Партнери




    Вхід на сайт   >>
Розгорнути меню

підписати
відписати
  



Головна » Наші статті » Церква і суспільство
ОДЕССКИЙ МАРТИРОЛОГ: Одесская группа «ИПЦ». Мученик Леонид Сальков и другие. Часть 14
06 May 2013 13:02
Архимандрит Евфросин (Билаш)

Это не первое заведенное дело и не первый судебный процесс в 1934-1935 гг. над последователями «Истинно-православной церкви» в Одессе. Ранее следственными органами была «разоблачена» контрреволюционная организация под руководством священника Георгия Трехбратского, об этом деле мы еще будем писать.

Сегодня же расскажем о групповом деле «Одесской группы ИПЦ», руководителем которой, как считало следствие, стал мученик Леонид Сальков, уже канонизированный Русской Православной Церковью. Кроме Леонида Салькова, по данному делу к различным срокам наказания были приговорены священники Владимир Иванов и Георгий Балухатин, Семен Кох и Федор Поспелов.

Одесса, 1935 год

Сальков Леонид Васильевич

Родился в 1886 году в с. Таганаш Перекопского уезда Таврической губернии в купеческой семье. Постоянное место проживания: Междуреченский район, Вологодская область. С 1927 года – в ссылке. Профессия – физико-химическая, закончил Московский государственный университет. Образование – высшее. Сведения о прежних судимостях – три года на Соловках и три в ссылке.[1] Постановление об избрании меры пресечения от 5 января 1935 года[2], постановление о привлечении в качестве обвиняемого от 27 января 1937 года. Согласно запросу Одесского областного управления НКВД, 15 января 1935 года этапирован спецконвоем в Одессу из Вологодского сектора НКВД.[3]

Священник Владимир Игнатьевич Иванов

Родился в 1905 году в г.Одесса в семье служащих. На момент ареста проживал по адресу: г. Одесса, ул. Бугаевская, 56. Священник 3-го христианского кладбища. Образование – среднее. Семья: мать – Наталия Онуфриевна, 50 лет; жена – Вера Игнатьевна, 30 лет; брат – Александр, 28 лет; брат – Михаил, 26 лет.[4] Постановление об избрании меры пресечения от 19 января 1935 года, постановление о привлечении в качестве обвиняемого от 2 февраля 1935 года.[5] Ордер на арест и обыск № 31 от 21 января 1935 года.

Кох Семен Яковлевич

Родился в 1869 году в г. Никополь в семье служащих. На момент ареста проживал по адресу: г. Одесса, ул. Хмельницкая 6/2. Счетовод-бухгалтер 1-ой Советской больницы г. Одесса. Семья: сестра – Розалия Яковлевна, 68 лет, проживает в Германии. Вышла замуж за бывшего одессита.[6] Постановление об избрании меры пресечения от 19 января 1935 года, постановление о привлечении в качестве обвиняемого от 14 апреля 1935 года. Ордер на арест и обыск № 36 от 21 января 1935 года. Освобожден под подписку о невыезде 29 января 1935 года.[7]

Поспелов Федор Степанович

Родился в 1880 году в Лукояновском уезде Нижегородской губернии в семье церковнослужителя. На момент ареста проживал в г. Одесса, ул. Островидова 57/29. Бывший секретарь Одесского епархиального управления. Делопроизводитель Пищетреста.[8] Постановление об избрании меры пресечения от 19 января 1935 года, постановление о привлечении в качестве обвиняемого от 4 февраля 1935 года. Ордер на арест и обыск № 32 от 21 января 1935 года.

Священник Георгий Иванович Балухатин

Родился в 1886 году в г. Балта в крестьянской семье. На момент ареста проживал в с.Анастасиевка Гросуловского района. Арестовывался в 1925 году. Образование – среднее. Семья: мать – Варвара Андреевна, 74 года; племянница – Балухатина Анастасия Степановна.[9] Постановление об избрании меры пресечения от 19 января 1935 года, постановление о привлечении в качестве обвиняемого от 4 февраля 1935 года.[10] Арестован 23 января 1935 года и доставлен в распоряжение Одесского областного управления НКВД.[11]

***

Согласно постановлению о начатии следствия Одесского областного управления НКВД от 20 января 1935 года в контрреволюционной деятельности и антисоветской агитации (ст. 54-10 и ст. 54-11 УК УССР) были уличены Сальков Леонид Васильевич, Поспелов Федор Степанович, Иванов Владимир Игнатьевич, Здетовецкий Владимир Ксенофонтович, Кох Семен Яковлевич, Кравцов Феодосий Степанович, Балухатый Георгий Иванович.[12] В частности, организатором контрреволюционной группировки с целью борьбы с советской властью был назван Леонид Сальков.

Позднее материалы расследования по отношению к Здетовецкому и Кравцову были выделены в отдельное делопроизводство.

Леонид Сальков уже дважды судим и в 1927 году приговорен к 3 годам ссылки, в 1930 году к 3 годам высылки, был конвоирован в Одессу и допрошен 18 января 1935 года.

