4, – было найдено «7 разных портретов и церковные документы».

Один из проходящих по делу свидетелей-священнослужителей дает следующую характеристику Поповичу: «Попович среди верующих и духовенства пользуется колоссальным авторитетом. Свой авторитет Попович использовал для проведения к.р. агитации среди верующих, так как сам он очень враждебно относится к Соввласти и свои враждебные настроения внедряет верующим, посещающим его церковь. Я, будучи диаконом до 1930 года, должен был рукополагаться в сан священника, и когда в частной беседе я сообщил об этом священнику, то он мне заявил, что этого делать не нужно, т.к. священники подвергаются большим гонениям со стороны Соввласти, которая имеет своей целью задушить Православную Церковь. Попович говорил мне, что в результате такой политики тысячи людей умирают без напутствия священников. По его словам, Соввласть, как во времена Нерона, уничтожает христианство.

Особенно большой популярностью он пользуется среди женщин-фанатичек».[3]

Иной свидетель, согласно протоколу от 27 ноября 1937 года, рассказывает, что «Попович среди верующих проводит активную к.р. агитацию, выражающуюся в насмешках по поводу тех или иных затруднений. «Вот тебе и свобода, вот тебе и весело, кушай, кушай, а кушать нечего».[4]

Исходя из различных справок, находящихся в деле, обвиняемый Попович «с 13 августа по 20 сентября 1937 г. работал на строительстве Одесского медицинского института кладовщиком». Справка от 25 июля 1937 года удостоверяет, что он «работает приемщиком работ на строительстве школы № 2 треста школьного строительства», «с 20 сентября по 8 октября 1937 г. охранник в Одесской Стройконторе ЧерномАзовСтройпреда», «с 5 сентября 1936 г. по 27 июля 1937 г. приемщик материалов на строительстве детской больницы и школы № 2».[5]

В этом деле есть еще один интересный момент. Совершенно непонятно, когда человек, называющий себя религиозным и, более того, утверждающий, что «на этой позиции стоит очень твердо», уже буквально в следующей фразе кардинально меняет свои показания. Не свидетельствует ли это о пытках над обвиняемым? А возможно, все было намного проще… Обвиняемый и попросту не узнал, под чем поставил свою подпись. При условии, что и сама подпись не была подделана…

Цитируем протокол допроса обвиняемого от 28 ноября 1937 года, в котором нам кажется абсурдными «некоторые» нестыковки:

«О.: По своим убеждениям я человек религиозный, и на этой позиции стою очень твердо. Когда стали презирать религию и Церковь, я озлобился и был членом такой церковной к.р. организации, задачей которой было восстановление буржуазного строя. Это относится приблизительно к 24-25 гг.

В.: Проводили ли вы к.р. агитацию?

О.: Наша организация, в том числе и я, использовала всякие возможности для того, чтобы создать недовольство.

В.: За что вы арестовывались органами НКВД в 1923 году с 18.10. по 12.02. в 1923 году?

О.: Арестовывался за то, что содействовал жене священника г.Николаева Салагор в нелегальном переходе границы в Румынию.

О.: Сознаюсь, что я виноват в том, что среди верующих проводил к.р. пропаганду, предсказывал войну с фашизмом и победу фашизма».

Обвинительное заключение от 29 ноября 1937 года свидетельствует о том, что «Попович Алексей Николаевич в 1922 и 1923 гг. арестовывался органами ОГПУ и привлекался к уголовной ответственности по ст. 68 УК УССР.

В 1924-25 гг. арестовывался за содействие переправы в Румынию двух румынских шпионов. В прошлом член ИПЦ.

Будучи враждебно настроенным к Соввласти, использовал свою авторитетность и среди верующих проводил к.р. агитацию, прививая у последних ненависть к Соввласти.

Проводя свою к.р. агитацию, Попович наводил клеветничество на Соввласть, высказывая что Соввласть, якобы, притесняет духовенство и ставит своей задачей удушить Православную Церковь, в результате этой политики тысячи человек народа умерли без священного напутствия.

В 1937 году, проводя к.р. деятельность среди верующих, последний высказывался о ближайшей гибели Соввласти, приходе фашистов. По поводу лозунга тов. Сталина «Жить стало лучше, жить стало веселее» иронизировал: «Свобода, весело, а кушать нечего».[6]

Дело было направлено на рассмотрение Судебной Тройки при УНКВД по Одесской области.

Судебная Тройка при УНКВД по Одесской области своим протоколом № 93 от 30 ноября 1937 года вынесла решение расстрелять Поповича Алексея Николаевича.

Приговор приведен в исполнение 4 декабря 1937 года.

