Партнери




    Вхід на сайт   >>
Розгорнути меню

підписати
відписати
  



Головна » Наші статті » Церква і суспільство


Дело священника Кузьмы Войницкого


ОДЕССКИЙ МАРТИРОЛОГ: Тернистый путь трех священников: от «врагов» – к мученикам и исповедникам… Часть 18
08 July 2013 17:21
Архимандрит Евфросин (Билаш)

Сегодняшняя наша публикация посвящена сразу трем священнослужителям Одессы и Одесского региона. Священники Владимир Здетовецкий, Андрей Григорьев и Кузьма Войницкий подверглись репрессиям в 1937-1938 гг. Именно эти годы стали апогеем разрушительной машины тоталитарного режима.

Священник Владимир Здетовецкий

Священник Владимир Здетовецкий родился в 1875 году в с. Сигнаевка Киевской губернии в семье священнослужителя. Образование – среднее, закончил Киевскую духовную семинарию. По официальным данным, на 1906 год являлся священником церкви во имя иконы Божьей Матери «Всех Скорбящих Радосте» при приюте Николаевского благотворительного общества, законоучителем Министерской школы и Николаевского музыкального училища.

С 1898 – псаломщик, с 1901 – в священном сане. Исполняет духовные требы в Николаевской городской больнице.[1] Под судом ранее не был. На момент ареста проживал по адресу: г.Одесса, ул. Островидова 26/2. Семья: жена – Ольга Илларионовна, 61 год; сын – Сергей, 27 лет; дочь – Тамара, 27 лет.[2]

Согласно постановлениям о начале предварительного следствия и об избрании меры пресечения, от 21 мая 1938 года священник Здетовецкий обвиняется в том, что «являясь служителем культа, проводил антисоветскую агитацию, используя предрассудки отсталых групп населения». В качестве меры пресечения было определено содержание под стражей в Спецкорпусе Одесской тюрьмы.[3]

Арестован 22 мая 1938 года, при обыске ничего обнаружено не было.[4]

Священник Владимир Здетовецкий допрашивался следователями неоднократно, в частности нам известны протоколы допросов от 22 мая и 2 июня 1938 года. Во время допроса 22 мая обвиняемый Здетовецкий показал:

«В.: Вы обвиняетесь в том, что проводили антисоветскую агитацию, используя религиозные предрассудки верующих?

О.: Являясь старым священником, я сохранил и остался при своих старых дореволюционных убеждениях. Однако антисоветской деятельностью я не занимался. Я по натуре человек словоохотливый, люблю шутки, анекдоты и допускаю, что имели место с моей стороны отдельные высказывания антисоветского характера среди верующих и духовенства».[5]

Вопросы на допросе 2 июня касались знакомства и связей обвиняемого с митрополитом Антонием (Грисюком) и архимандритом Геннадием (Ребезой), на данный момент причисленных к лику святых мучеников:

«О.: С бывшим Одесским митрополитом Анатолием (Грисюком) я был в хороших отношениях. Я состоял в той части местного духовенства, которое находилось на особом положении у Анатолия, и к которым он относился благосклонно. Бывал я у Анатолия на его именинах, затем был на торжественном обеде вместе с епископом Кирикой Феодосием.

В.: В каких были отношениях с архимандритом Геннадием (Ребезой), ныне арестованным?

О.: С архимандритом Геннадием (Ребезой) я был в близких отношениях. Этот человек также был очень близок и с бывшим митрополитом Анатолием. Поскольку Ребеза не имеет духовного образования, я помогал ему осваивать необходимые богословские знания, занимаясь с ним.

Ребеза был очень популярным священником, опекал монашество в Одессе и имел большой круг почитателей-мирян.

В.: Установлено, что Вы группируете вокруг себя монашествующий враждебный элемент из «истинно-православных», которые по Вашему наставлению проводят антисоветскую агитацию. Дайте по этому поводу правдивые показания.

О.: Среди моих почитателей имеется несколько монашек: Иоанна Бабенко, проживающая по ул. Фрунзе, 34, Флавиана, Елена, проживающая вместе с Бабенко, Варвара, Евстафия, Паша, но об их антисоветской агитации ничего не знаю.