Из протокола обвиняемого Салькова: «До 1912 года я проживал в семье своего отца, отец мой был купцом. Имел 40 десятин собственной земли с садом и огородом около 5 десятин, кроме того, имел соляные промыслы и собственный дом в Симферополе до 1911с года, я учился, после того как я окончил гимназию в Симферополе, учился в Москве в университете на физико-математическом факультете, закончил университет в 1911 году.

В 1911 году я по призыву поступил на службу в старую армию, служил 1 год. Демобилизовался в 1912 году прапорщиком запаса. До 1914 года проживал в Симферополе. Отец мой и мать умерли в 1913 году.

Были у меня братья и сестры. В живых сейчас из них никого нет. Один из братьев Михаил погиб в империалистическую войну. Два брата Николай и Владимир служили в старой армии офицерами, где они сейчас, не знаю.

В 1914 году по мобилизации как прапорщик запаса я был призван снова в армию, служил все время в 13 артиллерийской бригаде вначале прапорщиком, затем подпоручиком, а в 1917 году был произведен в поручики. Февральская революция 1917 года меня застала на румынском фронте в показанной выше части. Пробыл я там до июля месяца 1917 года, а затем подал в отставку и был переведен в г. Одессу в резерв, где и пробыл до мая месяца.

После этого оставил воинскую службу и возвратился в город Симферополь. В этот промежуток времени я познакомился со священником Ионой Атаманским, от которого получил благословение уйти в Благовещенский монастырь. Ушел я в монастырь в феврале месяце 1918 года. В том же месяце в монастырь пришли красные части, и я был арестован домашним арестом. В апреле месяце 1918 года монастырь был захвачен немецкими войсками и из-под ареста я был освобожден. Под арестом я был в гостинице в монастыре. После этого я возвратился в Одессу и, пробыв недели две у священника Ионы Атаманского, уехал в Симферополь.

С приездом в Симферополь я свое имущество раздал, часть на церкви, часть на богадельню, а часть своим родственникам и в том же 1918 году выехал в Сухуми. Там я посетил монастыри Моквинский, Новый Афон, грузинские монастыри Драндо, Бедийский монастырь. В последнем я больше всего прожил.

Осенью 1919 года я решил ехать в Иерусалим и в декабре месяце 1919 года приехал в Константинополь. В Константинополе я узнал, что Иерусалим находится под властью англичан, и что они русских туда не пускают. Прожив в г. Константинополе на Афонском подворье около двух месяцев и пароходом (английским), который шел в Новороссийск, я выехал обратно на Кавказ. Ввиду того, что Новороссийск оказался занятым красными войсками, пароход отправился в Севастополь. Прибыл в Севастополь в марте месяце 1920 года.

Севастополь был тогда занят белыми войсками. При проверке документов меня как офицера хотели мобилизовать в белую армию, но я отказался служить и был арестован и отправлен в г. Джанкой в штаб. Оттуда меня отпустили. После этого я ушел в Херсонесский монастырь, где и прожил до 1923 года. В этом же промежутке времени я периодически проживал в Георгиевском монастыре возле г. Севастополя.

С приходом Врангеля я снова был мобилизован в белую армию, но также отказался служить.

В мае 1923 года я из Крыма снова выехал на Кавказ в Кетийский монастырь. В монастыре я пробыл до 1925 года, а затем после смерти настоятеля монастыря Алексия я ушел из монастыря и проживал на квартире у Константина в 3 км. от г. Сухуми, помогал ему в хозяйстве, а он за это меня содержал.

У него я пробыл до 1927 года. В 1927 году я с группой других лиц был арестован Абхазским ГПУ и выслан на Соловки на 3 года. Фамилий арестованных со мной лиц не помню. На Соловках я пробыл с сентября месяца, и после этого отправлен был на высылку сроком на 3 года в Междуреченский р-н Вологодской области. Пробыл я там до сентября месяца 1933 года.

Соловки, 1930-е годы

В сентябре месяце 1933 года, после окончания срока высылки, я выехал в г.Сухуми. По пути заехал в г. Одессу с тем, чтобы встретиться со священником Димитрием Лавровым. В г.Одесса Лаврова не было. Не помню, кого я посетил на квартире в г.Одесса, и поехал к Лаврову в г.Тирасполь. Там я пробыл несколько дней и возвратился в г.Одессу. К кому я заходил на этот раз, также не помню.

Из Одессы я выехал в г.Сухуми. В г.Сухуми меня милиция не прописала, и я остановился на жительство в с. Дранды (располагается в 23 км. от г.Сухуми – авт.) у Параскевы – отчество и фамилию не знаю. Пробыл там недели две и поехал в Севастополь. В г.Севастополь я не жил и сразу после приезда в Севастополь выехал в г.Симферополь.

