Партнери




    Вхід на сайт   >>
Розгорнути меню

підписати
відписати
  



Головна » Наші статті » Церква і суспільство
ОДЕССКИЙ МАРТИРОЛОГ: О чем молчат одесские колокола… Часть 17
19 June 2013 18:41
Архимандрит Евфросин (Билаш)

Священнослужители, в особенности монашествующие, находились под пристальным вниманием органов госбезопасности во все времена существования СССР…

Данная наша публикация посвящена священнику (возможно, иеромонаху или игумену) Феодосию Некрашевичу и протоиерею Александру Уликовскому. Советская власть не могла оставить их на свободе, ведь они пришли в церковь еще до революции и, следовательно, представляли собой угрозу для режима большевиков. 

Священник Феодосий Некрашевич

Священник Феодосий Иосифович Некрашевич родился 6 июня 1871 года в с.Плотница Минской губернии в крестьянской семье. Пострижен в монашество в 1894 году, в 1925 году рукоположен в сан священника. Образование – низшее. Украинец, подданства СССР. На момент ареста проживал в с.Фестерово Беляевского района Одесской области. Арестовывался в 1933 году по обвинению в контрреволюционной деятельности, после окончания следствия в 1934году был освобожден.[1]

Арестован Беляевским РО НКВД 17 марта 1938 года, во время обыска найдены и изъяты паспорт, предметы церковной утвари и священнического облачения, деньги, сберегательная книжка.[2]

Согласно постановлению о начале предварительного следствия от 10 марта 1938 года и постановлению об избрании меры пресечения от 14 марта 1938 года (они практически идентичны по своему содержанию), священник Некрашевич обвиняется в том, «что Некрашевич, священник действующей церкви, проводит вербовочную работу среди учащихся с целью привлечения последних к выполнению религиозных обрядов. Призывает мирян не поддаваться агитации безбожников и усилить посещение церкви. Группирует вокруг себя антисоветский элемент и распространяет контрреволюционные провокационные слухи о войне и руководителях партии и правительстве».[3]

Мерой пресечения для Некрашевича было избрано содержание в Одесской тюрьме.

Уваровский сельский совет, на территории которого находилось с.Фестерово, дает следующую справку-характеристику на Некрашевича: «С 1936 года, служитель культа, бывший монах, был лишен права голоса по день утверждения Сталинской Конституции. Проживая на территории Уваровского с/с, занимался агитацией против колхозов и Соввласти. Собирал детей в церкви, платил им деньги, чтобы они у него служили, а также производил похороны без регистрации загса. Собирал учеников, запрещал им ходить в школу и говорил им, «что приходите ко мне и будете учиться на попа», собирал деньги между колхозниками и подписи на право быть религиозной общине».[4]

Сам обвиняемый Некрашевич во время допроса 19 марта 1938 года рассказывает о себе: «Никаких родственников заграницей не имею. В 1894 году я был в Турции в монастыре на Афоне, прожил там 10 лет, после чего приехал в Одессу.

…В 1885 году я учился у частника в с.Плотница бывшей Минской губернии, после трех лет моей учебы поступил на учебу к репетитору, одновременно состоял в монастыре. При учебе репетитором я выучился на учителя, после чего я начал учительствовать и учительствовал до революции 1917 года.

С 1917 года по 1925 год я состоял в монастыре на Большом Фонтане в г.Одесса. Там и работал.

В 1925 году я стал священником в деревнях в селе Комиссаровка Тилигуло-Березанского района, с.Понятовка Раздельнянского района в с 1936 года в селе Фестерово, где и находился до дня моего ареста.

В.: Вы, проживая в селе Фестерово, среди населения занимались контрреволюционной агитацией, например, на подрыв мощи СССР восхваляли религию, призывали безбожников и все население признавать религию и усилить посещение церкви. Признаете ли Вы это?