В.: Установлено, что Вы, будучи бесприходным священником, занимались подпольным совершением религиозных обрядов на домах верующих, проводя при этом антисоветскую агитацию.

О.: Изредка посещал своих прихожан с молитвой, однако при этом никакой антисоветской агитации не вел».[6]

По показаниям же свидетелей, священник Здетовецкий – «личность несомненно реакционная и является столпом, вернее влиятельным лицом среди монархической, старорежимной части духовенства»[7], «…был очень близок к прежнему архиепископу Одесской епархии, ныне высланному Анатолию Грисюку. Он все время недружелюбен к гражданской власти».[8]

Иной свидетель-священнослужитель от 8 августа 1937 года показал, что «Здетовецкого я знаю с 1930 года, познакомился с ним через псаломщика Хитальского (ныне умершего). Со Здетовецким я не встречался, так как мы различных ориентаций. Здетовецкий является тесно связанным с осужденным ныне архимандритом Геннадием (Ребезой), проживал с ним в одной квартире. Об антисоветских проявлениях Здетовецкого мне ничего не известно».[9]

Согласно Обвинительному заключению от 19 сентября 1937 становится известно, что «в Областное управление НКВД стали поступать сведения о том, что поп Здетовецкий Владимир организовал нелегальную молельню, где совершает религиозные обряды, в частности крещение детей. По тем же сведениям, Здетовецкий, посещая верующих на дому, ведет антисоветскую агитацию.

Следствием по этому делу установлено, что Здетовецкий, являясь представителем наиболее реакционной монархической части местного духовенства и занимая крайне враждебные позиции по отношению к Соввласти, проводит антисоветскую агитацию, распространяя среди мирян контрреволюционные клеветнические анекдоты и прочие провокационные слухи.

Группируя вокруг себя враждебно церковно-монархический элемент, Здетовецкий организовал нелегальную молельню у монашки Нефедовой (Соборная площадь, 1), где проводил религиозные обряды и крещение детей.

Здетовецкий стремился склонить на антисоветские позиции местное духовенство и церковников и вел в этом направлении переговоры с вновь прибывшим епископом (вместо репрессированного) Русиновым.

Установлено также, что Здетовецкий был связан с репрессированными за активную контрреволюционную деятельность митрополитом Анатолием (Грисюком) и архимандритом Геннадием (Ребезой).

Обвиняемый виновным признал себя частично».

Следственное дело было передано на рассмотрение Судебной Тройки при УНКВД по Одесской области.

Согласно выписке из протокола №42 от 20 сентября 1937 года заседания Судебной Тройки при УНКВД по Одесской области было принято постановление: Здетовецкого Владимира Ксенофонтовича приговорить к заключению в ИТЛ сроком на 10 лет, с зачетом предварительного следствия с 22 мая 1937 года.

В деле имеется Постановление помощника Одесского областного прокурора от 10 марта 1941 года с резолюцией: «В жалобе отказать. Жалоба Здетовецкого не заслуживает внимания».[10]

Заключение о реабилитации от 15 декабря 1992 года.[11]

Священник Андрей Григорьев

Священник Андрей Фомич Григорьев родился 6 октября 1886 года в г.Новогеоргиевск Александровского уезда Херсонской губернии (в 1961 г. после сооружения Кременчугской ГЭС затоплен – авт.) в семье псаломщика. На момент ареста проживал по адресу: с.Усатово Одесского района (ныне с.Усатово Беляевского района Одесской области – авт.).

С 1910 по 1928 год служил священником в с.Коса Бирзульского района, с 1929 по 1936 год – в с. Нерубайское, с 1936 по день ареста – в с.Усатово.