В г.Симферополь я пробыл два дня и выехал в г.Одессу. В г.Одесса я пробыл один день и выехал в г.Тирасполь к Лаврову Димитрию. У Лаврова я пробыл дня три и через г.Одессу снова выехал в г.Сухуми. В Сухуми пробыл месяца 2-3 на даче Авксентия Лакария. После этого я выехал в г.Одессу, прожил там одни сутки, ночевал на бульваре и выехал в Тирасполь к Лаврову Димитрию, пробыл у него три дня и выехал в Междуреченск Вологодской области. Пробыв там 2 с половиной месяца, через г.Одессу поехал снова в Тирасполь к Лаврову Димитрию. Прожив у него 2-3 дня, приехал в Одессу. В Одессе прожил дня 2-3. Ни у кого не останавливался.

В конце октября 1934 года из г.Одессы я выехал в Междуреченское, пробыл тогда с 1934 года и проживал там до 12 января 1935 года – был арестован и отправлен в г.Одессу».[13]

Обвиняемый допрашивался несколько раз, в частности 28 и 29 января 1935 года:

«В.: У кого вы останавливались на квартире при посещении вами г.Одесса?

О.: Один раз ночевал у священника Владимира Иванова, ночевал у Кох Семена Яковлевича, у Ивана Ивановича Остославского.

В.: Кого из знакомых, кроме указанных лиц, вы имеете из числа ваших единомышленников и почитателей?

О.: В Одессе есть некоторое количество лиц – последователей ИПЦ. В кругу этих лиц я являлся старшим братом, давал наставления духовного порядка, один из них по имени Сергий называл меня учителем. Мои беседы носили индивидуальный характер, а также были случаи, когда собирались по несколько человек, которым читал духовную литературу, разъяснял ее или просто вел беседы на тему об ИПЦ. Из числа своих слушателей я из указанных лиц помню: Федора Степановича, сестру Мещанской церкви Елизавету Ивановну, сестру Антонию, Сычевскую Екатерину Павловну.

В.: Кого еще из духовенства из последователей ИПЦ вы знаете?

О.: Помню я беседовал с Владимиром Ивановым, с которым условились пригласить митрополита Анатолия для беседы по вопросам ИПЦ, однако в условленный день митрополит Анатолий не пришел, а затем я выехал, и встреча с митрополитом Анатолием не состоялась.

В.: Какие беседы вы проводили среди последователей ИПЦ?

О.: Проводили беседы по вопросам сохранения устоев ИПЦ. В своих беседах я призывал их к сохранению чистоты истинного православия. Говорил о том, что христиане, как и всему человеческому, Соввласти верить не могут, что следовать за ней также не должны, т.к. все мероприятия ее как продукт человеческого ума рухнут. Разъяснял, что Соввласть, разрушая божье, творит волю сатаны.

В.: С кем вы вели переписку после освобождения из высылки?

О.: Переписывался с Лавровым Димитрием, Кох Семеном и его женой.

В.: Знаете ли вы Лаврову Татьяну?

О.: Татьяну Лаврову я знаю еще с того времени, когда она была уборщицей в Портовой церкви в г.Одессе, когда там были диаконами Лавров Димитрий и Григорий Балухатин.

В.: Кого еще посещали в Одессе?

О.: Раза два был у профессора Владимира Петровича Филатова. Он меня приглашал как человека с высшим образованием для беседы. Он меня спрашивал о сути некоторых вещей. Имел в виду получить от меня разъяснения, как религиозного человека, т.к. ему не могут его дать монахи, не имеющие образования. Я ему по этому вопросу говорил, что спиритизмом христиане заниматься не могут, так как это проявление злой силы.

Филатов подарил мне шляпу, которая и послужила поворотом к тому, что он перестал меня принимать, так как ему кто-то сказал, что меня в Одессе кто-то увидел в его шляпе, и он может иметь неприятности в связи со мной.

В.: Скажите причины ваших выездов в Вологду и на Кавказ?

О.: В г.Вологда я выезжал с тем, чтобы там прожить некоторое время в г.Шуйск. В Шуйске я за отсутствием квартиры не мог остаться и остановился на квартире в с.Воинском у Дубова Ильи Ивановича.

На Кавказ я выезжал только в Сухуми, где также имел в виду где-нибудь пристроиться. Выезжал в Сухуми в ноябре месяце 1933 года и в начале января 1934 года. В последний раз я там пробыл до марта 1934 года.

В.: Что представляет собой круг ваших знакомых в г.Одесса и Тирасполе?

О.: Меня познакомил с ним Димитрий Лавров, с ними я проводил беседы религиозного характера.

В.:  Какое у вас основное занятие?

О.: Являясь последователем ИПЦ, я принял на себя подвиг странничества. На странничество я получил благословение от священника Ионы Атаманского. Средствами к существованию у меня были пожертвования от верующих и изредка частные работы у верующих по хозяйству. Работа же и служба на советских предприятиях является противной моей совести.

В.: Какие вопросы вы предполагали рассмотреть на совещании у Иванова Владимира с участием митрополита Анатолия?

