Партнери




    Вхід на сайт   >>
Розгорнути меню

підписати
відписати
  



Головна » Наші статті » Історія в деталях
Готовимся к Великому посту. Как это происходило в Киево-Печерской Лавре… 100 лет назад
07 March 2013 13:41

Как молились, как прощались, как пели и служили — по удивительным воспоминаниям проф.Никодимова из его уже известной книги.

***

ИЗ АННОТАЦИИ. Книга И.Н. Никодимова «Воспоминание о Киево-Печерской Лавре» об истории Лав­ры 1920-40-х годов уникальна. До недавнего времени этот период был прак­тически «закрыт» не только для широкой публики, но и для историков. Знаменательно, что книга, по известным обстоятельствам, никогда не пуб­ликовавшаяся на родине, впервые увидела свет именно в Лавре. В ней читатель узнает о прошлом известнейшего на Руси монастыря, жизни его братии, хозяйственном укладе, о его расцвете в православном государстве и уничтожении при безбожной власти. Автор жил в эти годы на территории Лавры и, как ее юрисконсульт, был непосредственным свидетелем многих описываемых событий.

Воспоминания о Киево-Печерской Лавре

***

ОТ РЕДАКЦИИ. Это теперь книга профессора И.Н.Никодимова широко известна в Украине. С тех пор, как она была впервые переиздана в типографии Киево-Печерской Лавры в 1999 году, она выдержала еще несколько переизданий. И пользуется большой популярностью у читателей самых разных — от прихожан Православной Церкви, которым Лавра важна сама по себе, до светских любителей старины, Киева и его истории.

Интересны обстоятельства обретения этой книги. В конце 1990-х во вновь открывшейся Киево-Печерской Лавре активно возрождали монастырскую типографию. Тогда занимался этим о.Кассиан (Шостак), ныне архимандрит, наместник Свято-Архангело-Михайловского Зверинецкого монастыря в Киеве. Однажды ему попались в руки несколько листков с воспоминаниями о Лавре. По подписям на странице он выяснил, что за книга, и активно взялся за ее поиски.

По словам о.Кассиана, прошло довольно много времени, пока удалось обнаружить, что «Воспоминания о Киево-Печерской Лавре» проф.И.Н.Никодимова были изданы в 1960-х годах в Мюнхене. Тиражом 50 (!) экземпляров.

Еще около 2-3 лет было потрачено на поиски уцелевших изданий. И одно такое нашлось в Ленинской библиотеке в Москве. Тогда раритет аккуратно пересняли постранично и передали в Украину в типографию Лавры.

Вид Лавры с колокольни Ближних пещер. Фотография начала XX века

Вид Лавры с колокольни Ближних пещер. Фотография начала XX века (снимок из книги)

Первое издание «Воспоминаний» богато иллюстрировано. В книге сказано, что использованные в ней редкие фотоматериалы были с трудом, по крупицам собраны братией Лавры. Часть из них имела ветхое состояние, что отразилось на качестве отпечатков. Но ценность фотографий — бесспорна. Здесь, например, можно увидеть мощи святителя Павла, митрополита Тобольского — насколько лицо святителя хорошо сохранилось. И другие раритетные снимки.

***

Предлагаемый отрывок книги повествует о том, как проходила подготовка к Великому посту в великой, славящейся на весь православный мир Лавре. Также здесь содержится интересный рассказ о «состязании» лаврских хоров — митрополичьего и великоцерковного. Когда последний, исполнив «На реках Вавилонских» лаврского распева, бесспорно, выиграл…

Кстати, знаменитый лаврский распев можно услышать и сегодня. Его возродили с возобновлением монашеской жизни в Лавре, и сейчас он звучит в здешних монастырских храмах. А еще так, как описано в книге проф.Никодимова, исполняют «На реках Вавилонских» за богослужением и в Киевском Троицком Ионинском монастыре…

Итак…

ГЛАВА 3 «ЛАВРСКИЕ БОГОСЛУЖЕНИЯ»

(Печатается в сокращении)

…Особой умилительностью отличались богослужения в Лавре в Великом посту. В Прощеное воскресенье (перед началом Великого поста) в Лавре совершался трогательный обряд «прощания». В обед подавались последние блины, заговлялись (у кого было) маслом, творогом и до вечерни отдыхали перед длинным периодом поста, молитвы, строгого воздержания.

