Партнери




    Вхід на сайт   >>
Розгорнути меню

підписати
відписати
  



Головна » Наші статті » Церква і суспільство
ОДЕССКИЙ МАРТИРОЛОГ: Путь к Голгофе усеян не только осколками звезд… Часть 19
14 August 2013 21:33
Архимандрит Евфросин (Билаш)

У каждого свой жизненный путь. У каждого своя дорога. Каждый несет свой нелегкий крест. Только кто-то – по направлению к Голгофе, а кто-то – от нее…

Каждый раз, работая с очередным делом, задумываешься: «А хватит ли сил? Дойдешь ли до конца? И вообще - нужно ли это кому-то?» И понимаешь, что нужно! Чтобы помнить! И чтобы не повторилось!

Архиепископ Гавриил (Рогут), протоиерей Пантелеимон Швачко, диакон Никита Штепенко – это те люди, о которых мы сегодня рассказываем в своей публикации. И хотелось бы уточнить, что наш цикл является историческим, а не красивым собранием житий святых…

Протоиерей Пантелеимон Швачко

Протоиерей Пантелеимон Иовлевич Швачко родился 7 июля 1891 года в с. Бецилово Раздельнянского района Одесской области. Священнослужитель – до и после революции. Образование – среднее. Был судим в 1923 году по ст. 123-1 УК УССР.

Семья: жена Варвара, 1898 г.р.; дочь Зоя, 1917 г.р.; сын Борис, 1920 г.р.; дочь Мария, 1928 г.р.[1]

Согласно постановлению об избрании меры пресечения от 15 августа 1937 года, он обвинялся «в распространении среди колхозников контрреволюционной записки, вел антисоветскую агитацию, занял самовольно школьное помещение».[2]

Ордер на арест выписан Раздельнянским РО НКВД от 10 августа 1937 года, в тот же день протоиерей Швачко был арестован по месту проживания в с.Бецилово Раздельнянского района Одесской области.[3]

Ордер на обыск и арест

Общую картину происходящего дает справка начальника Раздельнянского РО НКВД от 23 июля 1937 года: «Поп Швачко, проживая в с. Бецилово Раздельнянского района, проводит антисоветскую деятельность среди колхозников и детей-школьников. Проведенной документацией материалов установлено, что поп Швачко во время религиозных праздников «пасхи, спаса и др.» учеников 5-6 классов подвергал исповеданию и «таинству святого причащения», при чем во время проведения указанных ритуалов поп Швачко заставляет детей ходить в церковь, говоря, что одно другому не мешает, так как можно ходить в школу и одновременно посещать церковь.

Кроме того, поп Швачко ученицу 6-го класса Растовецкой школы на исповеди спрашивал о ее участии в общественной работе в школе и состоит ли в пионерском отряде, и ходит ли в церковь, после чего давая наставление, говорил «Можно быть пионером, но нужно ходить в церковь».

Поп Швачко распространяет среди колхозников религиозные записки следующего содержания: «Молитесь Богу хоть раз в неделю и напишите 9 записок и раздайте их людям, может быть, кто не забыл веру в Бога, кто раздаст эти 9 записок и через 9 дней получит большую радость. В Харькове один человек написал, раздал и получил большую радость, а один не написал и получил великую скорбь».[4]

В деле есть и Указ епископа Одесского и Херсонского Тихона от 5 августа 1937 года на имя протоиерея Пантелеимона Швачко, священника церкви села Бицилиевка Раздельнянского района. Этим Указом епископ Тихон назначил отца Пантелеимона на новое место служения в Константино-Еленинскую церковь села Розальевка Раздельнянского района, «во исполнение просьбы верующих названного села». Видимо, отец Пантелеимон с матушкой и детьми не успел переехать на новое место служения из-за его скорого ареста.

В Обвинительном постановлении от 18 августа 1937 года обвинения против протоиерея не претерпевают особых трансформаций. Он все так же «привлекал детей школьного возраста, подвергал их исповедованию, во время чего часто заставлял ходить в церковь молиться богу. Он говорит: «Одно – другому не мешает. Можно ходить в школу и одновременно молиться богу, посещая церковь» (орфография авт. – ред.)

Следственное дело было передано на рассмотрение Тройки при УНКВД по Одесской области.