О.: Приблизительно в мае месяце 1934 года, по предложению Димитрия Лаврова, он и Иванов Владимир, и я должны были встретиться у Иванова и пригласить митрополита Анатолия. Мы там имели в виду обсудить создавшееся положение ИПЦ и выяснить у митрополита Анатолия, какие причины побудили подписаться его под декларацией митрополита Сергия и какой смысл был у него в этом поступке.

Тут же предполагали обсудить вопрос, как относиться к митрополиту Антонию как к правящему архиерею. Других вопросов не намечали, так как это был первый шаг к обсуждению этих вопросов с участием митрополита.

В.: Знакомы ли вы со священником Владимиром Здетовецким?

О.: Здетовецкого я встречал на квартире Кох Семена. Со Здетовецким беседовать мне не приходилось.

В.: Какую конечную цель вы преследовали в ваших беседах?

О.: Беседы я проводил в духе священного писания, т.к. я его почитал с тем, чтобы разъяснить слушателям его, вернее, конечной целью у меня было внедрить мои убеждения последователя ИПЦ.

Допрос обвиняемого был продолжен 31 января 1935 года:

«В.: В то время, когда вы были в Одессе в 1918 году, в резерве чинов была ли белая армия в Одессе?

О.: Тогда была белая армия в Одессе, я же хотя и состоял в резерве чинов в г.Одессе, но практически никакого участия в боях не принимал, проживал на частной квартире.

В.: Кого из близких знакомых имеете в Тирасполе?

О.: Близкие знакомые у меня в Тирасполе – Лавров Димитрий, священник, который является моим единомышленником – последователем истинно-православной церкви, и окружающие его почитатели – Елизавета Степановна Скольницкая, хозяйка квартиры, где жил Лавров. Кроме этих знаю по именам еще: Елену, Лена – племянница Лаврова, Маша, которые являются духовными сестрами. Приходит к Лаврову диакон собора. Фамилии его не знаю, он маленького роста. Это те лица, которые приходят к Лаврову во время моих посещений его. При этих посещениях иногда служит Лавров панихиды, иногда читает акафисты, или же просто мы вели беседы духовного порядка.

В.: Кого из близких знакомых вы имеете в Одессе?

О.: Посещал я Одессу в те дни, которые указывал на предыдущих допросах. При посещениях г.Одессы я навещал ряд лиц, проживающих в Одессе. Эти лица относятся к числу последователей истинно-православной церкви. Называть персонально этих лиц я сейчас не буду, не хочу никого предавать, но когда об этих лицах будет подтверждено на следствии кем-либо другим, то я тогда не откажусь.

В.: Какие вы проводили разговоры с последователями ИПЦ при посещениях г.Одессы?

О.: Приходилось вести разговоры религиозного характера в разрезе учений ИПЦ.

В.: Знаете ли вы священника Георгия?

О.: Священника Георгия Балухатина знаю. Служит он в с.Анастасиевка. Он сторонник ИПЦ. Посещал я его только в мае или июне месяце 1934 года. Встречался с ним в Одессе, но когда, не помню.

В.: Знаете ли вы священника Владимира?

О.: Священника Владимира Иванова я знаю. Он являлся сторонником ИПЦ. Посещал его при приездах в г.Одессу в церкви у него на дому. Содержание бесед с Балуханиным и Ивановым я сейчас не помню.

В.: Какое у вас отношение к Соввласти?

О.: По моему убеждению, Соввласть послана Богом в наказание человечеству, поэтому я, как и всякий христианин, не должен радоваться существованию Соввласти, а наоборот это является скорбью. Советская власть существовать не будет.

В.: Кого из родственников и знакомых имеете в Москве?

О.: В г.Москве проживает моя тетка Елизавета Алексеевна, ее сын Владимир Александрович, который работает профессором консерватории по классу фортепиано. Знакомых по г. Москве называть не буду.

В.: По вашим показаниям, вы нигде не работаете. Какие у вас средства к существованию?

О.: Когда я был в ссылке, мне мои знакомые присылали деньги, в частности присылал священник Димитрий Лавров. После освобождения из ссылки деньгами меня снабжают мои знакомые в гг.Сухуми, Одессе и Тирасполе. На эти средства я разъезжал в указанные мной на предыдущих допросах места»[14].

На допросе от 28 февраля того же года, отвечая на вопрос о преследуемых целях в своей антисоветской агитации, Сальков отвечает: «Я преследовал цель сохранить чистоту веры лично в себе и помочь другому путем соответствующих убеждений. Будучи несогласным с политикой Соввласти, основываясь на своих религиозных убеждениях, я и проводил борьбу с мероприятиями Соввласти.

