Партнери




    Вхід на сайт   >>
Розгорнути меню

підписати
відписати
  



Головна » Наші статті » Церква і суспільство
ОДЕССКИЙ МАРТИРОЛОГ. Из дела расстрелянного: «Мне передали его волосы и плащ и сказали, что выслали его…». Часть 8
29 January 2013 17:32
Архимандрит Евфросин (Билаш)

Архивно-следственные дела №№ 15261 и 19887 приоткрывают некоторую завесу над судьбами еще двух репрессированных священнослужителей Андрея Любченко и Дмитрия Игнатьева. Типичный расстрельный приговор 1937-1938 гг., вынесенный Судебной Тройкой при УНКВД по Одесской области, для этих священников стал мученическим венцом их пастырского служения. Правда о судьбах этих людей была многие годы скрыта от их родных и близких.

Священник Андрей Любченко

Священник Андрей Иванович Любченко, родился в 1898 году, в с.Иванков Андрушевского района[1], в семье священника.[2]

В постановлении об избрании меры пресечения от 22 августа 1937 года обвинение сводится к обычной в то время формулировке: «…работая священником, проводил контрреволюционную агитацию среди верующих, часто организовывал у себя на дому вечеринки и под видом пьянки проводил контрреволюционную работу, где с целью дискредитировать Сталинскую конституцию истолковывал ее в контрреволюционном духе, а также дискредитировал руководителя партии и правительство».[3]

В справке-характеристике председателя Старо-Маякского сельского совета  от 27 сентября 1937 года сказано: «Любченко действительно прибыл на территорию нашего с/с (сельского совета – авт.) 19 июля 1934 года. Прибыл на работу попом. Отношения к мероприятиям соввласти проводил во время церковной службы, агитировал массу против распространения займа в 1937 году. Проводил разную антисоветскую пропаганду против коллективизации, разъезжал по колхозам, исповедовал детей из школ 7 лет, а особенно замечалось по колхозу Красина, проводил его тайным образом»[4].

Интересные сведения находим в рабочей переписке начальника РО НКВД Андрушевского района и начальника РО НКВД Ширяево, в частности, сообщается, что: «Любченко по социальному положению кулак раскулаченный, в 1930 году имущество распродано, подлежал к ссылке, но последний из села скрылся и в село больше не возвращался. По слухам заделался попом, принял приход где-то возле Киева. Его сын окончил духовную семинарию и был попом, дочь была членом колхоза, которую также из колхоза исключили».[5]

Из протокола допроса обвиняемого от 19 октября 1937 года становится известно, что в 1932 году священник А.Любченко был судим по ст. 58 УК УССР «за злостное уклонение от госналогов» и после выплаты в десятикратном размере был освобожден. Интересен факт, что Любченко учился в Житомирском пастырском училище. Во всем же остальном обвиняемый отрицает всяческое свое причастие к ведению контрреволюционных действий и антисоветской агитации.

Не смотря на это, в обвинительном заключении от 11 октября 1937 года вынесен однозначный приговор: «Любченко прибыл на территорию Ширяевского района в 1933 году, устроился в молитвенном доме священником. Будучи враждебно настроен против соввласти, он систематически проводил антисоветскую агитацию среди колхозников, выезжая по колхозам для проведения религиозных обрядов, наряду с этим агитировал колхозников, чтобы организовываясь в пятидесятки, требовали открытия церквей.

Особенно активно начал проводить контрреволюционную агитацию с того момента, как был выпущен проект новой Сталинской конституции. Любченко часто у себя устраивал на квартире вечеринки, куда собирал колхозников и под видом выпивок проводил контрреволюционную агитацию. На одной из таких вечеринок в ноябре месяце 1936 года он проработал Конституцию, дискредитировал и извращал ее в контрреволюционном духе, там же Любченко говорил, что необходимо объединяться, для того чтобы можно было выбрать своих людей в совет, которые могли бы отстаивать права.

На этой же вечеринке Любченко дискредитировал вождя партии».[6]

Дело было передано на рассмотрение Судебной Тройки УНКВД по Одесской области.

Судебная Тройка УНКВД по Одесской области своим протоколом № 55 от 22 октября 1937 года постановила расстрелять Любченко А.И.[7]

Приговор приведен в исполнение 31 октября 1937 года.

Что ж… Эта история требует продолжения…

Согласно заявлению жены Любченко Марфы Сильвестровны от 6 октября 1964 года, в котором она просит сообщить о судьбе ее мужа, дело по обвинению Любченко А.И. было пересмотрено.