О.: Нет, я этого не признаю. Приблизительно в прошлое воскресенье я, открыв церкву, куда сошлись жители с.Фестерово и других соседних сел, чтобы помолиться, прочел им Евангелие на славянском языке и нашел нужным объяснить природу слова прочитанного из Евангелия, где было написано: «Отложите дела темные, свет приблизися». Я в объяснение этих слов сказал: «Дела темные – это есть всякая неправда, а свет есть правда, лучше стремиться к свету правды – всегда говорить правду и никогда не лгать. Продолжая разговор, я сказал: «Я очень рад, что вы сошлись, желаю дождаться Пасхи, при чем добавил, что, мол, церква всегда закрыта и ее очень мало посещают. В связи с необходимостью ремонта церкви, я предложил пожертвовать на ремонт церкви. Тогда же пошел человек с тарелкой и люди начали бросать жертву. Тогда были собраны около 70 р., которые записаны в книгу».[5]

По поводу обвинения, касающегося привлечения учащихся к выполнению религиозных обрядов, отец Феодосий показал: «Я, Некрашевич, работаю священником в Фестеровской церкви с 18 мая 1936 года, и на протяжении моей службы в Фестерово люди приходят в церковь и со своими детями, и кроме батьков приходят мальчики-ученики.

И в марте месяце пришли мальчики Кожушняк Александр и Погребняк, которые служили для церкви. Во время ихней службы в церкви эти мальчики мне сами дали предложение служить в церкви. Ихня служба заключается в том, что они приносили воду для говеющих и подавали воду исповедующимся, за что получали плату от них. Что касается того, что я давал мальчикам деньги, то это не верно. И 8 мая 1937 года я имел в с.Отрадово проводить проводы по приглашению людей. По дороге меня догнал мальчик, ученик 3-ей группы Кожушняк Александр и сказал, что он пойдет со мной на проводы. Я его спросил, он свободен? Он ответил, что свободен, и мы пошли.

Придя в Отрадово зашел в с/с и спросил председателя, что я пришел проводить проводы, мне председатель ответил, что не разрешает проводить мне проводы на территории Отрадовского сельского совета. И потребовал с меня документы, паспорт. Но я заметил со слов председателя несправедливость, что он не придерживается закона, и не хотел отдать ему свой паспорт, чтоб он меня не задержал. Я ему ответил, что я здешний, и меня все знают. И сказал председателю и секретарю с/с, что «вы – старорежимные крючки».

После этого я пошел на кладбище и сказал женщинам, что я проводить проводы не могу, потому что мне не разрешают. Тогда же женщины пошли в сельсовет и потребовали письменное разрешение с председателя, но он не дал бумажки. И я провел проводы без разрешения, но со слов возвратившихся из сельсовета женщин, что якобы устно разрешили проводить проводы. И я провел проводы и ушел домой совместно с мальчиком Погребняком. Больше по данному делу добавить не имею».[6]

Священник Феодосий Некрашевич буквально через две недели после ареста, пыток и издевательств, пройдя несколько допросов, 1 апреля 1938 года вынужден был подписаться под показаниями, которые совершенно противоположны предыдущим. Протокол допроса в этот день невероятно скуп, но уж слишком «правильно» оформлен, пестреет клише и шаблонами, столь необходимыми для скорейшего закрытия следственного дела и искоренения еще одного народного врага.

Так, на вопрос следователя о контрреволюционной деятельности, ответ был исчерпывающий и подходящий под статью 54-10 УК УССР. Приведем его полностью: «Я, работая священником действующей церкви села Фестерово Уваровского с/с, среди населения систематически занимался контрреволюционной агитацией, направленной на развал колхозов и подрыва мощи СССР, зазывал к себе в церковь учащуюся молодежь и агитировал ее перестать ходить в школу и клубы, усилить посещение церкви. Призывал их и обещал выучить их на попов, платить им много денег. Среди населения вел агитацию, чтобы усилили и посещение церкви, и вели решительную борьбу против того, что Соввласть хочет закрыть церковь, для чего я специально ходил по окружающим населенным пунктам».[7]

Следователям мало и этого, они требуют новых подробностей контрреволюционной деятельности и, скорее всего, сами заполняют пробелы, надоел им уже несговорчивый поп-монах: «Я, будучи резко настроен против Советской власти, окружил вокруг себя активных религиозников и контрреволюционный кулацкий элемент села, собирал их к себе в церковь и вел среди них контрреволюционную агитацию, чтобы они не поддавались агитации безбожников, выступали против колхозов и Советской власти, настраивая их, чтобы они усилили активную антисоветскую агитацию среди масс».[8]