Я считаю, что социалистическое строительство ведет к нарушению чистоты истинного православия, поэтому я сам не только не мог принимать участия в нем, но и являюсь противником его, в частности, по этим мотивам, как я показывал, и даже считаю противным своей совести работать в советских предприятиях и учреждениях. К этому я также призывал и других путем соответствующих бесед с верующими».[15]

***

Из протокола допроса обвиняемого Коха становится известным, что Семен Яковлевич Кох с 1880 года проживает в Одессе. В различное время служил в разных учреждениях и частных фирмах. Служил конторщиком в сельскохозяйственном товариществе, счетоводом, бухгалтером. На момент ареста работал счетоводом в 1-ой Советской больнице. Из посещающих его квартиру он назвал священника Мещанской церкви Владимира, однажды митрополита Анатолия, священника Владимира Иванова и Леонида Салькова.

Приводим выписку из протокола допроса:

«В.: Кто такой Сальков?

О.: Знаю его лет 10. Встречал его в церкви, где служил Иона Атаманский. По словам Салькова, у него имеется брат младший в Москве или в г. Таганроге, двоюродная сестра в Крыму. Посещая г. Одессу, Сальков неоднократно выезжал в Крым, в Симферополь, Севастополь, на Кавказ в Сухуми, в Москву и Вологду.

…знакомые в Одессе Салькова – семья Сычевских, Маркушевская Пелагея Михайловна, Магдебура Екатерина Георгиевна и Магдебура Алексей Антонович, Сергей Бершацкий. Знаю, что Сальков заходил к проживающему по ул. Преображенской Ивану Ивановичу и его жене – фамилию не знаю.

…Сальков в своих проповедях говорил о близкой кончине мира, о том, что советская власть послана верующим в наказание, что со стороны Соввласти идут сейчас притеснения и гонения на Церковь, что скоро будет такое положение, что все церкви закроют, после чего будет перемена Соввласти, а потом Церковь восторжествует. Припоминаю, что при посещении меня Сальковым Леонидом ко мне приходил Поспелов Федор Степанович.

…Все лица, о которых я говорил, являются церковными знакомыми и в данном случае все они были объединены общими интересами ИПЦ. Леонид Сальков был руководителем и воспитателем данной группы. Насколько мне известно, Сальков сана священнослужителя не имеет, однако его почитают как духовного отца, и некоторые лица Сергей Бершицкий считают его просто учителем. Леонид Сальков по примеру священнослужителей благословлял своих почитателей и ему при благословении его почитатели целовали руки.

…Организатором группы ИПЦ является Л. Сальков, который и вербовал сам лично разных лиц в эту группу. В организации этой группы и вербовке я участия не принимал и только предоставлял свою квартиру для проведения бесед Салькова, для устраивания нелегальных собраний. Сальков говорил, что Церковь отступила от православия, и обвинил в этом митрополита Сергия. Говорил, что митрополит Сергий издал неправильную декларацию. Говорил, что сказав на конференции, что притеснения религии в СССР нет, митрополит Сергий предал и нас верующих, и Церковь».[16]

***

25 января 1934 года был допрошен обвиняемый Балухатин:

«До 22 летнего возраста я проживал в семье своего отца. Отец мой занимался сельским хозяйством. Отец умер в 1922 году, и мать живет при мне. Имею одного брата – Степана Балухатина, который раскулачен и выслан в Мурманскую область. С 22 лет я ушел от своего отца в г.Одессу, где и поступил сторожем в портовую церковь, где был священником Иона Атаманский. Сторожем был года два. После этого был платным певчим в хоре этой церкви около 5 лет. Затем был назначен штатным псаломщиком.

В 1924 году был назначен диаконом, а в 1929 году принял сан священника. Вначале был священником в с.Горна. В 1931 году переведен священником в с.Анастасиевку, где и был до настоящего времени.

…Переписку вел с Павлом Гайдаем, который находится в ссылке.

…Леонид Сальков является единомышленником-последователем ИПЦ. К нему я приезжал, чтобы от него как человека образованного получить наставления и послушать его беседы в отношении ИПЦ, т.к. я стремился к сохранению чистоты православия в современных условиях.

…Да, я разделял мнения Салькова.

В.: Сальков не имеет сана священнослужителя и монаха. Кем же он для вас является?

О.: Хорошим духовным наставником.

В.: Наставником у вас является также митрополит. Почему вы обращаетесь к Салькову?

О.: С Сальковым Леонидом я знаком лет 8-10, и когда в Одессе не было митрополита, Сальков для нас являлся прямым наставником и руководителем. После того, когда появился митрополит, и мы вошли в его подчинение, как и учил нас Сальков, из подчинения митрополита, в данном случае митрополита Анатолия, мы не выходили и в то же время за наставлением об ИПЦ обращались к Салькову Леониду».[17]

***

Обвиняемый Иванов во время допросов 23, 25 и 31 января 1935 года показал:

«До 1924 года я проживал со своими родными. Отец мой в дореволюционное время служил приказчиком в магазине. В 1919 году он умер.