Рассмотрев все материалы следственного дела, было установлено, что Любченко «виновным себя не признал, отрицая проведение антисоветской агитации». Показания свидетелей, проходящих по делу, были признаны как: «лишенные необходимой конкретики и доказательством виновности Любченко быть не могут. Других доказательств, кроме упомянутых, в деле нет. Кроме того, показания этих лиц опровергнуты в ходе дополнительного расследования и установлено их несоответствие действительности».

В частности, передопрошенные свидетели показывают, что никогда не были на квартире у священника Любченко и никогда не слышали каких-либо негативных высказываний от Любченко в адрес Советской власти. Некоторые из передопрошенных свидетелей не были даже лично с ним знакомы, а некоторые и вовсе во время допроса 1937 года его положительно характеризовали. Протоколы же следователи заставляли подписывать, не давая прочитать.

Таким образом, согласно заключению по делу обвиняемого Любченко от 30 декабря 1964 года «обвинения Любченко, предъявленные ему в 1937 году, доказанными считать нельзя».

Согласно протесту прокурора, вынесенному в Президиум Одесского областного суда от 5 января 1965 года[8], и решения Президиума от 30 января 1965 года дело прекращено ввиду недосказанности состава преступления.[9]

Из письма свидетельницы тех событий, написанного в 1991 году и прикрепленного к делу Любченко: «…когда я пришла в тюрьму с передачей, от меня ничего не приняли, передали мне его волосы и плащ и сказали, что выслали его в этап…».

Священник Дмитрий Игнатьев

В постановлении от 11 сентября 1937 года[10] после рассмотрения материала, предоставленного начальником третьего отделения РК милиции г.Одессы, в отношении священника Дмитрия Илларионовича Игнатьева, 52 года, уроженца села Слободзеи МАССР, ранее судимого, обвиняемого как соввредный элемент, пом. одесского областного прокурора по милиции нашел, что Игнатьев Дмитрий Илларионович без определенного рода занятий, в 1930 году за покушение перехода в пограничную зону на три года был выслан в отдаленную местность.

По отбытии срока вернулся и получил отказ в прописке, жил на нелегальном положении в 1934 году без паспорта, без определенного места жительства. Сейчас явился в Одессу без паспорта и в Одессе жил нелегально, является социально опасным элементом, а посему, руководствуясь 156 УПК, постановил избрать меру пресечения в отношения Игнатьева Д.И. содержание под стражей в тюрьме г.Одессы с зачислением за начальником третьего отделения РК милиции г.Одессы для оформления на рассмотрение судебной Тройки НКВД по Одесской области по обвинению в нарушении ст. 80 ч. 1 УК  УССР.

Из дальнейших справок в деле и разного рода постановлений нам известно, что Игнатьев является уроженцем села Слободзеи МАССР, до 1909 г. жил при родных и занимался сельским хозяйством. В 1910 году приехал в Одессу, периодически жил в Одессе до 1934 года, вначале работал на разных предприятиях, затем служил певцом-псаломщиком в Николаевской церкви. Служил диаконом в Соборе с 1925 по 1936 год. Периодически в разных местах СССР служил священником, в 1930 году был судим Тройкой НКВД и осужден к трем годам вольной высылки, выслан в Казахстан в связи с обвинением в переходе румынской границы.

В 1934 году был освобожден, после чего снова приехал в Одессу, определенного места жительства не имел, ночевал на кладбище, проживал на нелегальном положении, чем и нарушил паспортный закон.

Согласно выписке из протокола № 891 заседания Тройки при НКВД по Одесской области от 3 октября 1937 года, обвиняемый Игнатьев Д. И. (ст. 80 ч. 1 УК УССР) как нарушитель паспортного режима заключен в ИТЛ (исправительно-трудовой лагерь – авт.) сроком на два года, считая срок с 10 сентября 1937 года.

19 декабря 1937 года на имя начальника 1-го корпуса Одесской тюрьмы от одного из сокамерников Игнатьева из 54-ой камеры поступает заявление-жалоба: «В связи с тем, что при 54 камере есть заключенный священник Игнатьев Д.И., который проводит среди заключенных религиозные законы по священному письму, показывая по спичкам, что в Евангелии писалось, что народится такий диавол, который будет иметь числу 666. И если написать это письмо паличками или же спичками, выйдет имя, и когда уложили спички, вышло по спичкам «Ленин» из тех же и того же самого числа спичек выходит пятикутная звезда. Дали он проповедывал, что это должен быть В.И. Ленин. Много из заключенных спрашивают, будет ли амнистия. Он отвечает, что если будет, то на один день».[11]

На допросе сокамерник подтверждает свои показания, добавляя, что «заключенные, находящиеся под его влиянием, одурманены им настолько, что крестят даже воду перед тем, как пить ее. 21.12 в камере повели разговор о возможной амнистии со стороны Верховного Совета. Игнатьев при этом вставил реплику: «Ждите скорее расстрела, а не амнистии».