Вход в Ближние Пещеры. Хромолитография В.Тимма, 1859 г.

Вход в Ближние Пещеры. Хромолитография В.Тимма, 1859 г.

Как всегда, в четыре часа вечера звонили к вечерне. Служба происходила во всех храмах при большом стечении молящихся. В конце ее все духовенство и монахи прощались друг с другом и народом. Земными поклонами и троекратным лобызанием со словами «Прости, брат, мне» или «Прости мне, отче» выражали желание загладить грехи перед своим ближним. Кончалась служба. Народ расходился, прощаясь с Лаврой на целую неделю, так как вход в эти дни в Лавру был строго воспрещен, и все ворота Лавры, начиная с шести часов вечера прощеного воскресенья и до четырех часов субботы первой недели Великого поста, оставались закрытыми. Таков был завет основателей Лавры.

Тем временем вся братия собиралась в трапезную, чтобы последний раз вкусить горячую пищу

Скромный ужин на этот раз дополнялся разукрашенной и нарезанной тоненькими ломтиками редькой. Это блюдо, думаю, символизирующее начало воздержания в пище, всегда вызывало веселое оживление и искреннее удовольствие среди мальчиков-канонархов, которые, как члены братии, присутствовали на трапезе.

Братия Лавры

После окончания трапезы, около семи часов вечера, раскрывалась стеклянная арка, соединяющая собственно трапезную с храмом. Все монахи облачались в мантии. Митрополичий хор выстраивался с левой стороны посредине церкви. Начальствующая братия, то есть члены Духовного Собора Лавры, наместник, начальники ведомств, архимандриты, игумены, старшие иеромонахи становились в ряд в центре храма. К ним поочередно подходила вся братия Лавры — несколько сот человек. Тихо, бесшумно опускались иноки друг перед другом и со словами «Прости мне, отче» троекратно лобызали друг друга.

Полумрак храма сгущался, свечи таинственно мерцали, раздавалось хватающее за душу пение в тоскливых, иногда грозных тонах церковного песнопения: «Седе Адам прямо Рая...» Сотни бесшумно опускающихся ниц монашествующих в мантиях и клобуках составляли незабываемую картину. После окончания обряда прощания все в безмолвии расходились по домам, чтобы после полуночи возобновить усердную молитву.

В Великий пост праздничные в ризах иконы вынимались и заменялись иными, исполненными в темных, траурных тонах. Облачения одевались также траурные, то есть фиолетовые, иногда черные с серебром.

Вид Великой Успенской церкви с великой колокольни

Вид Великой Успенской церкви с великой колокольни

Раздавался протяжный звон постного колокола, вызывавший в душе печаль и наводящий на размышления. Зато в Пасху ежедневно в течение светлой недели с утра (после поздней литургии) и до вечерни каждые пятнадцать минут (по звону лаврских курантов) раздавался красный звон во все лаврские колокола.

Лаврское церковное пение хорошо известно любителям духовной музыки

Мелодии, которые лежат в основе этих напевов, насчитывают не одну сотню лет. Они создавались постепенно в течение всей истории Лавры. Я был близко знаком со знатоком и гармонизатором лаврских напевов иеромонахом, а впоследствии игуменом и архимандритом Флавианом. Он всей душой отдавался своему любимому делу. У него в келье хранился старинный лаврский обиход, написанный в старом альтовом ключе, причем ноты изображены были в виде квадратиков. Отец Флавиан очень любил показывать этот обиход посетителям и давал весьма интересные пояснения, как из старинной ведущей мелодии, написанной для одного голоса, в которой, однако, уже скрывалась вся художественная полнота лаврских напевов, под пером опытного чуткого гармонизатора вырастала дивная многоголосая гармония лаврского хора.