В 1926 году я поступил на службу в Благовещенскую церковь регентом. В 1927 году принял сан священника и служил в церкви в с.Беляевка. Из Беляевки переведен в Одессу в 1931 году священником кладбищенской церкви, где и был до настоящего времени. В Одессе у меня имеется родственники: мать – Наталия Ивановна и два брата – Александр и Михаил, рабочие оперного театра. Из близких знакомых имею священника Митковского Павла Владимировича. С ним я порвал связь в 1929 году.

В.: Что вы можете сказать о Салькове?

О.: Меня познакомил с ним Лавров. С Сальковым я говорил о высоте жизни и стойкости первых христиан. Он мне рассказывал также о ИПЦ.

…Познакомился я с Лавровым в 1926 году в последних числах декабря. В 1934 году Лаврова Татьяна сообщила мне, что он арестован в г.Тирасполь. Коха знаю, у него на квартире служил молебен. Игнатьева Димитрия я знаю, познакомился с ним в 1927 году, он был в ссылке, посещал он меня в церкви в декабре 1934 года и январе сего года. Сейчас он получил куда-то назначение псаломщиком. С Балухатиным встречался последний раз в ноябре 1934 года. Он тогда привозил свою маму к профессору Филатову на лечение.

В.: Почему вы скрыли свой арест в 1931 году?

О.: Я считал, что я не был под следствием. Был я арестован в 1931 году в ноябре месяце Троицким райотделом ГПУ. Тогда я был священником в с. Кохановке. Пробыл под арестом 3 месяца. Обвинялся я по ст. 54-10 УК УССР. Суду я не подвергался и из-под ареста был освобожден.

…С Поспеловым Федором я познакомился случайно в июне месяце 1934 года, когда я служил панихиду по его просьбе на могиле его брата архимандрита Геронтия. После этого Поспелов раза три приходил в церковь и пел на клиросе.

…Я спрашивал у Салькова, считает ли он меня и Лаврова православными или безблагодатными. На это он ответил, что нас он безблагодатными не считает.

…В 1933 году я лично также считал, что митрополит Сергий нарушает канонические правила и по этому вопросу я имел беседу с митрополитом Анатолием, который сказал мне, что нарушений канонических правил нет. При исполнении богослужения в виде поминовения поминаю митрополита Петра (Крутицкого).

В.: По каким вопросам вы с Сальковым решили пригласить митрополита Анатолия?

О.: По предложению Лаврова, я с ним и с Сальковым решили пригласить митрополита Анатолия для того, чтобы обсудить вопрос сохранения чистоты ИПЦ. В связи с нарушением канонических правил митрополитом Сергием.

Кроме того, у меня был ряд личных вопросов, так как со стороны некоторых священников по моему адресу были замечания о том, что я ввожу в богослужение некоторые новшевства по примеру Ионы Атаманского в виде длительности службы и некоторых новшеств в порядке выполнения богослужения по сравнению с другими церквями.

Лавров хотел спросить у митрополита Анатолия, можно ли быть истинно православным благодатным священником, как рукоположенный во священника митрополитом Анатолием – членом синода при митрополите Сергии, которого он считает пришедшим к церковной власти неканоническими правилами. Митрополит Анатолий на эту встречу не пришел».[18]

***

Обвиняемый Федор Поспелов во время допроса 25 января 1935 года показал:

«До 16 летнего возраста я проживал в семье своего отца, который служил дьячком в с.Солдатское. В 1896 году я поступил на завод, где пробыл столяром в течение пяти лет. В 1900 году оттуда ушел и поступил в Нижегородскую духовную консисторию рассыльным. Пробыл там два года. После этого был призван в старую армию. Прослужил четыре года писарем, вначале в Лукьяновском воинском управлении, а затем в Московском воинском управлении.

После отбытия воинской повинности в 1907 году, я снова поступил на службу в Одесское епархиальное управление секретарем. Тут я проработал до 1924 года. После расформирования епархиального управления, я работал в статистическом бюро в управлении союза плодоовощеводов, куяльницком курорте, медицинском институте и пищетресте. Из пищетреста я ушел по болезни 7 января 1935 года.

Из родственников я никого не имею.

При моем посещении квартиры Кох я познакомился с Сальковым и священником Владимиром Здетовецким. Я помню, что Леонид Васильевич осуждал обновленчество.

В.: Являлся ли Сальков священнослужителем?

О.: Не знаю. Лично я его как духовное лицо не признаю. Его почитатели считают его духовным лицом, в частности благословляет он их как духовное лицо с целованием ему руки.

В.: Кем, по-вашему, является Сальков?

О.: Миссионером».[19]

***

Согласно Заключительному постановлению по обвинению Салькова Леонида, Иванова Владимира, Балухатина Георгия, Поспелова Федора и Коха Семена от 29 марта 1935 года было принято решение направить дело в Особое Совещание при НКВД СССР с ходатайством о заключении в концлагерь сроком на 5 лет: Салькова Л.В., Иванова В.И. и Балухатина Г.И.

Обвиняемых Поспелова Ф.С. и Коха С.Я. выслать в Северный край сроком на 3 года. Все обвиняемые, кроме Коха, на момент вынесения постановления о передаче дела в Особое Совещание находились в 4 Спецкорпусе Промколонии.

