Партнери




    Вхід на сайт   >>
Розгорнути меню

підписати
відписати
  



Головна » Наші статті » Інтерв’ю
«Будем жить!», или История о том, как 17-летней девушке пришлось стать «ночной ведьмой»
02 December 2011 18:03
Тамара Рябкова

ОТ РЕДАКЦИИ. Героиня статьи — человек необыкновенный, человек советской эпохи — честный и преданный своему делу. Она верит в судьбу и, похоже, не понимает, Кто ее вел и Кто хранил всю трудную и долгую жизнь. Спросить ее о Боге не получилось — не та была ситуация, но, судя по отсутствию в доме даже малейшей иконки, говорить было бесполезно. Хотя, кто знает… Люди военного поколения — это вообще удивительный народ, а то, что они не знают Бога — не вина их, а беда.

В своей почти 90-летней жизни Клавдия Емельяновна Левченко отмечала много замечательных праздников. Самый большой из них, конечно – Великая Победа. Но она прибавила к списку еще один – Международный день инвалидов, который мир отмечает 3 декабря. Поздравим же и мы Клавдию Емельяновну – простым рассказом о ней хотя бы для близких, тех – кто живет с ней рядом, и не знает –  какой судьбы этот человек.

…Говорят, у войны – не женское лицо. Все правильно: призвание жены, матери, дочери – не убивать, а радовать детьми, окружать близких сердечной заботой. Как говорили юные герои фильма «В бой идут одни старики», ненависть разрушает, созидает только любовь.

Но если – война? Если все, что мило и дорого сердцу, уже разрушено? Если под угрозой жизни – сама великая Родина?

Трудно все это понять нам, войну не видевшим, да еще пережившим разрушительную «перестройку». А Клавдии Левченко во время Великой Отечественной исполнилось всего 17. Мой сын сейчас уже старше, но я не могу представить его на фронте. А тут – юное хрупкое создание, добровольцем вызвавшееся воевать. Да еще где? Пилотом летающего ночного бомбардировщика!

Как доброй мирной девушке пришлось стать «ночной ведьмой»?

Об этом – интервью с Клавдией Емельяновной Левченко, участницей Великой Отечественной войны, инвалидом первой группы по ранению, пилотом «деревянного» ПО-2, то бишь «кукурузника», выполнявшего ночные бомбардировки морских сил противника. Удивительной женщиной, каких теперь, уверена, уже нет, и не скоро, наверное, появятся. Но прежде – небольшое предисловие.

 «В спасенной стране мы сегодня чужие»

В дни празднования годовщины освобождения Киева и Украины от фашистов о ветеранах Великой Отечественной войны, или, как их еще некоторые называют – Второй мировой – писали много, но однообразно. Журналистов, увы, чаще интересовал негатив, направленный на дискредитацию времени и власти. В погоне за ним коллеги забывали «о сути вопроса» – зачем и как воевали наши деды и прадеды? Что и кого они защищали? И – от кого? Послушаешь иной рассказ о ветеране по ТV и напрашивается вопрос, к которому подводят авторы передачи: ну, и чего вы, собственно, добились? Страны, которую вы защищали, нет. Собственно, и однополчане ваши погибли зря…

А еще любят проводить аналогию, сравнивать жизнь наших ветеранов с райским существованием защитников отечества за рубежом. C каким нетерпением ожидали мы выпуска новостей на «Интере», в котором журналисты должны были поведать об удивительной судьбе ветерана ВОВ Клавдии Емельяновны Левченко! О ней можно было не передачу – хорошее документальное кино подготовить. Ведь говорили журналисты с ней долго, рассказывала она проникновенно, искренне, всю душу перед гостями открыла.

Увы, в кратком ролике воскресных итоговых новостей Клавдия Емельяновна понадобилась авторам телепередачи лишь как пример для сравнения: как плохо живут ветераны войны у нас, и как хорошо – «у них», то бишь в Израиле. Будто это – для кого-то новость. Будто мы не знаем, почему так сложилось. А ведь оставшиеся в живых фронтовики и родственники Клавдии Емельяновны, да и она сама, ждали рассказ о ее судьбе, на котором можно и нужно учиться жизни нашему духовно расслабленному поколению.

Так совпало, что мы с Петром Митрофановичем Ярошем, одним из организаторов  святошинских ветеранов, в день интервью тоже были в гостях у Клавдии Емельяновны: поздравили с праздниками, послушали ее проникновенный рассказ о войне и нынешнем житье-бытье, посмотрели награды на кителе и уникальные военные фото. И решили поделиться тем, что узнали об этой удивительной женщине – вдруг на ТV спохватятся и все же выдадут «на гора» отдельную передачу! С названием, вроде такого…

«Запоминайте нас, пока не поздно, пока мы есть среди живых»    

Клавдия Емельяновна, сидя в стареньком кресле скромной двухкомнатной квартиры в Святошинском районе, принимает гостей радушно, рассказывает о своей жизни искренне. Кстати, ее любимые киногерои – поющие «Смуглянку».