Семья: сын – Григорьев Вадим Андреевич, 13 лет; дочь – Григорьева Лариса Андреевна – 8 лет. Особые внешние приметы: среднего роста, слегка седой, глаза голубые.[12]

Постановлением о начатии следствия и избрании меры пресечения от 27 февраля 1938 года определено содержание под стражей в Одесской тюрьме.[13]

Арест санкционирован 28 февраля 1938 года в связи с выдвинутым обвинением Григорьева «как члена контрреволюционной организации».[14]

Согласно ордеру № 652 от 28 февраля 1938 года, по адресу проживания обвиняемого с. Усатово, ул. Сталина 1 марта 1938 года произведен обыск и арест обвиняемого.[15]   

Более расширено обвинение в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, где указывается, что «Григорьев А.Ф. состоял активным членом контрреволюционной повстанческой организации и организовывал повстанческие группы по селам Одесского р-на, также по его заданиям практически выполнялась вредительская работа в области сельского хозяйства, где, по его указаниям, проводилась подрывная контрреволюционная агитация, направленная на срыв мероприятий Соввласти».[16]

Исходя из протокола допроса от 10 марта 1938 года, обвиняемый Григорьев полностью признал себя виновным. Но было ли так на самом деле, об этом мы сейчас можем только догадываться:

«О.: Я признаю себя виновным в том, что я был активным членом контрреволюционной Повстанческой организации и в данную организацию был вовлечен в 1928 году в Одессе. В Одессе проживает по Куяльницкой дороге свящ. Охлоповский Иван Игнатьевич, с которым я в дружеских взаимоотношениях. Последний знал о том, что я враждебно настроен против мероприятий Соввласти посвятил меня в существование в Одессе к.р. организации, имеющей след цели:

1) насаждать по селам Одесского р-на повстанческие ячейки из лиц, явно настроенных против Соввласти;

2) распространять провокационные слухи о войне с СССР;

3) на случай войны подготовить проверенные кадры повстанцев, могущих выступить с оружием против Соввласти;

4) повседневно вести к.р. агитацию против мероприятий Соввласти, восхваляя буржуазный строй заграницей. Таким образом, я был вовлечен членом к.р. повстанческой организации. При чем Охлоповский мне заявил, что активным членом данной организации также состоит свящ. Слободской церкви Григорьев Иван Иванович, который, в свою очередь, насаждает ячейки по сельсоветам Одесского р-на, о чем мне лично напомнил Григорьев уже в июле 1937 года, что ему известно, что я состою членом к.р. организации.

В 1929 году я в с. Нерубайском, будучи там священником, насадил повстанческую ячейку.

Всего по двум селам вовлечено 10 человек.

В.: По чьим указаниям действовали к.р. повстанческой организации участники Охлоповский и Григорьев И. И.?

О.: Охлоповский действовал по указанию архиепископа Одессы Квашенко Кирилла, также по указанию Григорьева И. И. Об этом мне сказал Охлоповский в декабре 1937 года. Охлоповский насадил повстанческие группы в селах Кр. Балка, Нерубайское и Усатово. После моего отъезда из Нерубайского остался руководить группой Гольдштейн.

Я поручил в 1935 году в Нерубайском Соболевскому Артему Матвеевичу, фельдшеру колхоза, осуществлять вредительскую работу в скотном хозяйстве колхоза. Соболевский информировал меня, что за период 1935-36 гг. он применял неправильные виды лечения, распространял болезни на лошадей и коров. В результате чего было выведено из строя 25 лошадей.

О работе повстанческих групп я информировал Охлоповского, по мере пребывания в Одессе по церковным вопросам. Со слов Охлоповского мне известно, что в Одессе архиепископ Кирилл Квашенко был одним из руководителей к.р. повстанческой организации.

В.: Вы имели встречи с Квашенко?

О.: Да меня пригласили 13 мая 1937 года к архиепископу Квашенко на его именины, там были бывший митрополит Спасский Константин, Григорьев И. И., Охлоповский И.И., Блошенко Никифор, Прозоровский Александр, несколько диаконов».[17]

Из Обвинительного заключения по обвинению Григорьева А. Ф. по ст. 54-10, 54-11 УК УССР узнаем, что: «В 3 отдел УГБ НКВД по Одесской обл. поступили данные о том, что Григорьев А.Ф. является участником к. р. организации.

На основании этих данных Г.А.Ф. был арестован – 1 марта 1938 года. В процессе следствия установлено, что Г.А.Ф., по показанию прибывшего из-за кордона белоэмигранта и сознавшегося в своей к.р. организованной деятельности однофамильца Григорьева, является участником к. р. монархической организации, связанной в Одессе с германским консульством.