Приводим полный текст данного Заключительного обвинения:

«В 1934-35 гг. Одесским Облуправлением НКВД были ликвидированы в Одессе две группы к.р. ор-ции «ИПЦ» (Трехбратский, Пирек, Ходанович и др.).

Кроме этих групп, по поступившим сведениям, в Одессе существует группа той же контрреволюционной организации, созданной прибывшим в 1934 году из концлагеря бывш. помещиком и бывш. белым офицером Сальковым. К этой группе принадлежали попы Иванов Владимир, Балухатин Георгий, бывш. секретарь тихоновского митрополита Поспелов Федор и служащий больницы Кох Семен.

Эта группа регулярно собиралась на квартире Коха и др. и проводила к.р. деятельность, выражающуюся в к.р. агитации за противодействие мероприятиям Соввласти и вербовке новых членов группы.

21 января участники этой группы были арестованы.

Обвиняемый Кох на допросе показал, что он принадлежит к а/с группе «ИПЦ», организованной в 1934 году Сальковым, будучи завербован в таковую Сальковым в 1934 году.

Кох назвал, как участников группы, Салькова, Иванова Владимира, Балухатина, Поспелова и других. Показал, что участники группы регулярно собирались у него на квартире и на других квартирах, преимущественно во время приезда Салькова.

Во время собраний под руководством Салькова проводилась контрреволюционная агитация, сводившаяся к тому, что Соввласть является властью антихриста, посланной народу в наказание, и что верующим необходимо бороться с ней.

Сальков пропагандировал идею «Крестового похода» со стороны капиталистических государств против СССР и заявлял, что когда верующие объединяться в группы «ИПЦ», такой поход будет осуществлен.

Обвиняемый поп Балухатин, служивший в с.Анастасиевке Гросуловского района, приезжал на собрание группы. Балухатина извещал о каждом приезде Салькова в Одессу поп Лавров, проживающий в г.Тирасполь и ныне арестованный как руководитель местной группы «ИПЦ».

Балухатин показал, что он принадлежит к Одесской группе «ИПЦ», участвовал в нелегальных собраниях таковой, будучи завербован в 1934 году Лавровым. Руководителем группы Балухатин назвал Салькова, из состава группы указал Иванова Владимира и др.

Обвиняемый Сальков показал, что он является организатором и руководителем Одесской группы, которую он создал в 1934 году, будучи освобожден из концлагеря. Из состава группы Сальков назвал Коха, Поспелова, Иванова, Балухатина и др. Показал о нелегальных собраниях.

Сальков показал, что он как член группы «ИПЦ» является противником Соввласти и всеми мерами старается противодействовать мероприятиям.

По показаниям Салькова, «Истинно-православные» не должны признавать Соввласти и ее органов, а также не работать в Совучреждениях. Сальков призывал членов своей группы разъяснять верующим это положение, убеждая, что Соввласть послана в наказание, и что мероприятия Соввласти направлены на гибель мира.

Сальков, по освобождению из концлагеря, где он отбывал наказание, как один из руководителей к.р. организации «ИПЦ» проживал на нелегальном положении, не имея паспорта, разъезжал по разным городам Одесса, Тирасполь, Москва, Вологда, бывал в Крыму и на Кавказе, останавливаясь у своих единомышленников.

О своих иногородних связях Сальков отказался давать показания.

Обвиняемый поп Иванов Владимир показал, что он является участником «ИПЦ», участвовал в собраниях, устраиваемых Сальковым, и вместе с ним предлагал тихоновскому митрополиту Анатолию в 1934 году устроить совещание, где предполагалось склонить его к переходу в «ИПЦ».

Обвиняемый Поспелов не признает своей принадлежности к нелегальной группе «ИПЦ», но показал, что бывал у Коха, когда Сальков проводил там свои беседы и встречался с указанными лицами.

Свидетель …поп с.Беляевка показал, что поп Иванов, ранее служивший в Беляевке, организовал там к.р. группу «ИПЦ», куда вовлек раскулаченных Михайлова, Яровенко, Довженко, Семенченко и др. и проводил с ними нелегальные собрания. (Интересен тот факт, что показания данного свидетеля отпечатаны на машинописной машинке, а не рукописью. Отсутствует подпись свидетеля, вместо которой - подпись следователя. – авт.)

На этих собраниях говорится о скорой гибели Соввласти, которая, по их словам, должна через год погибнуть. Иванов проводил большую вербовочную работу и организовал тайную монашескую группу.

Под руководством Иванова участники этой группы ведут резкую а/с и а/колхозную агитации, говоря, что в колхозах ставят печать антихриста и что свержение Соввласти предсказано священным писанием.

После отъезда Иванова из Беляевки в Одессу в 1933 году участники Беляевской группы сохранили тесную связь с попами Ивановым и Балухатиным, путем личных посещений.