Свидетель Чумаченко, в то время заведующий фестеровского клуба, пытается оправдать неудачи в культурно-массовой работе на селе происками священника Некрашевича. Во время допроса свидетель показал: «Некрашевич, как священник, по своей природе является непримиримым врагом Соввласти, и чтобы не быть голословным, приведу в подтверждение этого примеры. С 1936 по 1938 год занимался разлогательством учащейся молодежи, т.е. всюду, где бы Некрашевич не встретил молодежь, говорил им, чтобы они не ходили в клубы и театры, а лучше для спасения души и прощения грехов перед богом нужно ходить в церковь и молиться богу. Следует сказать, что благодаря поддержке его (тогда) оставшегося контрреволюционного элемента, Некрашевичу удалось большую часть молодежи оторвать от культурно-массовой работы, которая проводилась Соввластью на селе».[9]

Согласно Обвинительному заключению по обвинению Некрашевича Федосея (Феодосия) Иосифовича, «Некрашевич, являясь священником действующей церкви (в прошлом монах), в своей контрреволюционной деятельности был тесно связан с репрессированным Шмаленко в 1932 году, религиозниками, с которыми он проводил контрреволюционную агитацию среди колхозников, распространял провокационные слухи об СССР.

Призывал учащуюся молодежь и детей оставить посещение школ и клубов и приходить к нему, обещая им платить большие суммы денег и выучить на попов. Использовал молодежь для уборки церкви и др.

Некрашевич для проведения своей к.р. работы специально ходил по окружающим с.Фестерево населенным пунктам и проводил контрреволюционную работу против колхозов, зазывая колхозников вести решительную борьбу против того, что Соввласть хочет закрыть церковь, для чего требовал усиления посещения церкви и увеличения внесений денежных сумм в церковь.

В предъявленном обвинении Некрашевич себя виновным полностью признал».[10]

Следственное дело по обвинению Феодосия Некрашевича было направлено на рассмотрение Судебной Тройки при УНКВД по Одесской области. 

Согласно выписке из протокола №131 от 7 апреля 1938 года заседания Судебной Тройки при УНКВД по Одесской области было принято постановление Некрашевича Феодосия Иосифовича приговорить к расстрелу.

Приговор приведен в исполнение 15 апреля 1938 года.

Заключение о реабилитации – от 30 мая 1989 года.

Протоиерей Александр Уликовский

Протоиерей Александр Уликовский родился 27 ноября 1876 года в с.Арбузинка Одесской области в семье церковнослужителя-дьяка. Образование – двухклассное городское училище. Псаломщик и учитель церковно-приходской школы с 1894 года, рукоположен в сан диакона в 1904 году. На 1906 год служит диаконом в соборе Успения Божией Матери г.Новогеоргиевск (Крылов) Новогеоргиевского округа Александрийского уезда.[11] Позже рукоположен во священника и до 1931 года служил в сане священника.

На момент ареста проживал по адресу: г.Одесса, Пролетарский бульвар, 12/40, – и работал помощником бухгалтера Детгородка им. Коминтерна. Украинец, подданства СССР. Находился под следствием в 1927 году. Семья: жена – Анна Кондратьевна; сын – Николай; дочь – Лидия; сын – Валентин.[12]

Арестован 28 октября 1937 года по адресу проживания, согласно ордеру на арест, был проведен обыск №2902 от 26 октября того же года. Во время обыска было обнаружено и изъято: «паспорт, кресты наперстные серебряные – 2 шт., дарохранительница серебряная – 1 шт., крест медный – 1 шт.».[13]

Исходя из постановления об избрании меры пресечения от 23 октября 1937 года, Уликовский, как бывший мировой судья и бесприходный поп, обвинялся в том, что «состоял в контрреволюционной организации «ИПЦ»,  репрессирован не был ввиду преклонного возраста.

…используя религиозные чувства верующих, распространяет среди них пораженческие настроения, разжигает национальную рознь, а также распространяет стихи контрреволюционного содержания. Поддерживает связь с монархическим элементом».[14]

Сам Уликовский во время допроса 2 декабря 1937 года признает обвинения в том, что: «будучи попом, я принадлежал к Тихоновской ориентации. В частных беседах с верующими и духовенством я иногда высказывал недовольство советской властью. Я иногда высказывал свое мнение о шаткости существующего строя, в частности я основывался на арестах в городе».[15] Уликовский признает себя виновным и в разжигании национальной розни, ведь он говорил, что «у власти стоят преимущественно евреи». На вопрос о митрополите Анатолии отвечает, что «посещал его только по церковным делам»[16].