По заданию к.р. монархической повстанческой организации Г.А.Ф. проводил в активной форме контрреволюционную работу, насадил в 1929 году в Нерубайском повстанческую группу, для чего привлек в качестве вербовщиков Соболевского, Гольдштейна, Музыку, Кривенко, Луценко. В с.Усатово Григорьев привлек в качестве вербовщиков бывших кулаков к.р. религиозных деятелей Иващенко, Фесенко, Волянского, Трубчанинова, Лозненко.

Все выше указанные вербовщики имели задания на дальнейшее насаждение к.р. повстанческих групп, проведение активных вредительских актов в колхозах. Во всем вышеизложенном виновным себя признал»[18].

Дело по обвинению Григорьева Андрея Фомича направлено на рассмотрение Судебной Тройки при УНКВД по Одесской области.

На заседании Тройки при УНКВД по Одесской области от 23 марта 1938 года (протокол №119) было принято постановление Григорьева Андрея Фомича – расстрелять.[19]

Приговор приведен в исполнение 31 марта 1938 года.[20]

Заключение о реабилитации от 17 июля 1989 года.[21]

Священник Кузьма Войницкий

Священник Кузьма Гаврилович Войницкий родился 1 ноября 1879 года в с. Волошинцы Бессарабской губернии в семье священнослужителя. Окончил 2 класса духовного училища. Семья: на момент ареста родственников не имеет, исключая брата отца – диакона Михаила Федоровича Войницкого, проживающего на территории Бессарабии.[22]

Согласно постановлению об избрании меры пресечения от 1 сентября 1937 года Фрунзенского РО НКВД УССР, Войницкий Кузьма Гаврилович «занимается антисоветскими разговорами против мероприятий Соввласти, проявляет тенденции ухода заграницу». Учитывая, что Войницкий «является социально опасным и может повлиять на ход следствия», данным постановлением ему было определено содержание под стражей в Одесской тюрьме.[23]

По делу священник Войницкий проходит как «без определенного места жительства», а ордер на арест и обыск № 62 выписан 1 сентября 1937 года. Стоит заметить, что согласно документам того же следственного дела Войницкий был обыскан и арестован уже днем ранее, т.е. 31 августа. При обыске был найден требник, записки с молитвами и отношение ЦИК УССР.[24]

Приводим фрагмент из протокола допроса обвиняемого Войницкого от 5 сентября 1937 года:

«Вопрос: Когда и при каких обстоятельствах вы перешли из Румынии в СССР?

Ответ: В связи с тем, что в Бессарабии было очень трудно жить, и я в 1904 году или 1905 году переехал на жительство в Россию. Здесь я поступил на службу в религиозный культ псаломщиком. В 1905 году я добровольно пошел служить в царскую армию против Японии, а в 1914 году я был на фронте в качестве церковника, после окончания войны я остался проживать в России.

В.: Следствию известно, что вы, проживая в СССР, занимались шпионажем в пользу Румынской сигуранцы. Вы это подтверждаете?

О.: Нет, я никогда не занимался шпионажем и в настоящее время я этим не занимаюсь.

В.: Вы говорите неправду. Следствие требует от вас чистосердечного признания.

О.: Я еще раз утверждаю, что шпионажем я никогда не занимался. Больше по данному делу показать ничего не могу».[25]

Допрос был продолжен 14 сентября того же года:

«В.: Даваемые показания от 5 сентября не полные, вы являетесь завербованным соседним иностранным государством для шпионской работы в их пользу, расскажите следствию все полностью.

О.: Данные мной показания 5 сентября правильные, я никогда не занимался и не занимаюсь шпионажем, работой в пользу иностранного государства.

В.: В своих показаниях вы говорили, что последний раз вы были в Румынии в 1918 году, для какой цели вы ездили?