«Ромео из Ташкента загрустил,

Джульетта в «кукурузнике» умчалась…»

 В свои 87 лет она, инвалид первой группы по ранению, читает стихи – свои и чужие, вспоминает цитаты, без запинки называет десятки военных дат. Она все понимает, все помнит. Причем прошлое видит много лучше, чем время нынешнее. Донская казачка, Клавдия Емельяновна, и сейчас, чувствуется, – женщина с характером. Рядом с ней – дочь Валентина, тоже пенсионерка.

Клавдия Емельяновна, в дни празднования годовщины освобождения Киева и Украины от немецко-фашистских захватчиков в столице чествовали ветеранов. Вас поздравили?

– Как раз, тут разве дождешься? Попов открытку прислал, и все.

Значит, настроение было не праздничное…

– Я лучше вам стих прочту:

«Держитесь, крепитесь, друзья фронтовые,

К нам точно уже не придет благодать,

В спасенной стране мы сегодня чужие,

И лучшего нам уже не видать»

Где воевали?

– Служила в Краснознаменном Балтийском флоте, в морской авиации. Пережила блокаду Ленинграда.

Так Вы летали? Это Вас называли «ночные ведьмы»?

– Нас, голубушка, нас. Я была пилотом, а Паша Ватутина – стрелок-радист. Летали за линию фронта, бомбили немецкие позиции. Паша держала 6 гранат на руках. Находили подводную лодку, опускались на 60 метров, и Паша сбрасывала гранаты на лодку. Затем быстро выполняли команду «Полундра!» (на морском языке это значит «убегай!»). Ведь против нас поднимали мощные «Мессеры».

«Ночными ведьмами» нас называли потому, что над морем можно было летать только ночью – днем подводные лодки могли нас сбить. А ночью мы их топим, потому что самолет легкий, деревянный, и мы летим на бреющем, тихо. На подводной лодке все выключено, лишь огонек «стоп» погасить нельзя. Вот так мы выполняли задание Родины. 

А самолет у Вас был, наверное, как в фильме «В бой идут одни старики»?

– Точно! Летали на деревянных ПО-2: одни его называли ночным бомбардировщиком, другие – «кукурузником». Смешно сегодня, правда? А фильм я очень люблю, и так мне Быкова жалко!..

19 и 20 октября 1943 года у меня было два вылета на Лютежский плацдарм. Даже оказалась в числе 2 млн. человек, которых представили к награде за освобождение Киева. Но потом сделала не то – припечатала командира нецензурно. Тогда мне было 19 лет. Так и проходила молодость.

19 лет и – война… А любить когда же? Или находили время?

– Было все, конечно, молодость берет свое (Клавдия Емельяновна что-то вспоминает, улыбается). И за ту любовь, которую мы хоть чуть-чуть позволяли себе на фронте, платили жестко. Что поделаешь – дисциплина железная. Хотя случалось всякое – люди есть люди. Был такой случай: капитан первого ранга ухаживал за Пашой Ватутиной, они договорились о встрече, но нас неожиданно переселили в другую палатку. Приходит ночью командир, трогает спящего на постели: «Паша, вставай!» А на кровати другой спит, – и хвать его за руку!

«А степная трава пахнет горечью…»

Клавдия Емельяновна, друзей на войне много было? Приходилось терять?

– Ох, доводилось, и не раз… Ленинград, с Большой земли перевезли до Нарвы, через Ладогу. Пришли морские охотники, стали грузить, на палубе могут быть только 15 человек. Вдруг – выстрел орудия, Паше Ватутиной оторвало голову. Она еще шагнула и упала, вся палуба была залита кровью. Таким было мое первое «крещение». Я знала двух девушек с таким именем, они – двоюродные сестры, однофамилицы.  

Откуда Вы родом?

– С Кантемировки, Воронежской области. Помните знаменитую Кантемировскую танковую дивизию, которую Ельцин потом разгромил? Я из интеллигентной семьи военных. Мой папа был строевой, командир полка.

Когда и как попали на фронт?

– Как большинство советских людей – добровольно. В 1942 году три ночи я провела под Кантемировским военкоматом, чтобы взяли на фронт. Тогда мне было 17, пришлось приписать еще два года. Наконец, взяли. Затем — три месяца летной школы в Гатчине, учебные полеты, в ноябре 1942 — первый боевой вылет. Прослужила с 10 июня 1942 года до самого 1945 года.

Где Вас застало известие о победе?