На допросе 28 декабря 1937 года осужденный Игнатьев Д.И. отрицает все обвинения в свой адрес.[12] В то же время следователь, проводивший допрос, дает справку-характеристику на Игнатьева, в которой указывает, что на допросе «он вел себя вызывающе:

1) не хотел отвечать на задаваемые вопросы, говоря «что я уже осужден - нечего меня больше тревожить»;

2) все заданные вопросы он считал выдуманными следователем для создания нового дела;

3) во время допроса не садился на стул и не сел, несмотря на наши просьбы и предложения.

Говоря при допросе, что он глухой и плохо видит, малограмотен и т. д. Благодаря малограмотности он не хотел подписывать протокол. Протокол я ему читал несколько раз, но он утверждал, что недослышивает некоторые слова и плохо видит. После же всего, как подписывать протокол, он его лично прочитал, уже и видел, и слышал».[13]

Оперуполномоченный тюрьмы г. Одессы в своем постановлении от 28 декабря 1937 года, рассмотрев материалы о заключенном Игнатьеве Д.И., нашел, «что Игнатьев Д.И., будучи враждебно настроен против Соввласти, находясь в тюрьме г.Одессы, группирует вокруг себя заключенных, среди которых проводит к.р. агитацию, разжигая в заключенных религиозные чувства, Игнатьев использовал их для своих к.р. целей. Среди заключенных распространял провокационные слухи об ожидаемых расстрелах заключенных. Проводя среди заключенных беседы на антисоветские темы, Игнатьев Д.И. дискредитирует вождей коммунистической партии и советского правительства. Принимая во внимание, что Игнатьев Д.И. является особо опасным социальным элементом и что мерам воспитательного характера не поддается».

Дело заключенного Игнатьева Д.И. было передано на рассмотрение Тройки при УНКВД по Одесской области.

Согласно выписке из протокола № 111 заседания Судебной Тройки при УНКВД по Одесской области от 23 декабря 1937 года, было принято постановление о расстреле Игнатьева Д.И.[14]

Приговор приведен в исполнение 2 января 1938 года.[15]

Впоследствии реабилитирован.

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:




[1] Архив УСБУ по Одесской области. Дело 15 261-П. Л.д. 13

[2] Там же.  Л.д. 17

[3] Там же.  Л.д. 12

[4] Там же.  Л.д. 1

[5] Там же. Л.д. 2

[6] Там же.  Л.д. 19

[7] Там же.  Л.д. 20

[8] Там же.  Л.д. 41

[9] Там же.  Л.д. 46

[10] Архив УСБУ по Одесской области. Дело 19 887-П. Л.д. 2

[11] Там же.  Л.д. 5

[12] Там же.  Л.д. 8

[13] Там же.  Л.д. 1

[14] Там же.  Л.д. 11

[15] Там же.  Л.д. 12


Код для вставки у блог / сайт

Переглянути анонс

ОДЕССКИЙ МАРТИРОЛОГ. Из дела расстрелянного: «Мне передали его волосы и плащ и сказали, что выслали его…». Часть 8

Архивно-следственные дела приоткрывают завесу над судьбами свящ. –Андрея Любченко и Дмитрия Игнатьева. Приговор 1937-1938 гг., вынесенный Судебной Тройкой при УНКВД, стал мученическим венцом их пастырского служения.



Рубрики: Публікації | Церква і суспільство |

2636 переглядів / Коментарів: 0

Теги: гонения на Церковь | Репрессии против священнослужителей | Одесский мартиролог | террор | расстрелы | допросы |
Додати свій коментар

Версія для друкуВерсія для друку

Корисна стаття?

Post new comment

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.


Попередні матеріали
Також у розділі
Статті цього автора


Найцікавіше з архівів сайту



Цікаві статті








 

Шукайте нас у соціальних мережах та приєднуйтеся!

facebook twitter

vk

раскрутка и продвижение сайтов Ми в ЖЖ:  pvu1

Add to Google - додати в iGoogle

Ми на 


Православіє в Україні

Усе про життя Української Православної Церкви

добавить на Яндекс



© Усi права на матерiали, що опублiкованi на сайтi, захищенi згiдно з українським та мiжнародним законодавством про авторськi права. У разi використання текстiв з сайту в друкованих та електронних ЗМI посилання на «Православіє в Україні» обов`язкове, при використаннi матерiалiв в Iнтернетi обов`язкове гiперпосилання на 2010.orthodoxy.org.ua. Адреса електронної пошти редакцiї: info@orthodoxy.org.ua

    Рейтинг@Mail.ru