Согласно выписке из протокола № 22 от 27 августа 1937 года заседания Тройки при УНКВД по Одесской области, священнослужитель Швачко действительно «в 1936 году проводил религиозную работу среди детей-школьников и пионеров. В том же году распространял среди населения записки контрреволюционного содержания, призывающие население на время переписи не потерять веру в бога. Тогда же, во время переписи населения, вел агитацию, чтобы все писали – «верующие».

В 1937 году самовольно занял школьное помещение, использовал как свою квартиру, взломал замок, и когда получил от сельского совета предложение освободить квартиру, собирал колхозников, среди которых жаловался на Соввласть».

Протоиерей Пантелеимон Швачко был приговорен Тройкой при УНКВД к заключению в ИТЛ сроком на 10 лет, с зачетом предварительного заключения с 10 августа 1937 года.

Постановление о расстреле

Всего лишь 17 дней понадобилось советской правовой системе, чтобы арестовать человека, осудить и приговорить, даже без предъявления обвинений.

Осужденным Швачко позже была подана жалоба на имя Одесского областного прокурора. В постановлении и.о. помощника Одесского областного прокурора от 29 мая 1940 года значится решение: «Жалобу оставить без удовлетворения, о чем и сообщить жалобщику».[5]

И лишь 16 июля 1959 года Протест (в порядке надзора) и.о. Прокурора Одесской области Е.Лущаенко в президиум Одесского областного суда обеляет доброе имя священника. Прокурор указывает: «По постановлению Тройки Швачко признан виновным в том, что он проводил среди населения антисоветскую агитацию.

Упомянутое постановление Тройки подлежит отмене.

Из дела видно, что доказательств об антисоветской агитации в отношении Швачко не имеется.

Свидетели по делу показали, что Швачко, будучи священником, среди верующих проповедовал не забывать «бога», призывал их молиться, посещать церковь в воскресные дни, других показаний в отношении  Швачко не дали.

Обвинения и материалы следствия Швачко не предьявлены.

…прошу дело за недосказанностью обвинения прекратить».

Постановлением президиума Одесского областного суда от 20 июля 1959 года дело в отношении протоиерея Пантелеимона Швачко прекращено за недосказанностью обвинения.[6]

Протоиерей Пантелеимон Швачко, согласно сообщению секретного отдела МВД СССР, умер 2 апреля 1942 года.

Акт расстрела

Диакон Никита Штепенко

Диакон Никита Иванович Штепенко родился в 1901 году в г.Александрия Херсонской губернии в семье мирового судьи, личного дворянина. На момент ареста проживал по адресу: г. Одесса, ул.Островидова 72, кв. 13. Хорист Греческой церкви и студент 3 курса Фармацевтического института.

Семья: жена София Моисеевна Шейкман, 1914 г.р., почтальон главпочтамта; шестимесячный сын.[7]

Согласно постановлению об избрании меры пресечения от 19 октября 1937 года, Штепенко Николай Иванович «связан с контрреволюционным элементом и проводит антисоветскую агитацию. Может скрыться от следствия и суда, и пребывание его на свободе может отразиться на ходе следствия».[8] Мерой пресечения Штепенко было определено содержание под стражей в Одесской тюрьме.

Обыск и арест были произведены 21 октября согласно ордеру № 2660 от 20 октября 1937 года. При обыске были изъяты паспорт и переписка.[9]

Один из проходящих свидетелей по делу показал следующее: «Штепенко Никиту Ивановича я знаю с 1921 года. Весь этот период Штепенко, как я знаю, был близок к церкви, религиозникам, поет в хоре церкви. В последнее время он является регентом хора Греческой церкви. В период существования в Одессе украинской церкви, он весь период ее существования был дьяконом. Как церковник-дьякон он лишился избирательных прав. Штепенко был в близких отношениях с участниками хора».[10]

Интересно, что в деле есть два блока протоколов допроса обвиняемого. Они разняться как по форме написания, так и своей смысловой нагрузкой, противоположными ответами и почти полугодовым периодом между самими допросами.