– В Ленинграде – там я какое-то время жила вместе с семьей брата, пока не создала свою. В тот день все плакали, кричали от радости и горя, ведь абсолютно все потеряли своих близких.

В семье у вас не было летчиков, почему Вы пошли в авиацию? Вам нравилось небо?

– Конечно, у нас в то время все хотели летать – и мальчишки, и девчонки, мы грезили небом. Это все мой «упертый» характер. Мне часто говорили, что я — невыносимая, что со мной трудно, потому что я ни в чем не видела преград и всегда достигала цели.

Что для Вас главное в жизни?

– Для меня важное, милые мои, внимание. Хоть бы кто позвонил на праздник, открытку прислал... Пока же с этим не густо. Попов, я уже говорила, открытку присылал. А для меня главным всегда было внимание ко мне друзей и старших товарищей.

Как у Вас сложилась жизнь после войны?

– Работала у дважды Героя Советского Союза Алексея Федорова, партизанского командира. Когда он был начальником политотдела на строительстве Каховской ГЭС, я была у него заместителем по комсомолу. В Каховке мне было 22 года.

С мужем Алексеем познакомились в Кантемировке, когда оба демобилизовались. В 1947 году вышла замуж, вместе прожили 54 года. Родили троих деток: двух мальчиков и девочку. Дочь пошла по моим стопам и стала инструктором по спорту, а мальчики закончили политехнический институт.

Потом пошло одно горе за другим. Младший сын, воевавший в Афганистане, вернулся инвалидом первой группы. Старший, полковник, тушил реактор в Чернобыле, пробыл там два дня и через четыре месяца умер. Нет в живых и мужа. Ухаживает дочь, есть трое внуков. Жизнь, скажу вам, — очень трудная штука, нужно испытать и победы, и поражения, но всегда оставаться человеком.

Я в жизни все делала сама: ремонтировала квартиру, машину, сама ее водила – до 84 лет. Особенно радовались дети 253-й школы, в которой я 25 лет была председателем и заместителем председателя опекунского совета. Бывало, еду по улице на своем стареньком «запорожце», дети идут со школы, встречают, бегут за машиной, руками машут: «Клавдия Емельяновна, привет!» А для меня это была самая большая радость. Когда ушла из школы, дети мне говорили: «Без Вас школа опустела». Никто уже такую работу там не проводил.

А эти фото (улыбающаяся девушка в комбинезоне)?

– Это я была чемпионкой Европы на точность приземления с парашютом. Имела 1100 прыжков. За каждый прыжок платили 4-50, а у меня – трое детей. А если совсем правду горькую сказать, так муж имел фронтовое ранение, был без ноги, и ногу у него отняли высоко. Я должна была содержать и детей, и мужа. А что делать? Вот я и прыгала. Небо нам предоставляли с четырех до восьми утра. И я успевала отпрыгать, приезжала в «Промтехмонтаж-2», где работала старшим инструктором ДОСААФ по парашютному спорту. В огромном тресте было 22 строительные организации, я готовила парашютистов, организовывала соревнования.

Еще подзарабатывала на лекциях в обществе «Знание» – было такое в наше Советское время. Вела темы «Моральный облик женщины» и «Борьба за мир». Большую работу проводила в школах: № № 253, 215, 96, 220, в интернате, девичьей гимназии. Раньше обо мне писали в газетах часто…

«Если что-то решила – умру, но сделаю»

— 3-го декабря мир отмечает День инвалида. Это и Ваш праздник…

— Сколько примазалось сегодня к нашему брату, даже стыдно говорить, что я – инвалид І-й группы. Живу скромно, вы видите, пенсия при всех моих заслугах – 2400 грн, но я не жалуюсь. Квартира кооперативная. Раньше государство обеспечивало жильем один раз, о детях думай сам. И это правильно.

— Как себя чувствуете?

— «Місцями», — как у нас говорят. Вот здесь, на плече, рана глубокая была, так впадина на всю жизнь и осталась.

— Ранение? Как это случилось?

— Немецкие лодки подбили нас над Балтикой, самолет загорелся, и я в горящей кабине тянула до берега, чтобы посадить на землю. Успела сесть без шасси – самолет взорвался, я была тяжело ранена. Наши следили за нами и меня подобрали. Но стрелок Паша Ватутина погибла. Ее двоюродная сестра, я вам рассказывала, погибла на палубе катера, — их почему-то назвали одинаково.

— На этом Ваша война закончилась?

— Нет, я снова служила. Отпросилась от демобилизации по ранению и меня послали в 260-ю отдельную морскую пехотную бригаду. Дошла до Таллина, там демобилизовалась. В Германии и Берлине не была, на Рейхстаге не расписывалась, — как некоторые стараются приписать к своим заслугам. Вообще я очень вредная по своей натуре, настырная. Если что-то решила – умру, но сделаю, если поставила задачу, не выполнить не могу.