И должно признать, что обработка лаврских мелодий о.Флавианом действительно производилась с большой бережностью и стремлением сохранить точность и своеобразие старинных напевов. Это, однако, сделать было не так легко. В лаврских напевах чрезвычайно много особенностей, и правильно передать оригинальность мелодии было задачей нелегкой. Когда слушаешь эти распевы, то реально ощущаешь их мощь и величие. Они многогранны: в них чувствуются и беспредельность и раздолье украинских вольных степей, и грусть и тоска мятежной кающейся души, и величие религиозных настроений, и хоралы торжества победы духа над материей, и звуки народных песен. Все это слилось в одну стройную, подкупающую своей художественной простотой, строгой гармонией и величием прекрасную мелодию.

Для подобных мелодий был нужен и своеобразный по своей конструкции хор…

Именно, такой хор, в родной для которого среде веками создавались эти мелодии. Таков был лаврский великоцерковный хор. Он состоял из теноров (первых и вторых), басов (первых и вторых октав) и альтов-канонархов. Появление в лаврском хоре последних относится к весьма древнему времени и объясняется следующим обстоятельством: в старину, когда книгопечатания еще не существовало, книга представляла собой большую редкость. На клиросе, в котором числилось около семидесяти певчих, имелся один рукописный экземпляр текста песнопений. Совершенно понятно, что написанный не всегда разборчиво он читался с трудом. Если учесть, что в прежние времена храмы освещались исключительно восковыми свечами, становится понятным, что по одной книге столь большой хор петь был не в состоянии. Для облегчения певчих один из них, обыкновенно тенор, а впоследствии альт, на высокой ноте в тональности пения читал нараспев или, вернее, речитативом слова песнопения, соответствующие одному стиху или одной музыкальной фразе. Немедленно вслед за этим весь хор повторял прочитанное. Таким образом исполнялось все песнопение, причем канонарх, несмотря на изменение тональности песнопения, не модулировал, не изменял первоначального тона и только в заключительном стихе заканчивал повышением голоса.

Общий вид Лавры со стороны Дальних пещер. Фотография начала XX века

Общий вид Лавры со стороны Дальних пещер. Фотография начала XX века

С распространением печатных книг смысл такого канонаршества в значительной степени был утрачен, но традиция осталась. Теперь канонарх не только канонаршил, но и участвовал в хоре в качестве альта. Голоса у канонархов были сильные и звонкие и на фоне гармонии мужского хора очень выделялись. На большой хор бывало достаточно одного-двух канонархов. На оба клироса (или, как монахи называли, «крылоса») Великой церкви по штату числилось двенадцать канонархов, однако фактически состояло сначала восемь, а затем шесть, причем они в обычные службы чередовались. На Ближних Пещерах в мое время оставалось всего два канонарха, а на Дальних Пещерах они были и вовсе упразднены. В период немецкой оккупации после реставрации Лавры в хоре принимал участие всего один канонарх.

Некоторым любителям более изысканного церковного пения не нравились лаврские распевы, не нравился и лаврский хор, но большинство богомольцев и слушателей были очарованы этим пением, поддавались гипнозу его чудесной гармонии, и память о нем оставалась у них навсегда. В большинстве лаврских церквей исполнялись именно эти лаврские распевы, хотя в небольшом составе и без канонархов они звучали не так выразительно.

Хор, в котором процветали мелодии нового стиля, был хор митрополичий. Это был также великолепный хор, возглавляемый весьма опытным регентом и композитором иеромонахом Иадором (именно под этим именем широко известны его произведения). В исполнении этого хора чувствовались влияния новой музыки, мелодии в стиле Веделя, Архангельского, Бортнянского. Сообразно с выполняемыми номерами и хор был построен по типу четырехголосного с дискантами и альтами, мальчиками.

Как-то раз митрополит Антоний организовал интересный концерт

В котором попеременно принимали участие и митрополичий, и великоцерковный хоры. Этот концерт вылился в своеобразное соревнование двух разных по типу и по исполнению вокальных ансамблей и окончился триумфом лаврского великоцерковного хора.

Сначала выступал митрополичий хор с какой-то очень трудной, замысловатой гармоничной мелодией. В ней было много чисто светской романтики и нежности. Бесспорно, исполнение и само музыкальное произведение произвели на слушателей большое художественное впечатление.