Заключение о реабилитации от 22 июля 1989 года.[7]

Священник Афиноген Сагайдаковский

Священник Афиноген Никифорович Сагайдаковский родился 16 июня 1886 года в г. Бугрин Волынской губернии[8] в семье священнослужителя.[9]

Рукоположен в сан священника в 1913 году. Служил до закрытия церкви, до 1935 года. После закрытия храма – без определенного рода занятий.

В постановлении об избрании меры пресечения от 28 июня 1937 года Сагайдаковский обвиняется в том, что «проводил контрреволюционную агитацию против мероприятий партии и Соввласти, посылал провокационные письма в иностранные фашистские организации о «голоде» в СССР, связях с консульством одного из иностранных государств, по заданию которого проводил контрреволюционную работу».

Мерой пресечения было определено содержание под стражей в Одесской тюрьме.[10]

Ордер на обыск и арест выписан днем раньше, 27 июня 1937 года.[11]

Во время допроса от 3 июля 1937 года, обвиняемый Сагайдаковский, отвечая на вопросы следователя, дает показания о существовании контрреволюционной организации и своем непосредственном участии в ней. Подробно рассказывает о целях и задачах (обычные штампы следователя), которые сводятся к «организации людей, недовольных Соввластью, чтобы проводить агитацию среди крестьянского населения, доказывая им, что Совстрой существовать не может, что при Соввласти жизнь крестьянства не улучшиться, что Сов. правительство все забирает, и они все равно остаются голодными».[12]

Уже на последующих допросах следователем буквально по пунктам будут сформулированы идеологические основы контрреволюционной организации, под которыми заставят подписаться священнослужителя:

  1. Во время военных действий против СССР организовать восстания для оказания практической помощи агрессору с целью уничтожения Соввласти.
  2. Проводить вербовочную работу для численного расширения организации.
  3. Проводить антисоветскую агитацию среди населения против мероприятий партии и правительства в целом, против Соввласти.
  4. Конечная цель организации – установление монархического строя в России.[13]

На следующем допросе от 5 июля 1937 года обвиняемый, отвечая на очередные вопросы, заявил, что руководителем контрреволюционной организации «является Порфирий Гулевич, по профессии архиепископ, в настоящее время проживает в г. Кривой Рог».[14]

Согласно обвинительному заключению дело было передано на рассмотрение Судебной Тройки при УНКВД по Одесской области.

Судебная Тройка своим протоколом № 81 от 16 ноября 1937 года постановила расстрелять священника Афиногена Сагайдаковского.[15]

Приговор приведен в исполнение 28 ноября 1937 года.

Заключение о реабилитации от 22 августа 1989 года.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:




[1] Архив УСБУ в Одесской области. Дело 19 540-П. Л.д. 12

[2] Справочная книга Херсонской епархии. Одесса, 1906. С. 150

[3] Архив УСБУ в Одесской области. Л.д. 2

[4] Там же. Л.д. 4

[5] Там же. Л.д. 11

[6] Там же. Л.д. 17

[7] Там же. Л.д. 20

[8] Архив УСБУ в Одесской области. Дело 21 402-П. Л.д. 6

[9] Там же. Л.д. 16

[10] Там же. Л.д. 4

[11] Там же. Л.д. 5

[12] Там же. Л.д. 8 (оборот)

[13] Там же. Л.д 21

[14] Там же. Л.д. 10 (оборот)

[15] Там же. Л.д. 23


Код для вставки у блог / сайт

Переглянути анонс

ОДЕССКИЙ МАРТИРОЛОГ: Жестокость нельзя оправдать. Даже через века… Часть 10

Читая абсурдные обвинения в уголовных делах репрессированных священнослужителей, каждый раз задаешь себе вопросы: «Жестокость, проявленная тогда, была ли оправдана? Добились ли цели те, кто организовывал гонения на Церковь?»



Рубрики: Публікації | Історія в деталях |

2474 переглядів / Коментарів: 0

Теги: террор | Репрессии против священнослужителей | Одесский мартиролог | допросы | гонения на Церковь |
Додати свій коментар

Версія для друкуВерсія для друку

Корисна стаття?

Post new comment

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.


Попередні матеріали
Також у розділі
Статті цього автора



Цікаві статті








 

Шукайте нас у соціальних мережах та приєднуйтеся!

facebook twitter

vk

раскрутка и продвижение сайтов Ми в ЖЖ:  pvu1

Add to Google - додати в iGoogle

Ми на 


Православіє в Україні

Усе про життя Української Православної Церкви

добавить на Яндекс



© Усi права на матерiали, що опублiкованi на сайтi, захищенi згiдно з українським та мiжнародним законодавством про авторськi права. У разi використання текстiв з сайту в друкованих та електронних ЗМI посилання на «Православіє в Україні» обов`язкове, при використаннi матерiалiв в Iнтернетi обов`язкове гiперпосилання на 2010.orthodoxy.org.ua. Адреса електронної пошти редакцiї: info@orthodoxy.org.ua

    Рейтинг@Mail.ru