— Может быть, это не самое страшное, ведь на «вредных» и упорных мир держится.

— Вряд ли… Люблю друзей, люблю доверять, ценю доверие руководства.

— У Вас столько наград!.. Какая из них для Вас самая дорогая?

— Орден Красной Звезды. А вот это (показывает) – два ордена Отечественной войны первой и второй степеней. Семь орденов за войну, боевые награды. Среди них – за оборону Ленинграда. Есть медали «За отвагу» и «За боевые заслуги». К слову, на ордене Красной звезды, видите, эмаль на одном лучике отбита? Это пуля в него попала, и я осталась жива. Этот орден меня спас.

— Как это случилось? Разве Вы награды на себе носили?

— А как же! Тогда надевали их не по праздникам, как сейчас, а все время, ведь оставлять ордена и медали было негде: просыпались в одном месте, спать ложились, бывало, за сотни километров от того населенного пункта, где были утром. Награды всегда были на мундире.

— Ваше звание?

— Лейтенант, но меня трижды разжаловали – за «хороший» характер. Звание при мне оставили, но и на повышение не представляли.

«Не верьте, будто мертвые не слышат, когда о них живые говорят!»

— А какую песню любите больше всего?

— «Мне кажется, порою, что солдаты…», — Клавдия Емельяновна запинается на миг от подкатившего комка к горлу, замирает, сдерживает рыдание и потихонечку поет:

 «… С кровавых не пришедшие полей,

Не в землю нашу полегли когда-то,

А превратились в белых журавлей…»

 Пока она пела, мы сидели, опустив головы. До того стыдно было за наше время, жалко погибших, да и ныне живых ветеранов – тоже…

«А в том строю есть промежуток малый,

Быть может, это место для меня?»

 На последних словах Клавдия Емельяновна затихает совсем. Но еще минута, и она уже иронизирует над слабостями. И снова читает стихи – свои и чужие. В них она вкладывает «соль жизни»  — все, что должно быть в ней главным.

 «И будет так, необратимо будет

На сцену выйдет в орденах старик –

Последний на планете фронтовик.

И тот уйдет, участник битвы грозной,

С букетом роз и маков полевых,

Запоминайте нас, пока не поздно,

Пока мы есть среди живых»

— Вы и стихи сами пишете?

— Пишу. Есть подполковник, с которым мы вместе сочиняем, но он не любит, чтобы о нем говорили. Почитать? Да нет, они уже не в стиле времени. Я лучше вам другое почитаю:

«А ты бы лег на пулемет, если бы выпал твой черед?

А ты бы смог, как мой комбат, под танк – со связкою гранат?

А если бы пришла беда – зажать зубами провода,

пройти по горло в полынье, как шли солдаты на войне,  

и, Родину как Мать любя, не сдаться в плен, взорвать себя?!»

 В завершение беседы Клавдия Яковлевна прочитала нам стих о старике-ветеране, упавшем на улице, до которого окружающим не было дела.


Код для вставки у блог / сайт

Переглянути анонс

«Будем жить!», или История о том, как 17-летней девушке пришлось стать «ночной ведьмой»

В своей почти 90-летней жизни Клавдия Емельяновна Левченко отмечала много праздников. Самый большой из них, конечно, – Великая Победа. Но она прибавила к списку еще один – Международный день инвалидов, который мир отмечает 3 декабря…



Рубрики: Публікації | Інтерв’ю |

3496 переглядів / Коментарів: 0


Додати свій коментар

Версія для друкуВерсія для друку

Корисна стаття?

Post new comment

The content of this field is kept private and will not be shown publicly.
CAPTCHA
This question is for testing whether you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.


Попередні матеріали
Також у розділі
Статті цього автора


Найцікавіше з архівів сайту



Цікаві статті








 

Шукайте нас у соціальних мережах та приєднуйтеся!

facebook twitter

vk

раскрутка и продвижение сайтов Ми в ЖЖ:  pvu1

Add to Google - додати в iGoogle

Ми на 


Православіє в Україні

Усе про життя Української Православної Церкви

добавить на Яндекс



© Усi права на матерiали, що опублiкованi на сайтi, захищенi згiдно з українським та мiжнародним законодавством про авторськi права. У разi використання текстiв з сайту в друкованих та електронних ЗМI посилання на «Православіє в Україні» обов`язкове, при використаннi матерiалiв в Iнтернетi обов`язкове гiперпосилання на 2010.orthodoxy.org.ua. Адреса електронної пошти редакцiї: info@orthodoxy.org.ua

    Рейтинг@Mail.ru