Нелогичными являются ответы обвиняемого в протоколе допроса от 17 мая 1937 года. Вопросы и ответы написаны каллиграфическим почерком без ошибок и помарок, а сам обвиняемый на короткий вопрос о его антисоветском окружении отвечает пространно, с точной нумерацией абзацев. Указывая при этом точные адреса, биографические сведения и т.д., а себя с первого же ответа загоняя в угол: «Как сын бывшего мирового судьи, личного дворянина, как бывший служитель культа, как популярный участник церковных хоров, я в Одессе окружал себя значительным количеством чуждого элемента. Хотя я лично не имел тяготения к этому окружению, все же из-за соответствующих выше условий я в это окружение попал».[11]

И совершенно иными предстают перед нами ответы в протоколе допроса от 30 октября 1937 года:

«Вопрос: Вы признаете свою контрреволюционную деятельность?

Ответ: Нет

В.: Следствием установлено, что Вы проводили активную антисоветскую деятельность. Предлагаем Вам прекратить борьбу и на следствии предельно откровенно ответить на вопрос о Вашей контрреволюционной деятельности.

О.: Контрреволюционную деятельность я не проводил».[12]

Тем временем, находясь под стражей в Одесской тюрьме, Штепенко был исключен из Фармацевтического института, а допрошенный директор ВУЗа показал: «Штепенко исключен из института сентября месяца 1937 года за скрытие своего социального происхождения, связь с «троцкистами» и антисоветским элементом, службу в греческой церкви».[13]

Согласно Обвинительному заключению от 31 октября 1937 года, Штепенко Никита Иванович «происходит из дворян, украинский поп, поныне работал в хоре греческой церкви, является также часовым мастером в немпединституте, исключен из Фармацевтического института за антисоветские проявления.

Связан с антисоветским элементом среди бывших людей-служителей культа, немцем, связанным с иностранными консульствами.

Штепенко проводил контрреволюционную агитацию против ВКП (б) и Соввласти, пытаясь дискредитировать руководителей партии и правительства. Пытался сорвать подписку на заем обороны в Фармацевтическом институте, проводил обработку студентов в антисоветском духе.

Распространял провокационные слухи о том, что он сотрудник НКВД, и никто не имеет права его разоблачать.

Признал лишь свои антисоветские связи. Изобличается показаниями свидетелей».[14]

Следственное дело было передано на рассмотрение Судебной Тройки УНКВД по Одесской области.

Согласно выписке из протокола № 71 от 1 ноября 1937 года, Судебная Тройка УНКВД по Одесской области вынесла решение: Штепенко Никиту Ивановича – расстрелять.[15]

Приговор приведен в исполнение 14 ноября 1937 года.[16]

Заключение о реабилитации – от 22 августа 1989 года.

Гавриил Рогут (архиепископ)

Рогут Гавриил Тимофеевич родился в 1872 году в с. Гармацкое Дубоссарского района в крестьянской семье. Образование – низшее. Молдаванин, подданства СССР, одинокий.

Арестован 7 марта 1938 года по адресу: г. Балта, ул.Садовая, 2[17], - в связи с обвинением в ведении систематической антисоветской агитации, направленной на срыв мероприятий Соввласти.

Постановлением об избрании меры пресечения от 7 марта 1938 года было определено содержание в Балтской тюрьме.

Согласно справке Балтского городского совета от 18 апреля 1938 года: «Рогут Гавриил Тимофеевич, 1872 года рождения, с. Гармацкого Дубосарского района, прибыл на жительство в город Балту в 1926 году. С момента приезда в Балту Рогут Гавриил был Епархиальным архиереем – служитель религиозного культа. По имеющимся сведениям после закрытия церквей в городе Балте он проводил частные сборища и моление на кладбище. Кроме того, проводил агитацию против проводимых мероприятий Соввласти. Имуществом Рогут в Балте не владел».[18]

Из протокола допроса обвиняемого Рогута от 18 апреля 1938 года становится известно, что Гавриил Рогут является «архиепископом города Балты и архиепископом Молдавии».  Он предельно «честно» и «откровенно» отвечает на вопросы следователя:

«О.: Сознаюсь и действительно являюсь членом к.р. организации.

В.: Расскажите о вашей практической к.р. деятельности?