Дело о Беляевской группе выделено в особое производство».[20]

10 апреля 1935 года прокурор г.Одессы с обвинительным заключением полностью согласился, но предлагает снизить меру наказания и «применить высылку в отдаленные местности СССР сроком на три (3) года каждого».

Дело было отправлено в Киев и 28 апреля 1935 года Оперуполномоченным 4 Отдела СПО УГБ НКВД УССР было найдено, что:

«а) материалами следствия преступная деятельность обвиняемых, выразившаяся в участии в нелегальной к.р. организации «ИПЦ», организованной и руководимой обвиняемым Сальковым, ведение а/с агитации и использование в этих целях религиозных предрассудков масс – доказана;

б) обвинительное заключение соответствует материалам, имеющимся в деле;

в) на основании Постановления ЦИКа СССР от 10 июля 1934 года дело по своему характеру подлежит рассмотрению в Особом Совещании при НКВД СССР». Киев ходатайствует о заключении в концлагерь сроком на 5 лет – Салькова Л.В., о заключении в концлагерь сроком на 3 года – Балухатина Г.И. и Иванова В.И., а также о высылке в отдаленные местности сроком на 3 года – Поспелова Ф.И. и Коха С.Я.[21]

Согласно выписке из протокола Особого Совещания при НКВД СССР от 13 сентября 1935 года за участие в контрреволюционной группе обвиняемые по данному делу были приговорены:

  1. Сальков Л.В. – к заключению в концлагерь сроком на 5 лет, считая срок с 5 января 1935 года;
  2. Иванов В.И. – к заключению в исправительный трудовой лагерь сроком на 3 года, считая срок с 21 января 1935 года;
  3. Балухатин Г.И. – к заключению в исправительный трудовой лагерь сроком на 3 года, считая срок с 19 января 1935 года;
  4. Поспелов Ф.С. – к ссылке в Казахстан сроком на 3 года, считая срок с 21 января 1935 года;
  5. Кох С.Я. – к ссылке в Казахстан сроком на 3 года, считая срок со дня вынесения настоящего постановления.[22]

Священник Федор Поспелов и Семен Яковлевич Кох были отправлены этапом в г.Алма-Ата в распоряжение УНКВД КАССР.

Священник Владимир Иванов направлен в г.Медвежья Гора в распоряжение начальника Белага.

Леонид Сальков и Георгий Балухатин были направлены в г. Караганду в распоряжение начальника Карлага.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:




[1] Архив УСБУ в Одесской области. Дело 21 541-П. Л.д. 16

[2] Там же. Л.д. 2

[3] Там же. Лд. 25

[4] Там же. Л.д. 17

[5] Там же. Л.д. 14

[6] Там же. Л.д. 18

[7] Там же. Л.д. 35

[8] Там же. Л.д. 19

[9] Там же. Л.д. 20

[10] Там же. Л.д. 12

[11] Там же. Л.д.24

[12] Там же. Л.д. 1

[13] Там же. Л.д. 37-42

[14] Там же. Л.д. 43-46

[15] Там же. Л.д. 57 (оборот)

[16] Там же. Л.д. 59-66

[17] Там же. Л.д. 71-79

[18] Там же. Л.д. 80-85

[19] Там же. Л.д. 86-89

 

[20] Там же. Л.д.95

[21] Там же. Л.д.100

[22] Там же. Л.д.105


Код для вставки у блог / сайт

Переглянути анонс

ОДЕССКИЙ МАРТИРОЛОГ: Одесская группа «ИПЦ». Мученик Леонид Сальков и другие. Часть 14

...В Заключительном обвинении читаем: «эта группа регулярно собиралась на квартире и проводила контрреволюционную деятельность, выражающуюся в агитации против Соввласти и вербовке новых членов группы».



Рубрики: Публікації | Церква і суспільство |

4188 переглядів / Коментарів: 0

Теги: террор | ссылка | Репрессии против священнослужителей | Одесский мартиролог | Истинно-православная церковь в Одессе | аресты |
Додати свій коментар

Версія для друкуВерсія для друку

Корисна стаття?

Post new comment

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.


Попередні матеріали
Також у розділі
Статті цього автора


Найцікавіше з архівів сайту



Цікаві статті








 

Шукайте нас у соціальних мережах та приєднуйтеся!

facebook twitter

vk

раскрутка и продвижение сайтов Ми в ЖЖ:  pvu1

Add to Google - додати в iGoogle

Ми на 


Православіє в Україні

Усе про життя Української Православної Церкви

добавить на Яндекс



© Усi права на матерiали, що опублiкованi на сайтi, захищенi згiдно з українським та мiжнародним законодавством про авторськi права. У разi використання текстiв з сайту в друкованих та електронних ЗМI посилання на «Православіє в Україні» обов`язкове, при використаннi матерiалiв в Iнтернетi обов`язкове гiперпосилання на 2010.orthodoxy.org.ua. Адреса електронної пошти редакцiї: info@orthodoxy.org.ua

    Рейтинг@Mail.ru