О.: Да, я действительно в 1918 году был в Румынии, ездил за своей матерью, которую привез на Украину, и она жила возле меня, лет пять после чего умерла».[26]

Согласно обвинительному заключению от 17 сентября 1937 года, в процессе следствия было установлено, что священник Кузьма Войницкий «…на протяжении ряда лет, особенно после закрытия ряда церквей во Фрунзенском районе, проявлял повседневно тенденции ухода в Румынию. Не имея определенных занятий, проводил антисоветскую агитацию, восхваляя хорошую жизнь в Румынии, заявляя о том, что при первой возможности уйдет в Румынию. Имея связи с родственниками, живущими в Румынии, он нелегально переходил к ним в 1918 году и откуда в том же году нелегально перешел на территорию Советского союза.

Привлеченный к следствию в качестве обвиняемого Войницкий виновным признал себя полностью».[27]

Следственное дело было передано на рассмотрение Судебной Тройки НКВД.

Решением Народного Комиссара Внутренних Дел Союза ССР и Прокурора СССР, согласно протоколу № 32 от 14 ноября 1937 года священник Кузьма Войницкий был осужден по первой категории и приговорен к расстрелу.

Приговор приведен в исполнение 29 ноября 1937 года.[28]

Заключение о реабилитации от 22 августа 1989 года.[29]

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:




[1] Справочная книга Херсонской епархии. Одесса, 1906. С. 157.

[2] Архив УСБУ в Одесской области. Дело 4012-П. Л.д. 7

[3] Там же. Л.д.2

[4] Там же. Л.д. 6

[5] Там же. Л.д. 10

[6] Там же. Л.д. 12-13

[7] Там  же. Л.д.15

[8] Там же. Л.д.21

[9] Там же. Л.д. 19

[10] Там же. Л.д. 27

[11] Там же. Л.д.34

[12] Архив УСБУ в Одесской области. Дело 18 326-П. Л.д. 4

[13] Там же. Л.д. 2

[14] Там же. Л.д. 1

[15] Там же. Л.д. 5

[16] Там же. Л.д. 6

[17] Там же. Л.д. 9-16

[18] Там же. Л.д. 27

[19] Там же. Л.д. 29

[20] Там же. Л.д. 30

[21] Там же. Л.д. 33

[22] ГАОО. Р-8065, оп. 2, д. 8833. Л.д. 4

[23] Там же. Л.д.1

[24] Там же. Л.д.3

[25] Там же. Л.д.5

[26] Там же. Л.д.7

[27] Там же. Л.д.8

[28] Там же. Л.д. 10

[29] Там же. Л.д.11


Код для вставки у блог / сайт

Переглянути анонс

Дело священника Кузьмы ВойницкогоОДЕССКИЙ МАРТИРОЛОГ: Тернистый путь трех священников: от «врагов» – к мученикам и исповедникам… Часть 18

Священники Владимир Здетовецкий, Андрей Григорьев и Кузьма Войницкий были репрессированы в 1937-1938 гг. Приговоры схожи: контрреволюционная деятельность против Соввласти и шпионаж.



Рубрики: Публікації | Церква і суспільство |

2451 переглядів / Коментарів: 1

Теги: Репрессии против священнослужителей | террор | Одесский мартиролог | расстрелы священников |
Додати свій коментар

Версія для друкуВерсія для друку

Корисна стаття?

Сердечно благодарю отца

Сердечно благодарю отца Евфросина за его титанический труд.Читаешь и понимаешь, что машина репрессий уничтожала лучших и благороднейших служителей Господа! Благодарю! Храни Господь!

Post new comment

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.


Попередні матеріали
Також у розділі
Статті цього автора


Найцікавіше з архівів сайту



Цікаві статті








 

Шукайте нас у соціальних мережах та приєднуйтеся!

facebook twitter

vk

раскрутка и продвижение сайтов Ми в ЖЖ:  pvu1

Add to Google - додати в iGoogle

Ми на 


Православіє в Україні

Усе про життя Української Православної Церкви

добавить на Яндекс



© Усi права на матерiали, що опублiкованi на сайтi, захищенi згiдно з українським та мiжнародним законодавством про авторськi права. У разi використання текстiв з сайту в друкованих та електронних ЗМI посилання на «Православіє в Україні» обов`язкове, при використаннi матерiалiв в Iнтернетi обов`язкове гiперпосилання на 2010.orthodoxy.org.ua. Адреса електронної пошти редакцiї: info@orthodoxy.org.ua

    Рейтинг@Mail.ru