Из показаний свидетелей становится известно, что протоиерей Уликовский «…антисоветски настроен. Высказывал свои антисоветские взгляды. Говорил, что «пока служу, а там выбросят, потому что увольняют всех бывших служителей культа. Я помню в 1935 году, Уликовский объяснял Митрополиту Анатолию причины своего ухода с духовной службы тем, что пребывание на службе грозит неприятностями сыновьям, которые являются советскими работниками. Уликовский тогда говорил, что «пока» подчиняться власти нужно. Что значит «пока», не объяснял».[17]

Из иных показаний: «Уликовский – священник-«тихоновец», примыкал к их контрреволюционному течению. Говорил, что Соввласть долго не продержится. Вообще окружался монархическими элементами. Распространял стихи контрреволюционного характера где-то в Кривом Роге и в Одессе, это мне говорили, но я не знаю».[18]

В Заключительном постановлении от 4 декабря 1937 года указывается, что: «Уликовский в 1927 году находился под следствием. В прошлом примыкал к контрреволюционному тихоновскому течению.

Уликовский, будучи враждебно настроен к Соввласти, занимался среди верующих высказываниями о ближайшей гибели Соввласти, а также распространял клеветничество на Совласть по отношению к религии и духовенству.

Распространял провокационные слухи о якобы преследованиях Соввластью духовенства.

Уликовский, будучи враждебно настроен к Соввласти, хранил у себя стихи контрреволюционного характера компрометирующие Соввласть, которые Уликовский давал отдельным своим знакомым для снятия копий».[19]

Следственное дело было передано на рассмотрение Судебной Тройки при УНКВД по Одесской области.

Согласно выписке из протокола №100 от 5 декабря 1937 года заседания Судебной Тройки при УНКВД по Одесской области было принято постановление: Уликовского Александра Михайловича приговорить к заключению в ИТЛ сроком на 10 лет, считая срок  с 28 октября 1937 года.[20]

Заключение о реабилитации – от 10 февраля 1992 года.[21]

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

 


[1] Архив УСБУ в Одесской области. Дело 17 823-П. Л.д. 6

[2] Там же. Л.д. 5

[3] Там же. Л.д.1-2

[4] Там же. Л.д. 7

[5] Там же. Л.д. 12 (оборот)

[6] Там же. Л.д.9

[7] Там же. Л.д. 14

[8] Там же. Л.д.15

[9] Там же. Л.д. 26

[10] Там же. Л.д. 34

[11] Справочная книга Херсонской епархии. Одесса, 1906. С. 371.

[12] Архив УСБУ в Одесской области. Дело 3693-П. Л.д. 7

[13] Там же. Л.д. 4

[14] Там же. Л.д. 1

[15] Там же. Л.д. 8

[16] Там же. Л.д. 10

[17] Там же. Л.д. 12

[18] Там  же. Л.д.14

[19] Там же. Л.д. 15

[20] Там  же. Л.д. 16

[21] Там же. Л.д. 23


Код для вставки у блог / сайт

Переглянути анонс

ОДЕССКИЙ МАРТИРОЛОГ: О чем молчат одесские колокола… Часть 17

Герои данной публикации – священники Феодосий Некрашевич и Александр Уликовский. И оба были обвинены в контрреволюционной деятельности против Соввласти. Что же это была за деятельность?



Рубрики: Публікації | Церква і суспільство |

1749 переглядів / Коментарів: 1

Теги: террор | Репрессии против священнослужителей | расстрелы священников | Одесский мартиролог | гонения на Церковь | аресты |
Додати свій коментар

Версія для друкуВерсія для друку

Корисна стаття?

Благодарю! Все читаю с

Благодарю! Все читаю с большим интересом, ну и со слезами.Низкий поклон автору!

Post new comment

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.


Попередні матеріали
Також у розділі
Статті цього автора


Найцікавіше з архівів сайту



Цікаві статті








 

Шукайте нас у соціальних мережах та приєднуйтеся!

facebook twitter

vk

раскрутка и продвижение сайтов Ми в ЖЖ:  pvu1

Add to Google - додати в iGoogle

Ми на 


Православіє в Україні

Усе про життя Української Православної Церкви

добавить на Яндекс



© Усi права на матерiали, що опублiкованi на сайтi, захищенi згiдно з українським та мiжнародним законодавством про авторськi права. У разi використання текстiв з сайту в друкованих та електронних ЗМI посилання на «Православіє в Україні» обов`язкове, при використаннi матерiалiв в Iнтернетi обов`язкове гiперпосилання на 2010.orthodoxy.org.ua. Адреса електронної пошти редакцiї: info@orthodoxy.org.ua

    Рейтинг@Mail.ru