О.: Активная моя контрреволюционная деятельность началась в 1938 году с момента, когда меня вызвал в Киев митрополит Александр (Чекановский), который являлся управляющим православными церквями на Украине. Будучи на беседе с Чекановским, который меня и завербовал для проведения контрреволюционной деятельности среди церковников. В разговоре он меня расспрашивал, какие здесь на Молдавии расположены воинские части, сколько полков, особенно он интересовался о расположении воинских частей в городе Балте, где я находился. После этой беседы он дал мне задание, что сейчас необходимо организовать вокруг себя церковный актив, с которым проводить к.р. деятельность, от Чекановского я пришел и таким образом стал на путь борьбы с Соввластью. Получив это задание, я прибыл в город Балту, где сгруппировал вокруг себя актив церковников из бывших жителей Б., единомышленников, с которыми помогал проводить к.р. деятельность. Направляя последних на то, что Соввласть как таковая долго существовать не будет, т.к. ею большинство крестьян не довольно. И что наша цель – вести усиленную к.р. агитацию среди колхозников и единомышленников с тем, чтобы вызвать недовольство среди крестьян; добиться того, что на случай военных действий можно было оказать помощь интервентам изнутри.

В.: Скажите, сколько раз вы были на встречах с Чекановским, и какие от него задания вы получали, кроме того, как вы указали?

О.: В 1936 году я один раз ездил к Чекановскому в город Киев по его вызову, который меня также расспрашивал, знаю ли сколько воинских частей расположено в городе Балте. Кроме того, он ясно давал задание, чтобы все силы направить на то, чтобы в первую очередь организовать пятидесятки, с которыми вести работу о незакрытии церкви. Других заданий я от Чекановского не получал и больше с ним этих двух раз не встречался. Что же касается его вопроса, сколько имеется в городе Балте воинских частей и их расположение, я ему так же не ответил, т.к. сам не мог этого знать.

О.: В к.р. организацию я привлек следующих:

1. Светличенко Иустин, священник;

2. Малецкий Игнатий, архимандрит;

…6. Молдаван Андрей, священник.

Кроме указанных мною лиц никто в к.р. организацию мною завербован не был.

Подтверждается контрреволюционная деятельность Гавриила Рогута и выпиской из протокола допроса обвиняемого И.Т.Светличенко (Светляченко) (о свящ. Иустине Светляченко мы писали в Части 12 «Одесского мартиролога». Он был арестован 12 марта 1938 года и впоследствии приговорен к расстрелу. – авт.) от 16 апреля 1938 года:

«В.: С кем поддерживала организационную связь существующая в с. Ахтырка контрреволюционная церковная организация?

  О.: …Я лично осуществлял связь с архиереем Рогутом Гавриилом, проживающим в г.Балте, и был дважды у него на свидании. Рогута я лично знаю с 1934 года. Рогут мне посоветовал изучать настроения колхозников и распространять слухи о скорой перемене Соввласти.

На первом свидании у Рогута в конце августа 1937 года Рогут детально расспросил меня о моей жизни и осторожно интересовался настроением колхозников. Этот разговор происходил в садике около квартиры, где он жил.

Я Рогуту рассказал, что мне было известно. Рогут мне посоветовал изучить настроения колхозников, но делать это очень осторожно, а по возможности также распространять провокационные слухи о скорой перемене Соввласти, что я и делал.

Второй раз Рогут также вызвал меня к себе, и мы с ним имели такую же беседу, как и в первый раз, и после этого мне с Рогутом не приходилось встречаться».[19]

Балтские следователи поступали одновременно хитро и продуманно в тот момент – они не стали искать свидетелей. Они самым простым образом заставляли давать соответствующие показания уже арестованных священнослужителей.

Так, второй выпиской, проходящей по этому делу, и вбивающей гвоздь в дело Рогута, стали показания обвиняемого священника Ксенофонта Липского (о свящ. Ксенофонте Липском мы писали в Части 9 «Одесского мартиролога». Он был арестован 11 марта 1938 года и впоследствии приговорен к расстрелу – авт.) во время допроса 20 апреля 1938 года:

«По заданиям Малецкого и вследствие епископа Молдавии – Рогута Гавриила я стал проводить активную к.р. работу среди верующих.

Прикрываясь саном священника, я вел систематически а\с агитацию среди населения. Я в беседе с колхозниками доказывал, что существующий строй недолговечен и что в скором будущем этот строй погибнет.