Замерли последние мелодичные кадансы. На смену зазвучал великоцерковный хор. Он исполнял с участием «уставщика» и канонарха, по всем правилам и традициям лаврских клиросов, «На реках Вавилонских».

Фрагмент Нотного обихода Лавры 1912 г. «На реках вавилонских»

Фрагмент Нотного обихода Лавры 1912 г. «На реках вавилонских»

Сначала вступал мощный и низкий бас, который пел соло слова «На реках Вавилонских». На высокой ноте в тональности песнопения канонарх подхватывал «тамо седохом и плакохом». Вслед за этим раздавалось могучее величественное пение двух, соединенных в один хор клиросов, которые повторяли произнесенные канонархом слова. Содержание как нельзя лучше гармонировало с мелодией, а исполнение было выше похвал. Тоска по потерянной родине, безмерная грусть и стенания сменялись торжественными хоралами гордости и любви к отечеству.

Конечно, тонкие нюансы сложных мелодий, быть может, были менее доступными для подобного хора и едва ли были бы исполнены так, как это сделал бы митрополичий хор. Однако лаврские мелодии выковывались на протяжении веков именно для подобного хора; они создавались в среде именно этого хора, и здесь и распевы, и сам хор как нельзя лучше соответствовали друг другу. А акустика и настроения Великого собора дополняли впечатление.

В некоторых местах песнопений мелодия разрасталась как бы в море звуков, на которые набегали все новые и новые волны; силу ее можно было ощутить лишь благодаря великолепному резонансу Великой церкви. Часто хор давал только «звуковые толчки», а заканчивала гармонию акустика. Благодаря этой же акустике иногда на правом клиросе пело всего пять-шесть монахов, а получалось впечатление полного большого хора. На правом клиросе Великой церкви пел иеродиакон, а потом иеромонах Иерадион. Он обладал необыкновенным громыхающим басом. В тех местах песнопений, где именно нужно было дать упомянутые «акустические толчки» под своды Великого собора, он испускал потрясающей силы рыкающие звуки, которые долго колебали и сотрясали воздух храма.

…А звуки лились, разливались, заполняли все уголки храма Благовещения, где проходил концерт. Они проникали глубоко в душу и оставались в памяти навсегда, то могучие и сильные, как шквал, как ураган протестующей души, то обессиленные, нежные и тихие и всегда льющиеся, беспрерывные. Точно исполнителем мелодии был не хор, а какой-то мощный орган, умеющий однако передать все сложные модуляции человеческого голоса.

Хотя акустика Благовещенского храма и ослабляла силу впечатления, но успех великоцерковному хору был обеспечен. Многоголосное «ах» раздавалось, когда замирали последние звуки песнопения.

***

Читать больше: http://co6op.narod.ru/txt/lavra/k03.html


Код для вставки у блог / сайт

Переглянути анонс

Готовимся к Великому посту. Как это происходило в Киево-Печерской Лавре… 100 лет назад

Как молились, как прощались, как пели и служили — по удивительным воспоминаниям проф.Никодимова из его уже известной книги.



Рубрики: Публікації | Історія в деталях |

3730 переглядів / Коментарів: 0

Теги: Готовимся к Великому посту | церковное пение | Киево-Печерская Лавра | Великий пост |
Додати свій коментар

Версія для друкуВерсія для друку

Корисна стаття?

Post new comment

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.


Попередні матеріали
Також у розділі

Цікаві статті








 

Шукайте нас у соціальних мережах та приєднуйтеся!

facebook twitter

vk

раскрутка и продвижение сайтов Ми в ЖЖ:  pvu1

Add to Google - додати в iGoogle

Ми на 


Православіє в Україні

Усе про життя Української Православної Церкви

добавить на Яндекс



© Усi права на матерiали, що опублiкованi на сайтi, захищенi згiдно з українським та мiжнародним законодавством про авторськi права. У разi використання текстiв з сайту в друкованих та електронних ЗМI посилання на «Православіє в Україні» обов`язкове, при використаннi матерiалiв в Iнтернетi обов`язкове гiперпосилання на 2010.orthodoxy.org.ua. Адреса електронної пошти редакцiї: info@orthodoxy.org.ua

    Рейтинг@Mail.ru