Наряду с этим я вел агитацию за невыполнение государственных обязательств колхозниками и доказывал верующим, что колхоз закабаляет крестьян, что труд их в колхозе бесполезен для них, и что работают они на других.

Об этой своей работе я регулярно информировал Малецкого и Рогута Гавриила».

В Обвинительном заключении от 18 апреля 1938 года указано: «Рогут Г.Т. является на протяжении ряда лет служителем религиозного культа.

В 1936 году Рогут Г. был завербован в контрреволюционную организацию митрополитом города Киева Чекановским для проведения контрреволюционной и шпионской деятельности среди населения.

Как член контрреволюционной организации проводил активную к.р. агитацию среди церковников, а также проводил вербовку – в члены организации завербовал Светличенко Иустина, Малецкого Игната, Бусуева Алексея, Чегорина Леонтия, Беликсея Якова и Молдована Андрея.

В предъявленном обвинении сознался. Изобличается в ведении контрреволюционной работы показанием свидетеля».

Следственное дело по обвинению Рогута Гавриила Тимофеевича было направлено на рассмотрение Особой Тройки НКВД МАССР.[20]                                                                           

Особая Тройка НКВД МАССР на своем заседании 22 апреля 1938 года (протокол №50) постановила: Рогута Гавриила Тимофеевевича - расстрелять.[21]

Приговор приведен в исполнение 24 апреля 1938 года.[22]

Заключение о реабилитации – от 28 апреля 1989 года.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:




[1] Архив УСБУ в Одесской области. Дело 10 668-П. Л.д. 6

[2] Там же. Л.д. 7

[3] Там же. Л.д. 1

[4] Там же. Л.д. 5

[5] Там же. Л.д. 44

[6] Там же. Л.д. 52

[7] ГАОО. Р-8065, оп. 2, д. 9526. Л.д. 10

[8] Там же. Л.д. 6

[9] Там же. Л.д. 8

[10] Там же. Л.д. 2

[11] Там же. Л.д. 11

[12] Там же. Л.д. 14

[13] Там же. Л.д. 3

[14] Там же. Л.д. 17

[15] Там же. Л.д. 18

[16] Там же. Л.д. 19

[17] Архив УСБУ в Одесской области. Дело 17 878-П. Л.д.8

[18] Там же. Л.д.1

[19] Там же. Л.д. 13

[20] Там же. Л.д. 17

[21] Там же. Л.д. 19

[22] Там же. Л.д. 18


Код для вставки у блог / сайт

Переглянути анонс

ОДЕССКИЙ МАРТИРОЛОГ: Путь к Голгофе усеян не только осколками звезд… Часть 19

Каждый раз, работая с очередным делом расстрелянного священнослужителя, задумываешься: «А хватит ли сил? И вообще - нужно ли это кому-то?» И понимаешь, что нужно. Чтобы помнить! И чтобы не повторилось!..



Рубрики: Публікації | Церква і суспільство |

2459 переглядів / Коментарів: 1

Теги: террор | Репрессии против священнослужителей | расстрелы священников | Одесский мартиролог |
Додати свій коментар

Версія для друкуВерсія для друку

Корисна стаття?

Спаси и помогай Господь

Спаси и помогай Господь автору мартиролога! Упокой Господи в селениях праведных оклеветанных и невинно убиенных. Всегда читаю со слезами на глазах. Жду продолжения!

Post new comment

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.


Попередні матеріали
Також у розділі
Статті цього автора


Найцікавіше з архівів сайту



Цікаві статті








 

Шукайте нас у соціальних мережах та приєднуйтеся!

facebook twitter

vk

раскрутка и продвижение сайтов Ми в ЖЖ:  pvu1

Add to Google - додати в iGoogle

Ми на 


Православіє в Україні

Усе про життя Української Православної Церкви

добавить на Яндекс



© Усi права на матерiали, що опублiкованi на сайтi, захищенi згiдно з українським та мiжнародним законодавством про авторськi права. У разi використання текстiв з сайту в друкованих та електронних ЗМI посилання на «Православіє в Україні» обов`язкове, при використаннi матерiалiв в Iнтернетi обов`язкове гiперпосилання на 2010.orthodoxy.org.ua. Адреса електронної пошти редакцiї: info@orthodoxy.org.ua

    Рейтинг@Mail.ru